На главную
Содержание

ЯДРО-ЯЙЦЕЖИВОРОЖДЕНИЕ

ЯДРО СЕЧЕНИЯ в сопротивлении материалов, область вокруг центра тяжести поперечного сечения стержня, ограниченная замкнутым контуром и обладающая тем свойством, что продольная сила, приложенная к любой её точке, вызывает в сечении напряженияодного знака (см. Внецентренное растяжение-сжатие). Форма И размеры Я. с. определяются формой и размерами поперечного сечения стержня. Определение Я. с. ссобенно важно при расчёте стержней из материала, обладающего различной прочностью при растяжении и сжатии.

ЯДРЫШКО, нуклеоль, плотное преломляющее свет тельце внутри клеточного ядра эукариотных организмов; состоит в основном из комплексов рибону-клеиновых кислот с белками - рибону-клеопротеидов (РНП). Число Я. 1-3 (см. вклейку к стр. 321, фигуры 2-4); реже их много, напр., в ядрах ряда простейших (амёб, раковинных корненожек, фигура 9) или в ядрах растущих яйцеклеток нек-рых позвоночных животных (т.н. краевые Я.). Иногда Я. состоят из двух поразному окрашивающихся частей (т. н. амфинуклеолы, фигуры 5, 6). Морфология Я. зависит от функционального состояния Клетки. При митозе Я. обычно распадается (исключение - Я. мн. простейших). В телофазе митоза Я. вновь формируется на спец. участках определённых хромосом - т. н. ядрышковых организаторах, в к-рых локализуются гены, кодирующие рибосомную рибонуклеиновую к-ту (рРНК). Множественные краевые Я. яйцеклеток прямо с хромосомами не связаны; они образуются на внехромосомных копиях рибосомального гена, предварительно синтезированных на ядрышковом организаторе.

С помощью электронной микроскопии в Я. различимы: нити внутриядрышкового хроматина, содержащие ДНК и соответствующие либо самому ядрышковому организатору, либо его внехромосомным копиям; зона фибрилл РНП толщиной 5-10 им и зона гранул РНП размером 15-20 нм (обычно на периферии Я.). На генах внутриядрышкового хроматина синтезируются молекулы прерибосомной РНК с константой седиментации 45 S, локализованные в фибриллярной зоне Я. Эти молекулы далее распадаются на молекулы рРНК с константами седиментации 18 S и 28 S, к-рые, соединяясь с белками, свёртываются в гранулы - предшественники соответственно малой и большой субъсдиниц рибосом. Гранулы отделяются от Я. и через поры ядерной оболочки "поступают в цитоплазму, где происходит сборка рибосом.

Лит.: В u s с h Н., S m e t a n а К., The nucleolus, N. Y.- L., 1970; См. также лит. при ст. Ядро. И. Б. Райков.

ЯДЫ, вещества, способные при воздействии на живой организм вызвать резкое нарушение нормальной его жизнедеятельности - отравление или смерть. Отнесение тех или иных веществ к Я. условно, т. к. токсичность многих из них определяется обстоятельствами или способом введения в организм. Действие Я. обусловлено их хим. реакциями с веществами, входящими в состав клеток и тканей организма, а также принимающими участие в тканевом обмене (напр., при отравлении синильной кислотой). Сила и характер действия Я. зависят от их хим. структуры, физико-хим. свойств, структурных и функц. особенностей организма, что обусловливает избират. токсичность Я. по отношению к отд. видам животных или растений, а также "сродство" ("тропность") к определённым системам или органам (напр., нейротропные Я., поражающие преим. нервную систему). По происхождению Я. делят на растительные (см. Ядовитые растения), животные (см. Ядовитые животные), минеральные и продукты хим. синтеза (яды промышленные, пестициды). Я. проникают в организм человека гл. обр. через пищеварит. (см. Пищевые отравления) и дыхат. органы; из организма выделяются почками, кишечником, лёгкими и др. Изучением действия Я. занимается токсикология. См. также Антидоты.

Лит. см. при ст. Токсикология, Токсины.

ЯДЫ КАТАЛИТИЧЕСКИЕ, см. Каталитические яды.

ЯДЫ ПРОМЫШЛЕННЫЕ, я д ы п р офессиональные, яды производственные, хим. соединения, используемые в пром-сти и оказывающие вредное действие на организм человека. При несоблюдении правил техники безопасности я гигиены труда ядовитыми могут быть различные виды сырья, а также промежуточные, побочные или конечные продукты произ-ва; чаще возникают хронич. отравления. Нек-рые Я. п. вызывают поражения плода, оказывают вредное влияние на потомство (см. Тератогенез, Мутагенез), являются канцерогенными веществами.

Профилактика отравлений Я. п.: исключение из производств, процесса высокотоксичных Я. п., замена их менее токсичными; обеспечение непрерывности технологич. процесса, герметичности аппаратов и коммуникаций; рациональная планировка рабочих мест ("чистые" и "грязные" зоны); эффективная вентиляция; уменьшение длительности контакта с Я. п.; индивидуальные средства защиты (одежда, противогазы, респираторы, защитные пасты и др.); периодич. мед. осмотры; профилактич. питание и медикаментозная профилактика (ингалятории и др.); установление предельно-допустимых концентраций (ПДК) вредных газов, паров и аэрозолей в воздухе рабочей зоны. См. также Отравление, Профессиональные болезни, Профессиональные вредности.

Лит.: Вопросы гигиенического нормирования при изучении отдалённых последствий воздействия промышленных веществ, М., 1972; Саноцкий И. В., Уланова И. П., Критерии вредности в гигиене и токсикологии при оценке опасности химических соединений, М., 1975.

И. В. Саноцкий.

ЯЁИ КУЛЬТУРА, археол. культура эпохи неолита - раннего жел. века в Японии. Назв. по находкам на одноим. улице в Токио. Я. к. занесена переселенцами из Юж. Кореи, но впитала мн. элементы местной неолитич. культуры дэёмон. Делится на 3 этапа. Характерные памятники раннего этапа (5-2 вв. до н. э., неолит) на о-вах Кюсю, Сикоку, в юж. части Хонсю - стоянки у заливных рисовых полей, амбары на сваях, погребения в кам. ящиках, полированные кам. орудия, крупные сосуды. Средний этап (1 в. до н. э. - 1 в. н. э., энеолит) представлен 2 локальными вариантами: на о. Кюсю - погребения в глиняных урнах, под дольменами, с бронз, оружием (корейского происхождения), бронз, кит. зеркалами, гладкостенной керамикой; на о-вах Хонсю и Сикоку - крупные стоянки, погребения в кам. ящиках с бронз, колоколами-дотаку, керамика с гребенчатым штампом. Множество кам. полированных орудий, появляются железные. В нач. жел. века (2-4 вв., поздний этап) Я. к. распространяется по всей Японии (кроме о. Хоккайдо) - с.-х. поселения с наземными жилищами, курганы, бронз. и жел. изделия местного произ-ва, гладкостенная керамика. Влияние цивилизаций Китая и Кореи на Я. к. способствовало смене кам. века непосредственно железным, минуя эпоху бронзы.

Лит.: Воробьев М. В., Древняя Япония, М., 1958. М. В. Воробьёв.

ЯЗВА (ulcus), дефект кожи или слизистой оболочки, возникающий в результате омертвения ткани; часто характеризуется хронич. течением без наклонности к заживлению (напр., трофич. Я. кожи). Причиной образования Я. могут быть длительное механич. (трение, давление), температурное, хим. и др. воздействие на ткани, нарушения нервной трофики, специфич. и неспецифич. инфекции (туберкулёз, сифилис, проказа, брюшной тиф и др.), распад опухоли и т. д. Возникновению Я. способствуют нарушения обмена веществ (напр., сахарный диабет), хронич. интоксикации, витаминная недостаточность, эндокринные нарушения, истощение организма. Я. имеют различную форму (круглую, овальную, звёздчатую), глубину и величину. Дно Я. может быть покрыто грануляциями, гнойным налётом, омертвевшей тканью. Глубоко проникающие язвы опасны разрушением стенок кровеносных сосудов и возникновением кровотечений. При благоприятном течении с преобладанием явлений репаративной регенерации наступает рубцевание Я. В последующем возможны рецидивы. Лечение направлено на осн. заболевание. Местно применяют различные мази, повязки, физиотерапевтич. процедуры. В случаях упорного течения - хирургич. операция. О Я. на слизистых оболочках желудочно-кишечного тракта см. ст. Язвенная болезнь, Язвенный колит неспецифический. Р. Б. Кавтеладзе.

ЯЗВА ТРОФИЧЕСКАЯ, образуется вследствие нарушений трофики нервной, приводящих к возникновению очага некроза (омертвения) тканей. Наблюдается при заболеваниях и повреждениях спинного мозга и периферич. нервов (напр., на стопе при поражении седалищного нерва). Характеризуется быстрым прогрессированием язвенно-некротич. процесса и упорным течением. В широком смысле Я. т. называют язвы любого происхождения (вследствие местного нарушения кровообращения, напр, при варикозном расширении вен ниж. конечностей, травм и др. причин) при длит, течении заболевания, т. к. вторично возникают местные воспалит., рубцовые и др. изменения мелких нервных веточек. Лечение определяется характером осн. заболевания; местно применяют мазевые повязки, физиотерапевтич. процедуры.

ЯЗВЕННАЯ БОЛЕЗНЬ желудкаи двенадцатиперстной ки шк и, хронич. заболевание человека, характеризующееся образованием язвенных дефектов в стенке желудка и (или) Двенадцатиперстной кишки. Выделена в самостоят, нозологич. (см. Нозология) форму в 1829 франц. врачом Ж. Крювелье. Наблюдается в любом возрасте, но чаще- у мужчин 25-50 лет. Общепринятой теории, к-рая объяснила бы все особенности возникновения Я. б., нет. Мн. исследователи рассматривают язву желудка и язву двенадцатиперстной кишки как 2 различных заболевания. По наиболее распространённой теории язва возникает вследствие переваривающего действия желудочного сока на слизистую оболочку (пептическая язва), к-рое обусловлено повышением активности сока или снижением устойчивости участков слизистой оболочки к его действию. При Я. б. у большинства больных продукция желудочного сока и его кислотность увеличины; повышен и тонус блуждающего нерва, регулирующего желудочную секрецию. Важную роль в происхождении Я. б. играют наследственность, нарушения рационального режима питания, злоупотребление острой пищей, алкоголем, курение, нервно-психич. перенапряжение. В нек-рых случаях развитию Я. б. предшествует гастрит. Как правило, язвы располагаются в нач. части двенадцатиперстной кишки или по малой кривизне желудка в области его привратника, имеют круглую или овальную форму и размеры от неск. мм до 5-6 см в диаметре. Чаще у больного Я. б. имеется одна язва, но иногда наблюдаются две язвы одновременно (в т. ч. одна - в желудке и одна - в двенадцатиперстной кишке).

Осн. жалоба при Я. б.- периодич. боль в подложечной области, связанная с приёмом пищи: в одних случаях она возникает через полчаса - час после еды, в других - через 2-4 ч после еды или натощак ("голодная боль", к-рая проходит после приёма пищи). Боль сопровождается изжогой, к-рая снимается приёмом питьевой соды; возможны тошнота, рвота, запоры. Иногда Я. б. длительно протекает бессимптомно. Характерна периодичность в течении болезни: чередование периодов обострений (чаще - весной и осенью) и ремиссий.

Осложнением Я. б. является проникновение (пеиетрация) язвы в окружающие органы - поджелудочную железу, печень, жёлчный пузырь или жёлчные протоки. При разрушении язвенным процессом всей толщи стенки желудка или кишки наступает прободение (перфорация) язвы в брюшную полость, сопровождающееся острой ("кинжальной") болью в животе и развитием перитонита. Др. опасное осложнение - язвенное кровотечение вследствие разрушения стенки сосуда в зоне язвы, проявляющееся внезапной слабостью, обмороком, кровавой рвотой ("кофейной гущей"), жидким тёмным (дёгтеобразным) стулом, острой анемией. При хронич. многолетних язвах наблюдается интенсивное разрастание плотной рубцовой ткани по их краям; при обычной локализации язвы это может вести к рубцовому стенозу с нарушением эвакуации пищи из желудка. Иногда язва желудка перерождается в рак. В распознавании Я. б. важная роль принадлежит рентгенологич. исследованию с контрастированием бариевой взвесью, выявляющему как язвенный дефект ("нишу") на контуре или рельефе органа, так и косвенные признаки язвы, и эндоскопии, к-рая позволяет визуально изучить состояние слизистой оболочки, установить расположение и характер язвы, провести биопсию. Лечение Я. б. зависит от стадии заболевания и проводится комплексно: диета; режим; применение лекарств, снижающих желудочную секрецию, нейтрализующих желудочный сок (щелочные смеси и др. - при повыш. кислотности желудочного сока), стимулирующих процессы заживления, обволакивающих, спазмолитич. и успокаивающих средств; физиотерапия; санаторно-курортное лечение. Больные Я. б. подлежат диспансеризации. При хронич. язвах, не поддающихся терапии, и при осложнениях Я. б. применяют хирургич. лечение: резекцию 2/з желудка, обеспечивающую стойкое снижение секреции, или т. н. органосохраняющие операции (локальное иссечение язвы, экономная резекция желудка), к-рые дополняют пересечением ветвей блуждающих нервов (ваготомия) для снижения секреторной функции. Профилактика: рациональный диетич. режим (см. Питание), отказ от курения, злоупотребления алкоголем, своеврем. лечение гастрита.

Лит.: Левин Г. Л., Язвенная болезнь, М., 1970; Болезни органов пищеварения, 2 изд., Л., 1975. А. Г. Киссин.

ЯЗВЕННИК (Anthyllis), род растений сем. бобовых. Преим. многолетние травы или полукустарники, б. ч. с непарноперистыми листьями. Цветки жёлтые, реже красные, обычно в,густых головчатых соцветиях. Плод - невскрывающийся боб, заключённый в чашечку. Св. 50 видов, в Европе, Зап. Азии и Сев. Африке. В СССР ок. 15 видов. Я. многол и с т н ы и (A. polyphylla) - кормовое растение, растёт в Европ. части и на Кавказе по степям, сухим лугам, известняковым склонам, сосновым лесам, опушкам, залежам, пустырям, у дорог; иногда его возделывают. Все виды Я. охотно поедаются скотом, особенно овцами и козами. Я. многолистный, а также произрастающий в Зап. Европе Я. обыкновенный (A. vulneraria) местное население использует для заживления ран и язв (отсюда назв.) и как вяжущее средство. Я. горный (A. montana) разводят как декоративное.

ЯЗВЕННЫЙ КОЛИТ НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЙ, хронич. воспалительное заболевание ободочной и прямой кишок (см. Кишечник) с поражением слизистой оболочки и подслизистого слоя кишки и образованием язв. В его возникновении и развитии имеют значение стрессовые состояния, извращённые иммунные реакции организма, усиление болезнетворных свойств кишечной флоры. Воспаление может распространяться по всей слизистой оболочке толстой кишки или ограничиваться поражением отдельных её сегментов, от чего зависят проявления болезни. В острой стадии заболевания характерны понос (испражнения содержат кровь, слизь, гной), боли в животе, высокая темп-pa, тяжёлая интоксикация. Возможны осложнения: кровотечения, прободение кишки с развитием перитонита и др. При хронич. течении периоды обострений сменяются ремиссиями; при более тяжёлом поражении кишки наблюдается непрерывное течение болезни с умеренно выраженными нарушениями функции кишечника, изменениями белкового, витаминного и водно-солевого обмена.

Лечение: применение антибактериальных препаратов, средств, направленных на повышение защитных сил организма (дробное переливание крови и др.), местное воздействие на кишку с целью улучшения эпителизации (рыбий жир в клизмах и др.). В нек-рых случаях применяют хирургич. лечение (как в острой стадии, так и при хронич. течении болезни).

Лит.: Юхвидова Ж. М., Левитан М. X.. Неспецифпческий язвенный колит, М., 1969. В. Б. Александров.

ЯЗВЕННЫЙ ЛИМФАНГИТ, хронич. инфекционная болезнь однокопытных, характеризующаяся воспалением подкожных лимфатич. сосудов и образованием в толще кожи гнойных язв. Случаи Я. л. регистрируются в странах Европ. континента. Возбудитель - неподвижная палочковидная бактерия, быстро погибающая под действием обычных дезинфицир. средств. К Я. л. восприимчивы лошади, ослы, мулы. Источник возбудителя инфекции - больные животные, заражающие почву, навоз, подстилку выделениями из язв. Пути заражения - повреждения кожи, чаще в области пута задних конечностей. Болезнь начинается с опухания задних конечностей и хромоты. Затем в области пута возникают 1 или 2 узелка, после вскрытия к-рых образуются гнойные язвы. Вокруг язв появляются новые гнойные очаги, лимфатич. сосуды между ними воспаляются, развивается слоновость конечностей. Процесс может распространиться на туловище, шею, голову, иногда на лёгкие, почки и закончиться смертью. Продолжительность болезни от неск. месяцев до неск. лет.

Лечение: вскрытие гнойных очагов, обработка язв дезинфицир. растворами, внутримышечно - пенициллин. Профилактика: соблюдение зоогигиенич. правил содержания и эксплуатации животных. Больных Я. л. изолируют и лечат; помещения и упряжь дезинфицируют.

ЯЗГУЛЕМ, М а з а р д а р а, О б им а з а р, река в Горно-Бадахшанской АО Тадж. ССР, прав, приток Пянджа. Дл. 80 км, пл. басе. 1970 км2. Берёт начало из ледников на сев. склоне Язгулемского хр., течёт в глубокой долине. Питание смешанное, с преобладанием ледникового. Половодье с июня по сентябрь. Ср. расход воды в 6 км от устья 36,2 м3/сек. Ледовые явления с конца ноября по февраль.

ЯЗГУЛЕМСКИЙ ЛЕДНИК, ледник Мазардара, долинный ледник на Зап. Памире (Тадж. ССР). Расположен на сев. склоне хр. Академии Наук, в истоках р. Язгулем. Дл. (до верховьев фирновой зоны) 19,5 км, пл. 25,5 км2 (в т. ч. ок. 2 км2- мёртвый лёд). Ледник заканчивается на вые. 3600 м.

ЯЗГУЛЕМСКИЙ ХРЕБЕТ, горный хребет на Зап. Памире (Тадж. ССР), между pp. Язгулем и Бартанг. Дл. ок. 170 км. Ср. вые. 4500-6000л, наибольшая 6974 м (пик Революции). Сложен сланцами, песчаинками, известняками, гранитами. На гребне - ледники (пл. оледенения ок. 630 км2). На склонах - разреженная полупустынная и высокогорная растительность.

ЯЗГУЛЕМЦЫ, народ, живущий в Горно-Бадахшанской АО Тадж. ССР. См. Припамирские народности.

ЯЗ-ДЕПЕ, Я з - Т е п е, остатки поселения 9-4 вв. до н. э. в 34 км к С.-З. от г. Байрам-Али (Туркм. ССР). Раскопки Юж.-Туркменской экспедиции в 1954-56. Я.-Д. состояло из цитадели на сырцовой платформе (9-6 вв. до н. э., вые. до 12 м) и поселения пл. ок. 16 га. Найдены бронз, и жел. изделия, наконечники стрел, кам. ядра для пращи, керамика (первонач. лепная, в сер. 1-го тыс. до я. э. гончарная). Я.-Д.- ранний центр рабовладельч. Маргианы, где жили земледельцы и ремесленники.

Лит.: Массой М. В., Древнеземледельческая культура Маргианы, в кн.: Материалы и исследования по археологии СССР, № 73, М.- Л., 1959.

ЯЗКУЛИЕВ Баллы (р. 2.1.1930, с. Омор-Пякизе, ныне Тезе-Ёл Ильялинского р-на Ташаузской обл. Туркм. ССР), советский гос. деятель. Чл. КПСС с 1953. Род. в семье крестьянина. В 1949 окончил Ташаузский учительский ин-т, в 1952 - Чарджоуский пед. ин-т (заочно), в 1962- ВПШ при ЦК КПСС. В 1949-52 работал учителем. С 1952 на комсомольской работе, в 1957-60 1-й секретарь Ташаузского обкома ЛКСМ Туркменистана. В 1962-64 пред. Ильялинского, Ленинского райисполкомов Туркменской ССР. В 1965-73 1-й секретарь Ильялинского райкома КП Туркменистана, пред. Татпаузского облисполкома. В 1973-75 пред. респ. Совета профсоюзов Туркменистана. С 1975 пред. Сов. Мин. и мин. иностр. дел Туркм. ССР. Чл. Центр, ревизионной комиссии КПСС с 1976. Награждён 4 орденами, а также медалями.

ЯЗЪЯВАН, посёлок гор. типа, центр Ахунбабаевского р-на Ферганской обл. Узб. ССР. Расположен в 22 км к С. от ж.-д. ст. Маргилан. Хлебокомбинат. Ферганский с.-х. техникум.

ЯЗЫГИ, название одного из кочевых сарматских племён, создавшего плем. союз и расселившегося во 2 в. до н. э. в Сев. Приазовье. У Я. происходило разложение родового строя и начался процесс классообразования. Я. вместе с роксоланами воевали с Рим. империей. Зимой 69 до н. э. они вторглись в Мёзию. В след, году повторили свой набег, но были разбиты. В сер. 1 в. н. э. Я. известны между Дунаем и Тисой. Часть Я. во 2 в. н. э. поселилась в Паннонии. Остатки их в раннем средневековье смешались с другими народами Центр. Европы.

ЯЗЫК (lingua, или glossa), непарный вырост дна ротовой полости у позвоночных животных и человека. Я. рыб обрадован складкой слизистой оболочки; не имеет мускулатуры (за исключением двоякодышащих) и движется вместе со всем висцеральным скелетом благодаря движениям подъязычно-жаберного аппарата. У земноводных на верх, стороне Я. - спинке - появляются многочисленные слизистые железы. У всех наземных позвоночных развивается мускулатура Я., являющаяся производной подъязычной париетальной мускулатуры; он приобретает самостоят, подвижность и может служить для перемещения пищи внутри ротовой полости, для её захватывания, участвовать в акте глотания. У большинства видов бесхвостых земноводных Я. используется для ловли добычи. В отличие от всех др. позвоночных, у ряда земноводных свободен задний конец Я. Для ловли насекомых он выбрасывается, опрокидываясь вниз свободным задним краем. У пресмыкающихся в основании Я. лежит передний отдел подъязычного скелета - язычная кость. Я. крокодилов и черепах движется только внутри ротовой полости. Покрытый клейким секретом и очень длинный Я. хамелеонов служит для ловли насекомых. Раздвоенный на переднем конце Я. змей и нек-рых ящериц очень подвижен и используется для осязания и химического (вкусового) анализа окружающих предметов. Я, птиц также связан с язычной костью и обычно мало подвижен, но у нек-рых форм, напр. у дятлов и колибри, может выдвигаться далеко вперёд. Я. птиц покрыт ороговевшим эпителием. У попугаев имеется широкий, мясистый и подвижный Я. В целом форма Я. у птиц чрезвычайно разнообразна и связана с характером пищи (рис. 1).

У млекопитающих, благодаря редукции язычной кости и сложной мускулатуре, Я. приобретает ещё большую подвижность. У неполнозубых и нек-рых копытных он служит для захватывания пищи. У человека он стал и органом речи. В Я. млекопитающих и человека различают свободную часть - тело и кончик, или верхушку, а также корень, к-рым Я. связан с ниж. челюстью и подъязычной костью (рис. 2). На границе тела и корня, на спинке, находится слепое отверстие - заросший проток щитовидной железы. Нижняя поверхность Я. покрыта тонкой слизистой оболочкой, среди складок к-рой у корня открываются протоки слюнных желез. От сер. ниж. поверхности Я. ко дну полости рта спускается складка слизистой оболочки - уздечка. Слизистая оболочка спинки Я. толстая, частично ороговевшая, имеет различной формы сосочки: нитевидные служат для осязания, грибовидные, листовидные и валикообразные - для восприятия вкусовых раздражений (см. Вкусовые органы). Между сосочками открываются расположенные в толще слизистой оболочки серозные и слизистые железы. В слизистой оболочке верх, поверхности корня Я. имеются выступающие фолликулы, к-рые составляют в совокупности язычную миндалину. Мускулатура Я. поперечнополосатая; переплетение пучков мышц обеспечивает высокую дифференцированность движений Я. Из трёх входящих в Я. нервов подъязычный нерв - двигательный, а языкоглоточный и язычный - чувствительные, гл. обр. вкусовые. Кровоснабжение Я. осуществляется через парные язычные артерии, отток крови - по неск. венам.

Лит.: Шмальгаузен И. И., Основы сравнительной анатомии позвоночных животных, 4 изд., М., 1947; Привес М. Г., ЛысенковН.К., Бушкович В. И., Анатомия человека, 8 изд., Л., 1974.

А. С. Северное.

Патология Я. К аномалиям развития Я. относятся т. н. складчатый Я. (наличие глубоких борозд на спинке Я., в к-рых задерживаются остатки пищи, способствуя появлению эрозий и трещин); укороченная уздечка Я. (проявляется затруднением сосания у детей грудного возраста, а впоследствии нарушением речи); макроглоссия (большие размеры Я. гл. обр. за счёт чрезмерного развития мышц) и др. При нек-рых аномалиях развития Я. (макроглоссия, укороченная уздечка) - лечение оперативное. Повреждения Я. могут осложняться развитием абсцесса или флегмоны, требующих хирургич. лечения. О воспалит, изменениях Я. при различных заболеваниях см. в ст. Глоссит. При туберкулёзном и сифилитич. поражении Я. проводят специфич. и местное лечение. Среди опухолей Я. встречаются доброкачеств. (папилломы, фибромы, миомы, гемангиомы и др.) и злокачеств. (рак, саркома), лечение к-рых зависит от характера опухоли (хирургич. операция, лучевая терапия, химиотерапия). А. И. Рыбаков.

ЯЗЫК, стихийно возникшая в человеческом обществе и развивающаяся система дискретных (членораздельных) звуковых знаков (см. Знак языковой), предназначенная для целей коммуникации и способная выразить всю совокупность знаний и представлений человека о мире. Признак стихийности возникновения и развития, а также безграничности области приложения и возможностей выражения отличает Я. от т. н. искусственных, или формализованных, языков, к-рые используются в др. отраслях знаний (см. Искусственные языки, Информационные языки, Язык программирования, Информационно-поисковый язык), и от различных систем сигнализации, созданных на основе Я. (азбука Морзе, знаки уличного движения и др.). По признаку способности выражать отвлечённые формы мышления (понятие, суждение) и связанному с этой способностью свойству дискретности (внутр. членимости сообщения) Я. качественно отличается от т. н. Я. животных, представляющего собой набор сигналов, передающих реакции на ситуации и регулирующих поведение животных в определённых условиях. Сообщение животных может быть основано только на непосредств. опыте. Оно неразложимо на различит, элементы и не требует речевого ответа: реакцией на него служит определённый образ действий. Владение Я. составляет одну из важнейших черт, выделяющих человека из мира животных. Я. есть в одно и то же время условие развития и продукт человеческой культуры.

Будучи в первую очередь средством выражения и сообщения мыслей, Я. самым непосредственным образом связан с мышлением. Не случайно единицы Я. (слово, предложение) послужили основой для установления форм мышления (понятия, суждения). Связь Я. и мышления трактуется в совр. науке по-разному. Наибольшее распространение получила точка зрения, согласно к-рой мышление человека может совершаться только на базе Я., поскольку само мышление отличается от всех др. видов психич. деятельности абстрактностью (абстрактными понятиями). Вместе с тем результаты науч. наблюдений врачей, психологов, физиологов, логиков и языковедов показывают, что мышление происходит не только в абстрактно-логич. сфере, но и в ходе чувственного познания, в пределах к-рого оно осуществляется материалом образов, памяти и воображения; мышление композиторов, математиков, шахматистов и т. п. не всегда выражается в словесной форме. Начальные этапы процесса порождения речи (т. н. интенция) тесно связаны с различными невербальными (несловесными) формами мышления. По-видимому, мышление человека представляет совокупность различных типов мыслит, деятельности, постоянно сменяющих и дополняющих друг друга, а словесное мышление - лишь главный из этих типов. Поскольку Я. тесно связан со всей психич. сферой человека и выражение мыслей не составляет его единственного назначения, он не тождествен мышлению.

Связь с отвлечённым мышлением обеспечивает Я. возможность, осуществляя коммуникативную функцию, передавать любую информацию, в т. ч. общие суждения, сообщения о предметах, не присутствующих в ситуации речи, о прошлом и будущем, о фантастич. или просто не соответствующих действительности ситуациях (ср. ложные высказывания). С др. стороны, благодаря наличию в Я. знаковых единиц (слов), выражающих отвлечённые понятия, Я. определённым образом организует знания человека об объективном мире, расчленяет их и закрепляет в человеческом сознании. В этом состоит вторая осн. (после коммуникативной) функция Я.-

функция отражения действительности, т. е. формирования категорий мысли и, шире, сознания. Взаимообусловленность коммуникативной функции Я. и его связи с сознанием человека была указана К. Марксом: "Язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание и, подобно сознанию, язык возникает лишь из потребности, из настоятельной необходимости общения с другими людьми" (М арке К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 29). Наряду с двумя основными Я. выполняет ряд др. функций: номинативную (наименование объектов действительности), эстетическую (ср. эстетич. воздействие поэтич. слова), магическую (культовую, ритуально-религиозную), эмоционально-экспрессивную (выражение эмоциональных реакций), апеллятивную (воздействие на адресат) (см. Функция в языкознании).

Различаются две формы существования Я., соответствующие противопоставлению понятий "язык" и речь. Я. как система имеет характер своеобразного кода; речь является реализацией этого кода. Речь может рассматриваться в статич. аспекте - как текст, и в динамич. аспекте - как речевая деятельность, представляющая собой форму социальной активности человека. Я. обладает спец. средствами и механизмами для образования конкретных речевых сообщений. Действие этих механизмов (напр., отнесение имени к конкретному предмету) позволяет "старому" Я. прилагаться к новой действительности, создавая речевые высказывания. Как одна из форм социальной активности речь (речевая деятельность) обладает признаками сознательности (намеренности) и целенаправленности. Без соотнесения с определённой коммуникативной целью предложение не может стать фактом речи (речевого общения). Коммуникативные цели, имеющие универсальный характер, разнородны (сообщение нек-рого суждения, запрос о получении информации, побуждение адресата к действию, принятие на себя обязательства и пр.). Нек-рые действия, поступки немыслимы без речевых актов (обещание, извинение, поздравление и пр.). Речь необходимо участвует и во мн. др. видах социальной активности. Все формы лит. деятельности, пропаганда, полемика, спор, договор и др. возникли на базе Я. и осуществляются в форме речи. При участии речи происходит организация труда, а также мн. др. видов обществ, жизни людей.

Я. обладает лишь ему свойственными чертами, делающими его уникальным явлением. В той и др. форме существования Я. выделяются нац.-специфич. и универсальные признаки. К числу универсальных относятся все те свойства Я., к-рые соответствуют общечеловеческим формам мышления и видам деятельности. Универсальны и те свойства Я., к-рые позволяют ему осуществлять своё назначение (наличие различит, элементов формы и значения, дискретность), а также те его характеристики, к-рые возникают как следствие единых для всех языков закономерностей развития (напр., асимметрии в отношении формы и содержания). К числу нац.-специфических относятся конкретные особенности членения, выражения и внутренние организации значений.

Совпадение структурных черт объединяет языки в типы (ср. флективные, агглютинативные и др. языки). Близость материального инвентаря единиц, обусловленная общностью происхождения, объединяет языки в группы, или семьи (индоевропейская, тюркская и др. семьи языков). Структурная и материальная общность, сложившаяся в результате языковых контактов, объединяет языки в языковые союзы (ср. балканский языковой союз).

Знаковая природа Я. предполагает наличие в нём чувственно воспринимаемой формы - плана выражения, и нек-рого чувственно не воспринимаемого смысла - плана содержания, материализуемого при помощи этой формы. Звуковая материя (см. Звуки речи) является осн. и первичной формой выражения смысла. Существующие виды письменности (кроме иероглифической; см. Письмо) - лишь транспозиция звуковой формы в зрительно (или осязательно) воспринимаемую субстанцию. Они являются вторичной формой плана выражения. Поскольку звуковая речь развёртывается во времени, она обладает признаком линейности, к-рый обычно сохраняется и в формах письменности.

Связь между сторонами языкового знака - означающим и означаемым - произвольна: то или др. звучание не предполагает с необходимостью строго определённого значения, и наоборот. Произвольностью знака объясняется выражение в разных языках разными звуковыми комплексами одного и того же или сходного значения (ср. рус. "дом", англ, house, франц. maison). Поскольку слова родного языка вычленяют понятия, разграничивают их и закрепляют в памяти, связь между сторонами знака для носителей языка не только прочна, но и естественна, органична.

Способность соотносить звук и значение составляет существо Я. Материалистич. подход к Я. подчёркивает неразрывность связи значения и звучания и в то же время её диалектически противоречивый характер. Естественно развивающиеся языки (в отличие от искусственных кодов) допускают варьирование звуков, не связанное с изменением значения, а также изменение значения, не влекущее за собой с необходимостью варьирования звучания. В результате этого одному значению могут соответствовать разные последовательности звуков (т. н. гетерофония, см. Синонимы), и одному звучанию - разные значения (т. н. гомофония, см. Омонимы). Асимметрия в соотношении звуковой и смысловой сторон языковых знаков не препятствует коммуникации, поскольку арсенал средств, выполняющих смыслоразличит. роль, состоит не только из постоянных, образующих систему Я. единиц, но и из множества переменных, к-рыми пользуется человек в процессе выражения и понимания нек-рого содержания (порядок следования единиц Я., их синтаксич. позиция, интонация, ситуация речи, контекст, паралингвистич. средства - мимика, жесты и др.).

В большинстве языков выделяется следующий ряд звуковых единиц: фонема (или звукотип), в к-рой слиты акустич. черты (дифференциальные признаки фонемы) благодаря единству (симультанности) произношения; слог, объединяющий звуки выдыхат. толчком; ф о н ет и ч. слово, группирующее слоги под одним ударением; речевой такт, объединяющий фонетич. слова при помощи ограничит, пауз, и, наконец, фонетич. фраза, суммирующая такты единством интонации.

Наряду с системой звуковых единиц существует система знаковых (двусторонних) единиц, образуемая в большинстве языков морфемой, словом, словосочетанием и предложением. Благодаря наличию в Я. значимых единиц, различные комбинации к-рых создают высказывания, а также вследствие теоретич. неограниченности объёма предложения из конечного набора исходных элементов (словаря) может быть создано бесконечное количество сообщений.

Членение (сегментация) речи на звуковые элементы не совпадает с её членением на двусторонние (знаковые) единицы (т. н. принцип двойного членения). Различие в сегментации определяется не только тем, что слог не совпадает в части языков с морфемой, но и разной глубиной деления речи на звуковые (односторонние) и значимые (двусторонние) единицы: пределом сегментации звукового потока является звук (единица артикуляции, фонема), не обладающий собств. значением. Этим обеспечивается возможность создания огромного числа различающихся по звуковому составу значимых единиц (морфем, слов) из очень ограниченного инвентаря звуков (фонем).

Знаковый, или семиотический, характер Я. как системы предполагает, что она организована принципом различительное™ образующих её единиц. При минимальности различий звучания или значения единицы Я. образуют оппозиции по определённому признаку (см. Оппозиция в лингвистике). Противопоставленные единицы находятся между собой в парадигматических отношениях, основанных на их способности к различению в одной и той же речевой позиции. Между единицами Я. возникают также отношения по смежности, определяющиеся их способностью к сочетаемости (см. Синтагматические отношения). Парадигматич. и синтагматич. отношения соответствуют двум осн. принципам построения речи: выбору элементов для выражения нек-рого содержания и их комбинации.

Передачу информации языком можно рассматривать не только с точки зрения организации его внутр. структуры, но и под углом зрения организации его внеш. системы, т. к. жизнь Я. проявляется в общественно-типизированных формах его использования. Социальная сущность Я. обеспечивает его адекватность обществ, устройству. Функции Я. социально обусловлены.

Все виды варьирования Я., возникающие под действием внеш. факторов (временных, пространственных, социальных) и имеющие ту или иную функцию в социуме, составляют внеш. систему данного Я. в данный период времени. Общей основой и источником организации внеш. системы являются языковое состояние и языковая ситуация. Компоненты, характеризующие состояние Я., слагаются из форм существования Я. и форм их реализации (устная, письменная). К осн. формам существования Я. относят диалект (терр. и социальный) и литературный язык. Между этими крайними позициями располагаются различные типы обиходно-разг. койне и просторечие. Терр. диалект является территориально-огранич. формой существования Я. Его коммуникативная сфера замыкается бытовым общением, функционально-стилевые возможности минимальны. В донациональный период обществ, развития диалекты были осн. формой существования Я. Функционально-стилистич. дифференциация в этот период может вообще отсутствовать, но чаще всего из диалектов, оказавшихся в единой ситуации, выдвигаются какой-то диалект или диалекты на роль тех или иных функциональных стилей (см. Стиль языковой, Стилистика). Такой способ формирования функционально-стилистич. систем паз. экстенсивным. Появление наддиалектных форм, имеющих характер функционально-стилистич. образований (обиходно-разг. речь, формы речи, связанные со сферами поэзии, религ, культов, сакрально-правовых и социально-правовых отношений и т. д.), знаменует собой новый этап в развитии языковых состояний и функциональных систем. Наддиалектное состояние носит экстенсивно-интенсивный характер, поскольку оно определяется не просто набором отд. диалектов-стилей, но своеобразным сводом обобщённых форм речи (на базе диалектов), используемых в функциональных целях.

В период существования нации и нац. языка диалекты оказываются в единой ситуации с лит. языком и противостоят ему как низшие формы речи высшей. Термином "социальные диалекты" обозначают варианты речи (лексич. подсистемы), к-рые сложились в нек-рых социальных группах общества: проф. лексич. системы (язык рыболовов, охотников и т. д.), групповые, или корпоративные, жаргоны (учащихся, спортсменов, коллекционеров, солдат и т. д.), жаргоны деклассированных элементов (воровские жаргоны), условные, или тайные, языки (ремесленников, торговцев, нищих и т. д.). Социальные диалекты имеют терр. различия. Их употребление сходно с использованием функциональных стилей, однако в функциональной системе языка они занимают периферийное, а не центр, положение. Обиходно-разг. койне складываются из концентрации диалектов и выступают в качестве устной формы общения на территории, где сосуществуют неск. диалектов, или в городах (городские койне). Просторечие относится к средствам регионально-неограниченного устного общения. В нём используются нелитературные пласты лексики и нерегламентированные синтаксич. построения. В отличие от устной формы лит. языка, к просторечию прибегают только при неофиц. общении.

Лит. язык имеет ряд признаков, к-рые принципиально отличают его от др. форм существования языка: обработанность, нормироаанность, широта общественного функционирования, общеобязательность для всех членов коллектива, развитость функционально-стилистич. системы. Полнота проявления этих признаков достигается в период формирования нации, когда лит. яз. сам становится важным фактором нац. консолидации. Он является высшей формой нац. языка и противостоит в этом смысле всем др.формам существования языка, одновременно взаимодействуя с ними.

Я. возник одновременно с возникновением общества в процессе совместной трудовой деятельности первобытных людей. "...Формировавшиеся люди пришли к тому, что у них появилась потребность что-то сказать друг другу. Потребность создала себе свой орган: неразвитая гортань обезьяны медленно, но неуклонно преобразовывалась путем модуляции для все более развитой модуляции, а органы рта постепенно научились произносить один членораздельный звук за другим" (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 489). Биологич. предпосылками человеческого Я. явились сложные двигат. и звуковые формы сигнализации, существовавшие у высших животных, прежде всего антропоидных обезьян, сравнительно высокое развитие их мозга, периферич. голосового аппарата и стадный образ жизни со сложными внутристадными отношениями. В процессе перехода от животных предков к человеку, длившегося миллионы лет, на стадии питекантропов и синантропов, когда возник труд в собственном смысле слова, связанный с изготовлением орудий, начинает формироваться вторая, речевая, сигнальная система; звуки из средств выражения эмоций и инстинктов поведения постепенно становятся средством обозначения вещей, их свойств и отношений, начинают выполнять функции преднамеренного сообщения; складывается относительно устойчивая связь между представлением о предмете и ощущениями речедвигат. аппарата со слуховым образом звука. От элементарных, нечленораздельных звуковых комплексов первобытные люди - по мере усложнения процесса материального производства, общественных отношений и сознания - постепенно переходили ко всё более сложным обобщённым звуковым комплексам. Как показывают археологич. материалы, формирование членораздельной речи с её специфич. чертами происходило на стадии кроманьонца (поздний палеолит), о чём свидетельствует, в частности, строение его периферич. органов речи. Это было связано с возникновением homo sapiens и родового общества.

Возникновение членораздельной речи явилось мощным средством дальнейшего развития человека, общества и сознания. Через Я. реализуется преемственность различных поколений и ист. эпох. История каждого Я. неотделима от истории народа, владеющего им. Первоначально родо-племенные Я. по мере слияния племён и образования народностей трансформировались в Я. народностей, в дальнейшем, с образованием наций в период становления бурж. отношений, возникли единые нац. языки.

Будучи связан с мышлением и психологией человека, его жизнью и общественным сознанием, историей народов и их обычаями, отражая нац. специфику и культуру народов, являясь формой выражения для лит-ры и фольклора как видов искусства, будучи осн. источником знаний о внутр. мире людей, обладая определённой чувственно воспринимаемой формой, Я. является источником получения косв. данных для гуманитарных и естеств. наук: философии, логики, истории, этнографии, социологии, юриспруденции, психологии и психиатрии, литературоведения, информатики, семиотики, теории массовой коммуникации, физиологии мозга, акустики и др. Я. во всей совокупности образующих его аспектов является непосредств. объектом изучения языкознания.

Лит.: Маркс К., Энгельс Ф., Немецкая идеология, Соч., 2 изд., т. 3; Э нг е л ь с Ф., Диалектика природы, там же, т. 20; Ленин В. И., Философские тетради, Поли. собр. соч., 5 изд., т. 29; П о т е бн я А. А., Мысль и язык, 3 изд., Хар., 1913; его же, Из записок по русской грамматике, т. 1-2, М., 1958; Сепир Э., Язык, пер. с англ., М. - Л., 1934; Вандриес Ж., Язык, пер. с франц., М., 1937; Б а л л и Ш., Общая лингвистика и вопросы французского языка, пер. с франц., М., 1955; Есперсен О., Философия грамматики, пер. с англ., М., 1958; Ельмслев Л., Пролегомены к теории языка, пер. с англ., в сб.: Новое в лингвистике, в. 1, М., 1960; Б о д уэн де Куртенэ И. А., Избранные труды по общему языкознанию, т. 2, М., 1963; Карцевский С., Об асимметричном дуализме лингвистического знака, пер. с франц., в кн. :3вегинцев В. А., История языкознания XIX - XX вв. в очерках и извлечениях, 3 изд., ч. 2, М., 1965; Виноградов В. В., Проблемы литературных языков и закономерностей их образования и развития, М., 1967; Будагов Р. А., Литературные языки и языковые стили, М., 1967; его же, Человек и его язык, 2 изд., М., 1976; Блумфилд Л., Язык, пер. с англ., М., 1968; Общее языкознание, т. 1 - Формы существования, функции, история языка, М., 1970; Панфилов В. 3., Взаимоотношение языка и мышления, М., 1971; Общее языкознание, т. 2- Внутренняя структура языка, М., 1972; Б е н в ен и с т Э., Общая лингвистика, пер. с франц., М., 1974; СоссюрФ. де, Труды по языкознанию, пер. с франц., М., 1977; Н u info о 1 d t W. von, Gesammelte Schriften, Bd 1 - Werke, В., 1903; В и h 1 е г К., Sprachtheorie, Jena, 1934; Gramsci A., Opere, v. 2 - П materialismo storico e la filosofia di Benedetto Groce, 4 ed., Torino, 1952; H a vT a n e k В., On comparative structural studies of Slavic standard languages, t. 1, Prague, 1966.

H. Д. Арутюнова, Б. Л. Серебренников (язык и мышление), Г. В. Степанов (формы существования языка), А. Г. Спиркин (происхождение языка).

ЯЗЫК ГОСУДАРСТВЕННЫЙ, см. Государственный язык.

ЯЗЫК ПРОГРАММИРОВАНИЯ, формальная знаковая система, используемая для связи человека с ЦВМ; предназначена для описания данных (информации) и алгоритмов (программ) их обработки на вычислительной машине. Примеры Я. п.- алгол, кобол, фортран, а также машинные языки. Я. п. занимают промежуточное положение между языками естественными и формализованными. С первыми Я. п. роднит схожесть грамматич. строя (употребление слов естественного языка, фразовая структура и т. п.). Со вторыми Я. п. сближает использование математич. символов и понятий, а главное - наличие строгих, точно описанных правил построения текстов в Я. п. и выражения их смысла. Осн. назначение Я. п.- быть средством программирования: формулирования программ и их реализации на ЦВМ.

Лит. см. при ст. Программирование.

ЯЗЫК СУДОПРОИЗВОДСТВА, язык, на к-ром ведётся предварит, расследование и суд. рассмотрение дела. В соответствии со ст. 159 Конституции СССР, ст. 11 Основ уголовного судопроизводства, ст. 10 Основ гражд. судопроизводства в СССР производство по делу ведётся на языке союзной или авт. республики, авт. области, авт. округа или на языке большинства населения данной местности, с обеспечением лицам, не владеющим этим языком, полного ознакомления с делом и участия в суд. действиях через переводчика (см. Переводчик судебный), а также права заявлять ходатайства, давать показания и объяснения и выступать в суде на родном языке.

Такое решение вопроса о Я. с. обеспечивает равенство граждан перед судом независимо от их нац. принадлежности, контроль общественности за деятельностью суд. органов, выполнение судами их воспитат. задач.

На тех же принципиальных основах решается вопрос о Я. с. и в зарубежных социалистич. странах.

В судопроизводстве большинства бурж. гос-в действует принцип единого гос. Я. с. Правила об участии переводчика не предусматривают его участия во всех необходимых случаях. Инициатива приглашения переводчика возлагается на участников процесса, к-рые должны доказать необходимость этого, а также оплатить услуги переводчика.

ЯЗЫКИ ИНФОРМАЦИОННЫЕ, специализированные искусственные языки, используемые в различных системах обработки информации. От Я. и. следует отличать язык программирования и машинный язык, служащие для связи человека с ЦВМ, описания данных и программ их обработки, а также формализованные языки науки, предназначенные для символич. записи фактов и теорий математики, логики, химии. Различают информационный язык для информационно-логической системы (информационно-логич. язык) и информационный язык для информационно-поисковой системы (информационно-поисковый язык), однако между ними нет принципиальной разницы, т. к. мн. Я. и. могут использоваться как в одной, так и в др. системе. Любые Я. и. должны обеспечивать однозначную запись информации и её последующее распознавание с определённой полнотой и точностью, а информационно-логич. язык, помимо этого - формализацию логич. вывода.

Наиболее разработаны Я. и. для описания осн. содержания, главного предмета или темы текста или информационного запроса для осуществления информационного поиска (см. Индексирование), напр, язык библиографического описания служит средством идентификации текстов. В его составе - библиографич. элементы (фамилии авторов, заглавия, назв. учреждений, периодич. изданий и т. п.); осн. сфера применения - алфавитные каталоги, картотеки и библиографич. указатели. В разных классификациях этот язык имеет свои особенности (см. Классификации библиотечно-библиографические). В д ескрипторных языках (см. Дескриптор, Дескрипция) осн. содержание текста выражается перечнем полно-значных слов, выбираемых либо из спец. словаря (тезауруса), либо из самого текста, т. е. как бы указанием его координат, отчего подобное индексирование называется координатным. В семантических кодах смысловые отношения между словами выражаются не при помощи помет в тезаурусе, спец. таблиц или графич. схем, как в дескрипторных языках, а самими структурами их слов, напр. Семантический код Перри-Кента (США), язык кодов Ин-та кибернетики АН УССР. В синтагматических языках смысловые отношения между словами выражаются, как и в дескрипторных, а грамматич. отношения - не путём указателей связи и роли, а при помощи развитой системы средств, например СИНТОЛ (Франция).

Лит.: Информационно-поисковая система "БИТ", К., 1968; Ланкастер Ф. У.,

Информационно-поисковые системы, пер. с англ., М., 1972; Ч е р н ы и А. И., Введение а теорию информационного поиска, М., 1975. Р. С. Гиляревский.

ЯЗЫКИ МИРА, языки народов, населяющих (и населявших ранее) земной шар. Общее число Я. м.- от 2500 до 5000 (точную цифру установить невозможно ввиду условности различия между разными языками и диалектами одного языка). К наиболее распространённым Я. м. принадлежат (число говорящих в млн. чел., 1975): кит. (800), англ. (350), рус. (240), исп. (210), хинди и близкий ему урду (200), индонез. (130), араб. (127), бенг. (125), португ. (115), япон. (111), нем. (100), франц. (90), итал. (65), панджаби (60), телугу (52), кор. (52), маратхи (48), тамильский (47), украинский (45). Все Я. м. делятся по родств. связям на языковые семьи (см. Семья языков), каждая из к-рых включает группы близких друг другу языков, бывших в древности диалектами одного языка или входивших в один языковой союз (см. Языковые союзы).

Наиболее изученной является индоевропейская семья языков (1860 млн. чел.), происходящая из группы близко родственных диалектов, носители к-рых в 3-м тыс. до н. э. начали распространяться в Передней Азии к Ю. от Сев. Причерноморья и Прикаспийской обл. По письм. памятникам 2-го тыс. до н. э. известны исчезнувшие позднее индоевропейские языки М. Азии - клинописный хеттский и др. анатолийские языки (палайский и лувийский), продолжением к-рых в 1-м тыс. до н. э. были иероглифический лувийский, ликийский и лидийский языки. По письм. текстам (со 2-го тыс. до н. э.) известен также один из диалектов др.-греч. яз., на к-ром были составлены крито-микенские тексты линейного письма Б. Не поддаются лингвистич. исследованию надписи карийского яз. (древнейшая - 7 в. до н. э.). Носители близких к греческому арийских (индоиранских) индоевропейских диалектов во 2-м тыс. до н. э. вторглись на Бл. Восток, о чём свидетельствуют месопотамские арийские слова и имена в переднеазиат. письм. памятниках. К древним диалектам арийских племён восхо дят совр. нуристанские (кафирские) языки в Афганистане, занимающие промежуточное положение между двумя осн. группами арийских языков: индийской и иранской, составляющими вместе с греч. и арм. языками вост. группу индоевроп. языков (внутри неё и греч., и арм., ещё до 2-го тыс. до н. э. отделившиеся от индоиранского, представляют каждый особую подгруппу).

Ранние тексты на др.-инд. яз. были написаны к 1-му тыс. до н. э. Из др.-инд. яз. развились среднеинд. языки (пракриты), а из этих последних - новоиндийские: хинди, урду, бенгали, маратхи, панджаби, раджастхани, гуджаратский, ория и т. д. К др.-инд. языку очень близки др.-иран. языки 1-го тыс. дон. э.-др.-перс. и язык "Авесты>, с к-рыми исторически связаны среднеиран. языки (восточные-согдийский, являвшийся языком общения народов Ср. Азии, сакский, хорезмийский; западные, к к-рым относятся среднеперс. и парфянский языки) и новоиран. языки (западные - новоперсидский, или фарси, тадж., курдский, белуджский, татский, талышский и др.; восточные - пушту, осетинский, исторически связанный с вост.-иран. языком скифов, памирские, ягнобский, являющийся продолжением согдийского). С 1-го тыс. до н. э. известны памятники письменности нек-рых индоевроп. языков, составляющих зап. группу, в т. ч. италийских, к к-рым относились бесследно исчезнувшие оскско-умбрские языки и лат. язык принадлежавший вместе с фалискским яз. к латино-фалискской группе (к последней был близок и венетский яз.). После распада Рим. империи из диалектов лат. языка развились романские языки: исп., португ. и близкий к нему галисийский, каталанский, франц., прованс., ретороманские яз., итал., сардский (сардинский), вымерший в кон.

19 в. далматинский, рум., а также другие близкие к нему балкано-романские языки и диалекты.

К италийским языкам близки кельтские, включающие галльскую подгруппу (мёртвый галльский яз.), гаэльскую подгруппу (ирл., шотл., мэнский - на о. Мэн - языки) и брит, подгруппу (бретонский яз., уэльсский, или валлийский, вымерший корнуэльский). В 70-х гг.

20 в. прочитаны древние надписи на иберийско-кельтском (кельтиберском) языке в Испании. В зап. группу древних индоевроп. языков, помимо италийских и кельтских, входит мёртвый иллирийский яз., от к-рого сохранились надписи мессапского яз. (в Италии) и собств. имена, распространённые на терр. Юж. и Центр. Европы. К той же группе относятся герм, языки, делящиеся на три подгруппы: вост.-германскую (мёртвый готский язык); сев.-германскую, или скандинавскую (швед., дат., норв., фарерский, исл. языки); зап.-германскую (англ. и близкий к нему фризский, нидерл., бурский, или африкаанс, нем., идиш). Между западными индоевроп. языками (кельтскими, италийскими, герм, и иллирийским) и восточными, включающими арийские, греч. и арм. языки, промежуточное положение занимают балто-слав. языки, делящиеся на балтийские - зап.-балтийский (мёртвый прусский язык) и вост.-балтийские (литов., латыш.), и славянские, к к-рым относятся вост.-славянские (рус., укр., белорус.), зап.-славянские (чеш., словацк., польск., лужицкий языки и мёртвый полабский - в басе. р. Эльба - Лаба), юж.-славянские (старославянский и исторически с ним связанные болг. и макед., сербскохорв., словен. языки). К древним индоевропейским языкам, занимавшим некогда промежуточное положение между вест, и зап. языками, принадлежат также мёртвые тохарские яз. (памятники 5-8 вв., найденные в Центр. Азии). Мн. мёртвые индоевроп. языки известны по очень скудным данным, напр, фригийский - по надписям, найденным в М. Азии, куда фригийцы во 2-м тыс. до н. э. переселились с Балканского п-ова. Также мало данных о фракийском яз. на Балканах, связываемом - как и иллирийский - с совр. алб. языком (составляющим особую подгруппу индоевроп. языков), о др.-макед. языке, близком к греческому, о филистимском, сближаемом с индоевропейским догреч. (или пеласгским языком), о языке лепонтских надписей в Сев. Италии, близком к кельт, языкам, о лигурском языке и т. д.

К семито-хамитской (афразийской или афро-азиатской) семье языков (191 млн. чел.) относятся семитские, др.-егип. (и коптский), берберские, кушитские (сомали и др.), чадские языки (среди к-рых наиболее распространённый язык - хауса). Семитская группа состоит из двух осн. ветвей: вост. и зап., к-рая, в свою очередь, подразделяется на сев. (или зап., в узком смысле слова) и юж. подгруппы. Вост. семитские яз. представлены мёртвым аккадским яз. Ассирии и Вавилона. Сев. подгруппа зап.-семитских яз. включает ханаанские и арамейские языки. К ханаанским яз. принадлежат мёртвые староханаанский (древнейшие клинописные памятники к-рого, найденные в 1974 на С. Сирии, относятся ко 2-й пол. 3-го тыс. до н. э.), финикийский (яз. Финикии и финикийских поселений в Средиземном м., в т. ч. Карфагена, где употреблялся финикийско-пунический яз.) и моавитский языки, а также др.-евр. яз. и его совр. форма - иврит. К ханаанским яз. был предположительно отнесён и угаритский яз. текстов из Рас-Шамры (древний Угарит). Арамейский яз. в начале н. э.- наиболее распространённый язык Бл. Востока, позднее почти полностью был вытеснен арабским; с восточноарамейскими диалектами исторически связан новоассирийский (айсорский) язык. К юж. подгруппе западносемитских языков принадлежат араб, яз., южноаравийские и близкие к ним эфиопские языки (наиболее распространённый из эфиопских яз.- амхарский - офиц. язык Эфиопии).

В картвельскую (южнокавказскую) семью (3,7 млн. чел.) входят груз, яз., мегрельский, объединяемый вместе с чанским яз. в занскую (мегрелочанскую) подгруппу, и сванский язык. Нек-рые учёные считают, что картвельские яз. родственны северокавказским и образуют вместе с ними кавказскую (или иберийско-кавказскую) семью, но эта гипотеза ещё не доказана.

К северокавказским языкам относятся абхазско-адыгские (сев.-зап.-кавказские; 0,9 млн. чел.) и нах-ско-дагестанские (сев.-вост.-кавказские; 2 млн. чел.). К абхазско-адыгской семье принадлежат абх., абазинский, адыг., кабардино-черкесский и убыхский языки. Нахско-даг. языки делятся на вейнахские, или чечено-ингушские (чеченский, ингушский, бацбийский), и дагестанские (ок. 30 горских яз. Дагестана 1, к-рые включают аварско-андийско-ди-дойскую подгруппу (наиболее распространённый язык - аварский), даргино-лакскую подгруппу (даргинский и лакский языки), лезгино-таоасаранскую подгруппу (лезгинский, табасаранский и др. языки). Существуют и др. классификации этих языков. Кавк. языки иногда объединяются с баскским языком (в Испании и на Ю.-З. Франции) в эускаро-кавк. семью, но родство баскского языка с кавказскими ещё не подтверждено.

Финно-угорские (или угро-финские) языки (23 млн. чел.) делятся на две осн. подгруппы: финскую и угорскую. К угорской подгруппе принадлежат обско-угорские языки Зап. Сибири - хантыйский (остяцкий) и мансийский (вогульский), а также венг. яз., носители к-рого уже в кон. 1-го тыс. н. э. переселились далеко на 3. и оказались отделёнными от носителей обско-угорских языков. Фин. подгруппа включает пермские языки - коми-пермяцкий и коми (коми-зырянский) и удмуртский (вотяцкий) язык - и прибалтийско-финноволжские языки, к к-рым принадлежат мордовские (эрзя-мордовский и мокшамордовский), марийский яз., саамский (лопарский в Мурманской обл. СССР и сканд. странах) и прибалтийско-финские: фин., эст. и ряд менее распространённых языков.

Финно-угорские языки родственны самодийским яз. Крайнего Севера СССР (ненецкому, энецкому, нганасанскому, селькупскому; 25 тыс. чел.), вместе с к-рыми они часто объединяются в уральскую (финно-угро-самодийскую) семью. С уральскими яз. сближается исчезающий юкагирский (на С. Сибири). По мнению нек-рых учёных, уральская семья, в свою очередь, входит вместе с алтайскими яз. в более обширную урало-алтайскую семью. К алт. семье языков (97 млн. чел.) относят тюрк., монг. и тунгусо-маньчжурские яз.; отд. учёными доказывается принадлежность к алт. семье корейского и япон. языков. Мн. учёные считают, что тюрк., монг. и тунгусо-маньчжурские языки не составляют единой семьи, а образуют языковой союз.

Тюркские языки (89 млн. чел.) включают след, группы: 1) булгарскую, к к-рой принадлежит чуваш, яз.; 2) юго-западную, куда входят тур., азерб., туркм. и нек-рые др. языки; 3) северозападную, к к-рой относятся тэт., казах., башк., караимский, кумыкский, ногайский, каракалп. языки, а также кирг. яз., объединяемый вместе с алт. яз. в особую киргизско-кыпчакскую группу; 4) юго-восточную, включающую узб. и совр. уйгурский языки; 5) северо-восточную, к к-рой принадлежат якут. яз. и ряд др. языков Сибири и Алтая, а также мёртвые тюрк, языки с наиболее древними памятниками (др.-уйгурский - др.-тюрк, язык и язык орхоно-енисейских надписей).

К совр. монгольским языкам (4,2 млн. чел.) относятся бурятский, собств. монгольский, калмыцкий, ойратский яз. (в Центр. Азии), близкий к калм. языку, монгольский в Афганистане и ряд др. Ктунгусо-маньчжурским языкам (3,6 млн. чел.) принадлежит постепенно выходящий из употребления маньчжурский яз., эвенкийский, близкий к нему эвенский и ряд др. языков Вост. Сибири и Д. Востока.

Японскому языку близко родствен рюкюский (на о-вах Рюкю). Однако место япон. и рюкюского языков, имеющих общие черты также с австронезийскими языками, среди семей Я. м. остаётся ещё недостаточно ясным.

Значит, часть населения Индии (гл. обр. на Ю.) говорит на языках дравидийской семьи (154 млн. чел.), к к-рой принадлежат тамильский яз., близкие к нему малаялам и каннада, а также яз. телугу, языки куй, гонди, брагуи (на С.-З. Индии) и др. В науч. лит-ре высказывалась гипотеза о родстве дравидийских языков с уральскими, а также с мёртвым эламским яз.- одним из древних яз. Передней Азии.

Согласно гипотезе, обоснованной В. М. Иллич-Свитычем, индоевропейские, семито-хамитские, картвельские, уральские, алтайские и дравидийские языки вместе образуют одну ностратич. семью. К той же семье (иначе наз. "гиперборейской" или "бореальной") нек-рые учёные относят и сев.-кавк. языки, а также языки чукото-камчатской группы (чукотский, корякский, ительменский и др.).

В Африке к Ю. от Сахары осн. часть населения, согласно классификации Дж. X. Гринберга, говорит на языках трёх семей: нигеро-кордофанс к о и (конго-кордофанской), н и л осахарской и койсанской. Нигеро-кордофанская семья (213 млн. чел.) состоит из 2 групп - нигер-конго и кордофанской. В составе нигеро-кордофанской семьи выделяются обширная подгруппа бенуэ-конго, включающая языки банту (важнейшие из них - суахили, руанда, кирунди, киконго, килуба, луганда, лингала, сото, зуду) и ряд других (тив, ибибио и т. д.), а также подгруппы зап.-атлантическая (языки фуль, волоф, киси и др.), манде (языки малинке, бамбара, сонинке, менде и др.), вольтийские (языки моей, или море, груси, лобо и др.) и ква (языки акан, эве, йоруба, ибо и др.). В немногочисл. кордофанскую группу входят языки коалиб, тегали, талоди и др.

Нило-сахарская семья (23 млн. чел.) состоит из 6 групп: сонгаи, сахарской, маба, фур, шари-нильской и кома. Крупнейшая из этих групп - шари-нильская- объединяет т. н. нилотские (динка, нуэр, джолуо, нубийский) и ряд др. языков. В сахарскую группу входят языки канури и тубу, а др. группы состоят из одного языка того же наименования или неск. языков, близких между собой.

Особое место на Ю. Африки занимают готтентотские яз., часто объединяемые вместе с бушменскими в группу койсанских яз. (250 тыс. чел.), к к-рым присоединяются нек-рые языки Вост. Африки (сандаве, хатса).

В состав китайско-тибетской семьи (865 млн. чел.) мн. лингвисты включают лишь 2 группы - китайскую и тибето-бирманскую (нек-рые учёные включали также тайскую, мяо-яоскую и вьетскую группы). В кит. группу входит кит. яз., мн. диалекты к-рого объединяются в 7 осн. групп; с наиболее многочисл. северной группой исторически связан язык хуэй (дунган) в Китае и Ср. Азии. К тибетобирм. группе китайско-тибет. семьи принадлежат тибет. языки, бирманский и языки качинской (цзинпо) подгруппы.

Место тайской группы (52 млн. чел.) окончательно не определено: одни исследователи относят её к кит.-тибетской семье, другие - к австроазиатской. Нек-рые лингвисты утверждают, что это самостоят, семья, отдалённо родственная австроазиат. семье языков.

Ряд учёных, опираясь на близость мн. языков Юго-Вост. и Юж. Азии, выделяют австроазиатскую семью (65 млн. чел.), включающую группы: вьетскую, мон-кхмерскую, палаун-ва, малаккскую, кхаси, Никобарскую, мунда, мяо-яоскую. Мн. языки этих групп, распространённые некогда во всех странах Индокитая и Индии, сохранились лишь в труднодоступных местах.

Австронезийская (малайско-полинезийская) семья (191 млн. чел.), на языках к-рой говорит большинство народов Индонезии, Филиппин, Малайзии и стран Океании (кроме народов Новой Гвинеи), подразделялась на 4 группы: индонезийскую, полинезийскую, микронезийскую, меланезийскую. Существуют новые классификации, однако ни одна из них не является общепринятой. Нек-рые лингвисты вслед за В. Шмидтом сближают австроазиатскую и австронезийскую семьи и конструируют австрическую надсемью, объединяющую большинство языков Юго-Вост. Азии и Океании.

Одну семью языков составляет большинство языков аборигенов Австралии (св. 100 тыс. чел.). С этой же австрал. семьёй сближаются нек-рые папуасские языки. Значит, часть папуасских языков (3,1 млн. чел.) объединена Гринбергом в индо-тихо-океанскую семью вместе с вымирающими андаманскими языками. Из языков Индии совершенно отличен от др. языков этой семьи язык бурушаски (50 тыс. чел.). Изолированно стоит среди др. языков Вост. Азии айнский яз. (в Сев. Японии; 20 тыс. чел.). Особое место занимают также и разнородные, не связанные друг с другом языки Сев.-Вост. Азии, условно наз. палеоазиатскими (точнее, палеосибирскими, т. е. древнесибирскими), в т. ч. нивхский (гиляцкий), а также эскимосский (близкородств. алеутскому, или унанганскому). Эскимосский и алеутский языки часто выделяют в особую эскимосско-алеутскую семью. Палеосибирские языки, как и айнский, имеют черты, общие с нек-рыми индейскими языками Сев. Америки. Зап.-палеосибирскими языками иногда наз. языки енисейской, или кетской, группы: кетский (енисейско-остяцкий), на к-ром говорят жители неск. селений в басе. Енисея, и неск. родств. ему мёртвых языков Зап. Сибири (коттский, асанский и др.). Енисейские (кетские) языки, по мнению ряда учёных, родственны тибето-бирманским.

В Америке существует значит, число семей языков индейцев (33 млн. чел.). В соответствии с классификациями амер. учёных Гринберга, Э. Сепира и Мак-Куауна, все они объединяются в 10 больших групп, или надсемей. Языки группы на-дене (атапаскские языки, среди к-рых наиболее распространены навахский, тлинкит, хайда и др.), носители к-рых, по предположению нек-рых учёных, пришли в Америку позднее носителей языков др. групп, сопоставлялись Сепиром и др. исследователями с китайско-тибет. языками и др. языками Евразии. Др. семьи языков С. Америки объединяются в след. осн. группы: алгонкино-мосанскую (ал-гонкинские яз., селишские яз. и др.), хока-сиу (языки хока, ирокезские, муского-натчезские и др.), тараски (в Мексике), ацтеко-таноанскую (или тано-ютоацтекскую) группу, к к-рой относится язык нахуа (в Мексике; язык древнего гос-ва ацтеков), и группу пенути. По гипотезе амер. учёного Б. Уорфа, две последние группы находятся в отдалённом родстве и связаны с центр, амер. группой майя-соке, в к-рую входит язык майя на п-ове Юкатан. По классификации Гринберга, языки майя-соке включены в группу пенути.

Из индейских языков стран Центр, и Юж. Америки важнейшим является язык кечуа (в Перу, Экуадоре, Боливии и прилегающих обл. Аргентины, Чили и Колумбии) - осн. язык др.-перуансксто гос-ва инков, отличавшегося высокой самобытной культурой. Язык кечуа объединяется с языками аймара, арауканскими, аравакскими, тупи-гуарани и нек-рыми другими в андо-экваториальную группу; яз. гуарани, входящий в эту группу, является осн. языком Парагвая и используется рядом индейских групп Бразилии, Боливии, Аргентины. Др. языковые семьи в Центр, и Юж. Америке объединяются в группы макро-отоманге (семьи отомимиштекосапотекская и чинантекская), макро-чибча (семьи чибча и мискито-матагальпская, народы ленка, пайя, шинка и др.), же-пано-карибскую (семьи карибская, же, пано, уитото, матако-матагуайо, гуайкуру и маскойя, народы мосетене, намбиквара, бороро, каража, ботокудо и др.).

По гипотезе амер. учёного Э. Мэтсон, все индейские языки Америки - америндейские (за возможным исключением карибских на Ю. и на-дене на С.) родственны между собой. Выдвигая гипотезу о родстве всех индейских языков Америки, М. Свадеш предположил, что все совр. Я. м. восходят к диалектам одной языковой семьи, существовавшей в Старом Свете неск. десятков тысячелетий назад (согласно Свадешу, в то время существовали и другие семьи, исчезнувшие бесследно). Однако методы определения времени распада языковой семьи, введённые Свадешом и широко используемые в совр. лингвистике (глоттохронология, или лексикостатистика), не дают достоверных результатов применительно к периодам, превышающим 4- 5 тысячелетий, и поэтому выводы Свадеша (а до него А. Тромбетти) о моногенезе (едином происхождении) всех языков Америки и Старого Света не являются надёжными. Можно предполагать, что значит, число языковых семей исчезло бесследно; сохранившиеся памятники нек-рых древнейших языков (в частности, иероглифич. языки Крита) остаются нерасшифрованными. Мн. древнейшие культурные языки человечества ещё не нашли своего места в генеалогич. классификации языков.

Мёртвые переднеазиатские языки иногда объединяются термином "азианические", но в действительности они принадлежали к разным языковым семьям. Хурритский яз. (памятники 3-2-го тыс. до н. э. в Месопотамии и Сирии) близкородствен урартскому яз. (в древнем Урарту у оз. Ван). Особое место занимает сопоставляемый с языками Центр, и Вост. Азии шумерский яз., обладающий чрезвычайно древними письм. памятниками (с кон. 4-го тыс. до н. э.). Хаттский яз., являющийся мёртвым языком М. Азии уже во 2-м тыс. до н. э., и хуррито-урартская семья (а также и шумерский яз.) иногда сопоставляются с кавк. языками, но эти сопоставления ещё не общепризнаны. Неясны генетич. связи этрусского языка.

Классификация языков Америки, Африки и Юго-Вост. Азии во многом ещё детально не разработана. Поэтому картина языковой истории человечества, рисуемая совр. наукой, является приблизительной. (Карту см. на вклейке к стр. 480.)

Лит.: Шор Р. О., Чемоданов Н. С., Введение в языковедение, М., 1945; Иванов В. В., Генеалогическая классификация языков и понятие языкового родства, М., 1954; Реформатский А. А., Введение в языкознание, М., 1960; Атлас народов мира, М., 1964; И лл и ч - С в и т ы ч В. М., Опыт сравнения ностратических языков, т. 1 - 2, М., 1971 - 76; Брук С. И., Этнодемографическая ситуация в послевоенном мире, "Советская этнография", 1976, № 3; Finck F. N., Die Sprachstamme des Erdkreises, 3 Auf!., Lpz., 1923; Schmidt W., Die Sprachfamilien und Sprachenkreise der Erde, Hdlb., 1926; Kieckers E., Die Sprachstamme der Erde, Hdlb., 1931; Gray L. H., Foundations of language, N. Y., 1939; M i 1 e w s k i Т., Zarys jezykoznawstwa ogolnego, cz. 2 - Rozmieszczenie je.zykow, zesz. 1 - 2, Lublin - Krakow, 1948; P e i M. A., The -world's chief languages, 3 ed., L., [1949]; H о m b u rgerL., Le langage et les langues, P., 1951; Greenberg J. H., Historical linguistics and unwritten languages, в кн.: Anthropology -pday, Chi., 1953; его же, Studies in African linguistic classification, New Haven, 1955; его же, General classification of Central and South American languages, в кн.: Men and cultures. Selected papers of the Fifth International congress of anthropological and ethnological sciences, Phil., 1960, p. 791-92, его же, The languages of Africa, 2 ed., The Hague, 1966; S w a d e s h M., Mapas de clasiflcacion linguistica de Mexico у las Americas, Мех., 1959 (Cuadernos del Instituto de historia, Serie Antropologica, № 8); его же, Tras la huella linguistica de la prehistoria, Мех., 1960 ("Suplementos del seminario de problemas cientificos у filosoficos ", 2 serie, №26); Les langues du monde... sous la direction de A. Meillet et M. Cohen, [nouv. ed.], t. 1-2, P., 1964; Voegelin C. F. and Voegelin F. M., Languages of the world, "Anthropological Linguistics", 1965, № 6-7; Haas M. R., Historical linguistics and the genetic relationship of languages, The Hague, 1966; Comparative studies in Amerindian languages, The Hague - P., 1972; Ohly R., Jgzyki Afryki, Warsz., 1974. С. И. Брук, Вяч. Be. Иванов.

ЯЗЫКОВ Николай Михайлович [4(16).3. 1803, Симбирск, ныне Ульяновск,-26. 12.1846(7.1.1847), Москва], русский поэт. Брат П. М. Языкова. Род. в помещичьей семье. Учился на филос. ф-те Дерптского (Тартуского) ун-та (1822-29). В 1826 гостил в Тригорском у А. С. Пушкина, не раз восторженно отзывавшемся о стихах Я. В 1831 вместе с П. В. Киреевским начинает собирать материалы по рус. нар. поэзии. Сближается со славянофилами (семьёй Аксаковых, А. С. Хомяковым и ДР.). После пребывания за границей (с 1838) в 1843 вернулся в Москву. Недолгое знакомство Я. с П. Я. Чаадаевым, А. И. Герценом, Т. Н. Грановским заканчивается разрывом в 1844 и резкой полемикой с ними.

Начал печататься в 1819. В дерптский период творчества (20-е гг.) Я. создаёт самобытный, яркий и праздничный мир молодого раздолья и вольнолюбия. Чувство удали и живого восторга передано самим темпом стиха, лёгкого и стремительного, "влетающего как луч в душу" (Н. В. Гоголь). Я. дерптского периода - "поэт радости и хмеля", певец любви, "разгула и свободы" - сб. "Стихотворения Н. Языкова" (1833). Но уже с кон. 20-х гг. в Я. происходит душевный перелом, к-рый сам поэт определил как "путь из кабака в церковь". Стихает "буйство молодое", поэтич. чувство становится сосредоточеннее и глубже; могучий порыв, "восторг, никуды не обращенный" (В. А. Жуковский), обретает духовный смысл и высшею цель ("Святых восторгов просит лира"). Программные стих, этих переломных лет -"Подражание псалму XIV", "Ayl" и "Поэту". Творчество Я. второго периода (с нач. 30-х гг.) отличается крайней неоднородностью. Угнетённое состояние, вызванное тяжёлой болезнью, разрушало талант, светлый и праздничный по своей природе. Я. пишет много вялых, унылых, бледных стихов. Но в минуты подъёма поэт создаёт лучшие свои стихотворения.

Торжественно звучат гимны нар. подвигу в Отечеств, войне 1812 (Второе послание "Д. В. Давыдову"), спасительной силе веры ("Землетрясенье"), животворящей мощи природы ("Морское купанье", "Весна"), Я. создал новый торжественный дифирамбич. стиль "лёгкой поэзии".

Соч.: Новые стихотворения, М., 1845; Поли. собр. стихотворений, М.- Л., 1934; Стихотворения и поэмы, Л., 1958.

Лит.: Вяземский П. А., Языков и Гоголь, Поли. собр. соч., т. 2, СПБ, 1879; Ш е н р о к В., Н. М. Языков. Биография, очерк, "Вести. Европы", 1897, кн. 11, 12; К иреевский И. В., О стихотворениях г. Языкова, Поли. собр. соч., т. 2, [М., 1911]; Г ог о л ь Н. В., В чем же наконец существо рус. поэзии и в чем ее особенность, Поли, собр. соч., т. 8, [Л.], 1952; Белинский В. Г., Рус. лит-pa в 1844 г., Поли, собр. соч., т. 8, М., 1955; Сахаров В с., Стихов гармония и сила, "Наш современник", 1978. № 3. Д. П. Муравьёв.

ЯЗЫКОВ Пётр Михайлович [26.6(7.7). 1798, Симбирск, ныне Ульяновск, -17 (29).6.1851, с. Ундоры, ныне Ульяновской обл.], русский геолог. Брат Н. М. Языкова. Окончил Горный кадетский корпус в Петербурге (1820). Проводил геол. изыскания в вост. и центр, р-нах Европ. России. Одним из первых среди русских геологов стал применять палеонтологич. метод в стратиграфии; разработал схему расчленения меловых отложений Поволжья. Собрал уникальную коллекцию окаменел остей, переданную впоследствии музею Горного ин-та. Известен также как собиратель древних рукописей, песен и сказок.

ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА, совокупность мер, принимаемых государством, классом, партией, этносом для изменения или сохранения существующего функционального распределения языковых образований, для введения новых и консервации употребляемых языковых норм. Характер и способы разрешения языковых (выбор языка) и лингвистич. (выбор языковой нормы) проблем, составляющих содержание Я. п., определяются интересами определ. классов, этнич. общностей, политич. и идеологич. целями в области культуры. В соответствии с этим Я. п. может быть перспективной (такую политику в сов. науч. лит-ре называют языковым строительством, а в зап.-европ.- языковым планированием) и ретроспективной (культура языка или речи). Эффективность Я. п. зависит от социально-политич., идеологич., психологич., эстетич. факторов.

Лит.: А в р о р и н В. А., Проблемы изучения функциональной стороны языка, Л., 1975; Никольский Л. Б., Синхронная социолингвистика, М., 1976; Швейцер А. Д., Современная социолингвистика, М., 1976; Языковая политика в афро-азиатских странах, М., 1977. Л. Б. Никольский.

ЯЗЫКОВО, посёлок гор. типа в Карсунском р-не Ульяновской обл. РСФСР. Расположен на р. Урень (басе. Суры), в 34 км к С. от ж.-д. станции Чуфарово (на линии Рузаевка - Ульяновск) и в 70 км к 3. от Ульяновска. Текстильношвейный комбинат. Свиноводч. совхоз.

ЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ, взаимодействие и взаимовлияние языков, возникающие в результате контактирования коллективов, говорящих на этих языках. Я. к. происходят обычно в определ. геогр. ареалах и обусловлены этнич., историч. и социальными факторами. Результатом Я. к. на уровне идиолекта является интерференция, на уровне языков в целом - конвергенция. При интенсивных и длительных Я. к. конвергентное развитие может привести к образованию языковых союзов. В условиях Я. к. складываются также различные койне и языки-посредники.

Лит.: Новое в лингвистике, в. 6, М., 1972.

ЯЗЫКОВЫЕ СОЮЗЫ, тип ареально-лингвистич. общности. Включает неск. контактирующих языков и характеризуется общими структурно-типологич. признаками, возникшими в результате взаимодействия языков. Примером может служить балканский Я. с., в состав к-рого входят языки различных групп: болг., макед., отчасти сербохорв., рум., алб. и новогреческий. В этих языках развился ряд сходных черт (т. н. "балканизмов") в фонетике, морфологии и синтаксисе. Языки, входящие в Я. с., обладают значит. общЕостъю в лексике и фразеологии. Помимо Я. с. в собств. смысле слова - интенсивных, выделяются т. н. экстенсивные Я. с. на основании учёта общих явлений одного (фонологич.) уровня (т. н. евразийский, центральноазиатский и др.).

Лит.: Георгиев В., К вопросу г балканском языковом союзе, в сб.: Новое в лингвистике, в. 6, М., 1972; Якобсон Р., К характеристике евразайского языкового союза, в кн.: Selected writings, v. 1, 's-Cr., 1962, с. 144-201; Trubetzkoy N. S., Phonologie und Sprachgeographie, "Travaux du Cercle linguistique de Prague", 1931, № 4. В. П. Нерознак.

ЯЗЫКОГЛОТОЧНЫЙ НЕРВ (nervus glossopharyngeus), девятая пара черепных (черепно-мозговых) нервов. Состоит из чувствит., двигат. и секреторных волокон. Ядра Я. н. располагаются в продолговатом мозге; общий ствол нерва выходит из полости черепа через яремное отверстие вместе с блуждающим и добавочным нервами и внутр. яремной веной. Я. н. снабжает чувствит. волокнами слизистую оболочку корня языка, глотки, мягкого нёба, евстахиевой трубы, барабанной полости; вкусовые волокна, ин-нервирующие заднюю треть языка, входят в периферич. отдел вкусового анализатора. Двигат. волокна иннервируют нек-рые мышцы глотки, а секреторные - околоушную железу. Кроме того, одна из чувствит. ветвей Я. н. несёт импульсы от каротидного синуса, участвуя т. о. в регуляции кровообращения. При поражении Я. н. наблюдаются расстройства глотания и вкуса. В нек-рых случаях сдавление нерва приводит к невралгии, к-рая проявляется гл. обр. приступами боли в зонах, иннервируемых Я. н.

ЯЗЫКОЗНАНИЕ, лингвистика, языковедение, наука о языке. Объектом Я. является строение, функционирование и ист. развитие языка, язык во всём объёме его свойств и функций. Однако в качестве непосредственного предмета Я. в разные эпохи выдвигались различные стороны объекта. С классич. древности до кон. 18 в. Я. ещё не отделилось от логики и предметом его (как части тогдашней логики и философии) считались единые общечеловеческие способы выражения мысли. В 19 в. Я. вполне обособляется, вырабатывается эволюционный взгляд на язык; предметом Я. становятся различные языки в их истории. В 20 в. Я. изучает язык как универсальную, неотъемлемую принадлежность человека, homo sapiens, и я з ы к и в их многообразных конкретно-историч. формах. Двоякий предмет Я. объясняется двойственностью его объекта - самого языка.

Система языковедческих дисциплин. Соответственно особенности объекта совр. Я. разделяется на две области - общее Я., имеющее предметом человеческий язык как таковой, и частные отрасли Я., изучающие отд. языки и их группы, напр. рус. Я., или русистика, романское Я., или романистика, и т. д. Нередко оба аспекта соединяются в одном и том же исследовании. О б щ е е Я. исследует универсальные свойства языка - прежде всего наиболее общие закономерности его структурно-системной и знаковой организации (см. Структура, Знак языковой), семантики и синтаксиса естеств. и машинного языков, а в естеств. языке (в отличие от машинного) также фонетики. Универсальность структурно-системных и знаковых свойств языка определяется тем, что язык - знаковая система особого рода. Универсальность семантики обусловлена единством объективного мира, его отражения в сознании и преобразования в общественной практике людей; универсальность синтаксиса - назначением языка служить целям общения, что определяет общие черты в построении высказывания на любом языке. Универсальность фонетики обусловлена гл. обр. одинаковым устройством и функционированием, речевого аппарата людей (антропофоникой). Общие закономерности знаковой организации, структуры, семантики, синтаксиса и фонетики исследуются преимущественно различными разновидностями гипотетико-дедуктивного метода (логич., психологич., моделированием) и обычно становятся объектами особых дисциплин: теоретич. (или общей) семантики, теоретич. (или общего) синтаксиса, теоретич. (или общей) фонетики, теории языковых систем и структур, теории порождающих грамматик и т. д. Частные, или специальные, отрасли Я. исследуют конкретные языки и их речевые проявления. Нац. и ист. различия языков связаны гл. обр. с частными закономерностями фонетики, семантики и синтаксиса и с различной "техникой" оформления общих закономерностей последних, т. е. с фонологией, морфологией, лексикой и стилистикой в каждом отд. языке или группе родств. языков. Фонология, морфология, лексика и стилистика подчиняются также более частным, конкретно-историч. закономерностям (в сравнении с универсальными закономерностями семантики, синтаксиса и фонетики) и прежде всего составляют предмет спец. Я.

В совр. Я. сохраняется традиционно сложившееся разделение дисциплин. 1) Дисциплины о внутр. устройстве языка, или "внутренняя лингвистика": фонетика и фонология (с выделением просодии)', грамматика с подразделением на морфологию и синтаксис (иногда с выделением морфонологии); лексикология (с выделением фразеологии); семантика (иногда с выделением семасиологии); стилистика; типология. 2) Дисциплины об ист. развитии языка: история языка; ист. грамматика (иногда как синоним истории языка в широком значении); сравнительно-историч. грамматика; история лит. языков; этимология. 3) Дисциплины о функционировании языка в обществе, или "внешняя лингвистик а": диалектология, лингвистическая география; ареальная лингвистика; социолингвистика. 4) Дисциплины, занимающиеся комплексными проблемами и возникающие на стыке наук: психолингвистика, математическая лингвистика; инж. лингвистика (понимается иногда как прикладная дисциплина); прикладные собственно лингвистич. дисциплины: экспериментальная фонетика; лексикография; лингвоста-тистика; палеография; история письменностей (см. Письмо); лингвистич. дешифровка неизвестных письменностей и др. (см. Прикладная лингвистика).

Соответственно объекту изучения (язык как универсальная принадлежность человека и языки в их многообразных конкретно-историч. формах) Я. 2-й пол. 20 в. располагает двумя типами методов. Во-первых, это методы дедуктивно-логич. типа, используемые при изучении любых систем, и в частности систем, служащих передаче информации, в т. ч. языка вообще: различные структурные методы; генеративный, или конструктивный; методы логич. исчисления; алгоритмич. методы; моделирование и др. Во-вторых, это ист. методы и методы наблюдения и эксперимента: сравнительно-историч.; полевое наблюдение; опрос информантов и т. д., применяемые при изучении конкретно-историч. языков. Оба типа методов закономерно соотносятся, соответствуя эмпирич. и теоретич. уровням познания. Промежуточное место занимают психолингвистич. методы, к-рые используются при изучении свойств языка вообще, а также конкретно-историч. языков, Часть методов Я. заимствует у др. наук (напр., логич. исчисления, психологич. эксперимента), часть заимствуется у Я. др. науками, напр, структурные методы - дистрибутивный, оппозитивный - используются в этнографии, литературоведении, на основе их обобщения создаются нек-рые спец. разделы математики (см. Семиотика). Благодаря особенностям своего объекта и метода, гл. обр. их универсальным чертам, Я. оказывает влияние на литературоведение, этнографию, психологию, математику, кибернетику, философию.

Особенности общенаучных понятийвЯ. Специфика объекта Я. и его методов, перекрещивание в Я. черт общественных, дедуктивных и естеств. наук, создают большое своеобразие в нём таких понятий, как закон, закономерность, тип, эволюция, детерминизм, доказательство и др. Различаются два рода понятий закона (закономерности) в зависимости от того, формулируются ли они применительно к языку вообще или к различным языкам (см. Лингвистический закон). В первом случае они констатируют общие, панхронические принципы знаковых систем, общие принципы семантики, синтаксиса, фонетики, называемые обычно универсалиями (см. Универсалии лингвистические). Они используются как исходные данные, аксиомы, при построении различных теорий и моделей, в частности формализованных, с помощью к-рых изучается язык. Закон, т. о.,- какая-либо универсалия, чаще всего динамич., историческая (напр., законы становления фонем и преобразования фонологич. систем, передвижения ударения, преобразований смыслов и т. д.). Общие законы (в т. ч. изложенные в формализов. виде) допускают проверку и опровержение опытными данными наблюдений над конкретными языками. Однако для доказательства общего положения недостаточно эмпирич. подбора примеров, а необходима соответствующая хорошо построенная теория.

Во втором случае законы относятся к тем или иным конкретным языкам. Поскольку каждый язык изменяется во времени, эти законы формулируются как исторические, действующие на определ. терр. в определ. эпоху (напр., условия исчезновения носовых звуков в слав, языках и появления их во франц. языке; правила глагольного или предложного управления в рус. языке и т. п.). Индуктивное обобщение этих закономерностей приводит не к законам первого рода, а к вероятностным формулировкам. Каждый язык характеризуется нек-рой совокупностью своих ист. законов. На основании сходства последних языки могут быть сгруппированы в типы , независимые от генетич. родства, напр, "активный" тип (нек-рые языки амер. индейцев; см. Активная конструкция), эргативный тип (нек-рые др. языки амер. индейцев, аохазско-адыгские и др.; см. Эргативная конструкция), номинативный тип (индоевропейские языки; см. Номинативная конструкция) и более частные группировки (напр., языки с тенденцией к открытым слогам). Вместе с тем в совр. Я. ист. закон иногда формулируется как частный случай панхронич. закона. В связи с существованием законов двух типов в Я. своеобразно выявляется принцип д етерминизма: к.-л. общая закономерность языка детерминирует закономерность конкретного языка, но не однозначно; в другом конкретном языке в зависимости от его частной системы та же общая закономерность может вызвать иное следствие.

Указанное разделение законов стало возможным после осознания двойственности предмета Я. (язык вообще и конкретные языки). До этого в истории Я. законы понимались различно и противоречиво, напр, представители младограм-матизма первоначально определили звуковые законы как ист., всеобщие (для данного диалекта) и императивные, т. е. подобные законам природы. Затем, признав единств, реальностью лишь язык индивида, они стали рассматривать как звуковой закон только закон изменения отд. слов в индивидуальной речи, а распространение законов на весь данный язык - как распространение привычек, норм.

Исторический очерк.

Древний этап Я. (Др. Греция и Индия) характеризуется господством логического направления. Анализ языка - лишь подсобное средство логики; язык рассматривается как средство формирования и выражения мысли. Диалог Платона (5-4 вв. дон. э.)"Кратил"- первое спец. сочинение по Я. в европ. науке, содержащее нек-рую систему представлений ("модель") о преобразовании идеи в текст. Платон утверждал, что сущности вещей ("объективные идеи") отражаются в субъективном человеческом сознании различными сторонами и соответственно различными именами. В высказывании каждое имя ещё более уточняется и становится доступно сообщению др. человеку. Значение Платона для Я., однако, заключается не столько в его спец. рассуждениях, сколько в т. н. конструктивном способе построения его филос. системы, связанном с лингвистич. моделированием (диалоги "Софист" и "Парменид").

Аристотель (4 в. до н. э.), как и Платон, считал исследование языка лишь вспомогат. частью логики, однако придавал ему большее значение. В работах "Категории", "Об истолковании", "Топика" изложена цельная логико-языковая концепция. Исходной точкой этой концепции является система понятий-слов, "логосов", разбитых на категории, а конечной - анализ разнообразных типов высказываний-суждений и их связей. В филос. систему Аристотель ввёл 10 категорий (сущность, количество, качество, отношение и др.), представляющих собой, по его мнению, высшие роды объективного бытия. Эти категории - построенный в строгой иерархии список всех форм сказуемого (от именных форм к глагольным и от более независимых к более зависимым), к-рые могут встретиться в простом предложении др.-греч. языка. Аристотель первый из античных мыслителей подошёл к проблеме грамматич. формы, развивал учение о частях речи как грамматически различающихся классах слов. Осн. типом суждения он считал высказывание: "Существительное-субъект - существительное-предикат" (напр., "Лошадь - животное"); др. типы суждений-высказываний он рассматривал как преобразования (трансформации) основного типа. Концепция Аристотеля развивалась в европ. логике и грамматике средневековья (см. Реализм; Номинализм; Концептуализм). Его логич. грамматика не потеряла значения до 20 в., особенно в школьной практике. Нек-рые грамматич. термины в рус. грамматике - кальки введённых Аристотелем терминов.

Др.-инд. грамматик Панины (5-4 вв. до н. э.), в отличие от Платона и Аристотеля, построивших общефилос. системы взглядов, рассматривает язык в самом себе и для себя, притом гл. обр. в формальном отношении, без системы семантики. Его нормативная грамматика "Аштадхьяи" ("Восьмикнижие") исчерпывающе описывает фонетику, морфологию,"словообразование и элементы синтаксиса др.-инд. языка. Паниии впервые и лингвистически вполне точно ввёл понятия корня, аффикса, основы слова и понятие порождения словоформ; он первым стал пользоваться условным символич. языком описания. Будучи образцом системного описания языка, грамматика Панини превосходит античные грамматики, напр, александрийской школы, к-рые ещё не содержат идеи разложения слов, и находится во многом на уровне языковедч. работ 20 в., предвосхищая, как и система Платона, конструктивный подход к языку (см. ниже). Система Панини возникла в русле традиций предшествующих школ - Айндры, Шакатаяны, Апишали и мн. др., от к-рых до наших дней дошли лишь немногие сочинения, напр. "Нирукта" грамматиста Яски. В свою очередь влияние Панини в Индии было огромно, и инд. грамматич. традиция после Панини достигла огромного развития: Чандрагомин, Нагеша Бхатта, Каунда Бхатта, Катьяяна, Патанджали, Бхартрихари и др. В традиции Панини была выработана теория "спхота" - идеальных прообразов конкретных языковых форм-и создано представление о языке как системе возможностей более богатой, чем совокупность осуществившихся реализаций.

Одной из наиболее законченных логико-лингвистич. концепций за пределами европ. культуры является инд. школа н авья-ньяя (с 13 в.). Она близка к концепции Аристотеля ("подход от категорий"). Однако, в отличие от Аристотеля, учёные этой школы считали исходными категориями не роды и виды, а свойства; сущностям языка, смыслам имён они приписывали реальное, объективное существование. Помимо чисто лингвистич. анализа, проводился анализ отношений между самими вещами, поэтому высказывания почти не рассматривались. Учёные оперировали "знаниями"," джнанани", к-рые, в случае если они истинны, представляли, с их точки зрения, как бы предметные факты. Как и система Аристотеля, филос. система навья-ньяя обнаруживает прямую зависимость от языка (санскрита).

Стоики (начиная с Др. Стой 3-2 вв. до н. э.- Зенон, Клеанф, Хрисипп и др.) последовательно осуществляли "подход от высказывания". Они впервые открыли, что у высказывания два предмета - во-первых, вещь, объект реального мира ("тело"; в терминологии логики и Я. 20 в.- "предмет обозначения", "денотат", "значение", "экстенсионал"); во-вторых, некая специфич., мыслительная сущность ("лектон"; в терминологии логики и Я. 20 в.- "смысл", "сигнификат", "интенсионал") (см. Сигнификат, Семантика). В отличие от Платона и Аристотеля, стоики начали последовательно рассматривать содержание высказывания не как сочетание абстрактных понятий, родовых и видовых сущностей, а как нечто единое, как слияние понятий, чувственных представлений и эмоций человека. "Лектон" - особая форма знания, более общая, чем отрицание и утверждение, до нек-рой степени аналог др.-инд. "знания", "джнанани". Стоики, т. о., являются основоположниками учения о семантич. синтаксисе. Они завершили классификацию частей речи. Грамматич. учение стоиков было продолжено, хотя и не полностью, в александрийской школе (см. Эллинистическая культура). На скрещении греч. и инд. традиций развивалось древнее араб. Я., достигшее расцвета в 7-12 вв. - грамматика араб, языка Сибавейхи "Аль-Китаб" ("Книга"), словари аль-Фирузабади и др. Высокого уровня достигла лексикография, а также разработка нек-рых особенностей араб, и др. семитских языков. Были определены трёхсогласные корни, специфичные для араб, и др. семитских языков, исследованы способы образования звуков, впервые в араб. Я. стали различать буквы и звуки. Определения корней и аффиксов, предложенные араб, учёными, оказали влияние на учёных 19 в., в частности на Ф. Боппа. В отличие от греч. и инд. учёных, араб, языковеды исследовали не только родной язык, но и турецкий, монгольский, персидский.

Логич. направление в Я. поддерживалось (хотя и с забвением мн. идей стоиков, нек-рых идей Аристотеля) до кон. 17-1-й пол. 18 вв. Оно получило завершение в логике и грамматике Пор-Рояля во Франции. Учёные древности исходили из форм родного языка (др.-греч. или др.-инд.). Учёные Пор-Рояля стали считать логич. формы языка, установленные ещё на греко-лат. материале,- понятие, суждение и 9 частей речи - универсальными формами всех языков.

В рамках логич. направления в целом был сделан важный шаг к исследованию языка как универсальной принадлежности человека, к созданию универсальной грамматики, к выработке общего метода таких исследований. Однако при этом игнорировались конкретные ист. различия языков мира. Логич. направление в Я. существовало в отд. проявлениях до кон. 19 в., когда на его основе ещё создавались науч. грамматики различных языков. В 20 в. это направление находит отражение в школьных грамматиках.

Следующий этап в развитии Я. (с кон. 18 в.) характеризуется появлением сравните л ьно-истори ч. направления, или сравнительно-историч. Я. Оно начало оформляться как вполне самостоят, наука и характеризовалось след. осн. принципами: 1) каждый язык имеет свои особенности, отличающие его от др. языков; 2) эти особенности познаются в сравнении; 3) сравнение языков обнаруживает у нек-рых из них родство - происхождение из общего источника, к.-л. живого языка или мёртвого, "праязыка"; родств. языки группируются в языковые семьи - герм., слав, и др., далее - в индоевропейскую; аналогично - в финно-угорскую; семитскую и т. д. (см. Генеалогическая классификация языков); 4) различие родств. языков может быть объяснено только их непрерывным ист. изменением, что признаётся важнейшим свойством всякого языка; 5) при ист. изменении звуки изменяются быстрее др. элементов, их преобразования в пределах одной семьи языков строго закономерны и могут быть чётко сформулированы (см. Звуковые законы). Осн. элементы языка (корни слов, аффиксы и грамматич. окончания - флексии) сохраняют устойчивость на протяжений тысячелетий; 6) на их основе можно реконструировать в общих чертах схему предшествующего общего языка (как полагали ранее, весь праязык); понятия реконструкции и праязыка послужили мощным стимулом и инструментом исследования языка вообще и конкретных языков. Позднее устойчивость осн. элементов языка приведёт учёных к идее языка как самостоят, системы особого рода, но в 19 в. господствующей была идея существования не целостной системы языка, а его изменяющихся и неизменяющихся элементов - объектов сравнительно-историч. грамматики, к-рая создавалась с помощью сравнительно-исторического метода.

Сравнительно-историч. идеи как основа нового направления в Я. были первоначально сформулированы Ф. Боппом и Р. К. Раском. Их выразили также Ф. Шлегелъ, Я. Гримм, А. X. Востоков и др. "Сравнительная грамматика..." Ф. Боппа (1833) явилась первым обобщающим исследованием. 2-я пол. 19 в. характеризуется составлением сравнительно-историч. грамматик различных индоевропейских языков: германских (Я. Гримм), романских (Ф. Диц), славянских (Ф. Миклошич). По образцу индоевропейских создаются грамматики др. групп и семей, напр, семитских языков. (Э. Ренан) и др. Новое обобщающее исследование, исходящее уже из понятия общего индоевропейского праязыка, - "Компендиум сравнительной грамматики индогерманских языков" А. Шлейхера (1861-62). Под влиянием биологических теорий (см. Дарвинизм) Шлейхер рассматривал язык как некое подобие развивающегося организма. Эти идеи ознаменовали на короткое время т. н. "биологич. натурализм" в Я.

Одновременно - и в" разрез - с господствующим ист. направлением формировались взгляды немецкого учёного В. Гумбольдта, к-рый рассматривал каждый язык как самодовлеющую систему, не готовую, а вечно и непрерывно создаваемую, как "деятельность", выражающую "глубинный дух народа". Его идеи оказали большое влияние в 20 в., гл. обр. на т. н. неогумбольдтгшнство и структурализм.

В рамках сравнительно-историч. Я. начинает формироваться психологическое направление (работы нем. учёного X. Штейнталя и др.). К.-л. существенные связи с логикой отрицаются; единство человеческого языка объясняется единством психологич. законов, а разнообразие языков - особенностями психологии различных народов. К психологич. направлению примыкал создатель одной из крупнейших школ в Я. 19 в. укр. и рус. учёный А. А. Потебня. Согласно его концепции, исследование языка открывает единые принципы осознания человеком объективного мира в самом языке, психике, мышлении и художеств, творчестве. Мышление эволюционирует в тесной связи с языком по определённым семантич. закономерностям. Важнейшая из них - знаковые замещения, проявляющиеся как в слове ("внутр. форма слова"), так и в семантико-синтаксич. трансформациях предложения ("заменах частей речи"). В русле сравнительно-историч. психологич. Я. приёмы исследования (в особенности реконструкции, изучение форм языка) доводятся до большого совершенства.

Рус. учёный Ф. Ф. Фортунатов особое внимание обратил на изучение структурной стороны языка. Работы в данной области имели большое значение на этом этапе развития Я.

В кон. 19 в. на основе мн. идей психологич. направления сформировалось новое направление Я.- младограмматизм. Его теоретич. принципы были обобщены в работах нем. учёных Г. Остхофа и К. Бругмана ("Морфологические исследования в области индоевропейских языков", ч. 1-6, 1878-1910 - манифест младограмматизма), Г. Пауля ("Принципы истории языка", 1880). Младограмматики провозгласили основой изучения любого языка, и в особенности реконструкции его морфологии, единство психологич. законов и непреложность "звуковых законов" речи.

Осн. достижениями сравнительно-историч. Я. 19 в. явились: выработка строгого метода сопоставления языков и реконструкции их исчезнувших форм и закономерностей; исследование на этой Основе истории обширных языковых семей (прежде всего индоевропейской); установление осн. фонетич. и семантич. закономерностей изменения живых языков. Огромный фактич. материал, собранный и систематизированный в этот период, особенно младограмматиками, составил осн. фонд Я. Первостепенное значение сохраняют самые значит, исследования - "Компендиум сравнительной грамматики индогерманских языков" К. Бругмана и Б. Дельбрюка, труды Я. Ваккернагеля, Г. Хирта, А. Мейе, Ф. Ф. Фортунатова и др.

Однако постоянное удвоение предмета исследования: с одной стороны, язык, с другой - психика (звук и "психич. представление звука", значение и "психич. представление значения" и т. д.); раздробление системы языка на море "атомарных" фактов - звуков, словоформ и т. д.; преувеличение роли индивидуальной психологии и индивидуальной речи, в силу чего единств, подлинной реальностью стала признаваться речь индивида,- всё это привело к кризису младограмматизма и появлению нового направления - структурализма.

Новое направление - лингвистический структурализм (см. также Структурная лингвистика) возникло в нач. 20 в. с появлением "Курса общей лингвистики" (посмертное, неавторизов. изд. 1916) Ф. де Соссюра. Это направление начало складываться в общем русле структурализма, развивавшегося аналогично и почти одновременно в разных областях - в общем изучении систем (см. Система), в психологии (см. Гештальтпсихология), в теории лит-ры и искусства (см. "Формальный метод" в литературоведении) и др. В Я. оно было подготовлено деятельностью казанской школы в России, гл. обр. трудами Н. В. Крушевского и И. А. Бодуэна де Куртенэ, к-рый вместе с де Соссюром считается основоположником структурной лингвистики. Осн. принципы нового направления: 1) подлинной и осн. реальностью является не отд. факт к.-л. языка, а язык как система; каждый элемент языка существует лишь в силу его отношений к др. элементам в составе системы; система не суммируется из элементов, а, напротив, определяет их; 2) костяк, структуру системы создают вневрем. отношения; отношения в рамках системы доминируют над элементами; 3) поэтому возможно вневрем. "алгебраическое" изучение системы языка, осн. на отношениях, а не на индивидуальности элементов или их материальности; возможно применение строгих, математич. методов в Я.; 4) язык есть система особого рода - знаковая система, существующая, с одной стороны, объективно, вне психики человека, в межличностном общении людей, с др. стороны - эта система существует и в психике людей; 5) подобно языку организованы нек-рые др. системы, действующие в человеческих обществах,- фольклор, обычаи и ритуалы, отношения родства и др.; все они могут изучаться, подобно языку, лингвистически, в частности формализоваться "алгебраически" или иными способами (см. Семиотика). Структурное направление в Я. развивалось различными путями в разных нац. школах, единство Я. было временно утрачено, что свидетельствует о его известной теоретич. слабости в этот период. Однако разные школы дополняли друг друга в теоретич. смысле.

Ш в е и ц. и близкая к ней франц. социологи ч. школы развивают гл. обр. знаковую доктрину де Соссюра и в меньшей степени -"алгебраич." линию структурализма. С работами учеников де Соссюра - А. Мейе, Ш. Баллы, С. О. Карцевского, швейц. учёного Р. Годеля, франц. учёного Э. Бенвениста - связаны осн. достижения этой школы: детальное изучение природы языкового знака; установление на этой основе глубинных закономерностей семантики и синтаксиса франц., нем., рус. языков; систематизация и реконструкция обширных пластов индоевроп. грамматики и лексики; создание базы для этимологич. словарей индоевроп. языков.

Наиболее полное развитие структурализм получил в трёх школах: 1) в амер. структурной лингвистике, т. н. дескриптивизме, возникшем в США в 20-е гг. 20 в. На основе изучения бесписьменных индейских языков Америки были выработаны приёмы максимально объективного первонач. описания языка - установления его фонем, морфем и элементарных синтаксич. конструкций (работы Ф. Боаса, Э. Сепира и др.), создан спец. дистрибутивный метод, основой которого послужило понятие дистрибуции (работы Л. Блумфилда "Язык", 1933, 3. С. Харриса "Методы в структурной лингвистике", 1951, К. Л. Пайка, Дж. Трейджера и др.). Однако к нач. 60-х гг. 20 в. обнаружились слабая объяснит, сила, малая применимость метода теории этого направления в семантике и синтаксисе. В процессе преодоления указанных недостатков выросло новое направление - генеративизм.

2) Пражская лингвистич. школа (вост.-европ. структурализм) сложилась также в 20-е гг. 20 в. Её центром был Пражский лингвистический кружок, существовавший до нач. 2-й мировой войны 1939-45 (с 1946 чеш. лингвисты возобновили работу под тем же назв.), в к-ром объединились нек-рые рус. и чеш. лингвисты (Н. С. Трубецкой, В. Матезиус, Р. Якобсон, Б. Трнка, Б. Гавранек, Я. Мукаржовский, И. Вахек, В. Скаличка и др.). К пражской и одновременно копенгагенской школам близки работы польск. учёного Е. Куриловича. Много сделали для развития идей пражской школы сов. учёные Л. В. Щерба, П. В. Богатырёв, Е. Д. Поливанов и др. В отличие от дескриптивистов, пражцы работали в русле филологич. европ. традиции, изучая европ. языки с богатой культурной историей. На этой основе ими была выработана концепция языка как "системы систем", определена динамика развития таких систем, исследованы мн. проблемы высказывания (т. н. актуальное членение предложения н др.). Осн. достижением было создание теоретич. фонологии с её центр, понятием оппозиции, по образцу к-рой формировалось описание др. сфер языка (см. Оппозиция^ в лингвистике). Нек-рой слабостью этой школы было недостаточное внимание к логич. стороне теории и метода.

3) С сер. 30-х гг. центром третьего течения стал Копенгагенский лингвист и ч. кружок (т. н. датский структурализм; см. Глоссематика). Во главе его стояли Л. Ельмслев, В. Брёндаль, X. Ульдалль. Поставив своей целью на новой основе решить проблему универсальной грамматики, копенгагенские лингвисты пришли к необходимости полной реформы лингвистич. метода. Новая теория языка и метод его описания были основаны на абсолютном примате отношений над элементами; язык понимался как "система чистых отношений". Копенгагенцам не удалось создать теорию, свободную от противоречий в формальном и содержат, отношении, однако благодаря их работам было подготовлено соединение абстрактной теории языка с математикой.

Достижения осн. школ структурного направления широко используются в языковедч. науке (см. Структурная лингвистика). Однако решение науч. задач только на основе методов структурного языкознания оказывается невозможным.

К сер. 60-х гг. 20 в. в Я. возникло новое направление - конструктивизм. Его осн. принцип, первоначально сформулированный в рамках математики и математич. логики,- требование конструктивности теоретич. объектов: объект может быть принят как объект теории, только если он может быть построен; говорить о существовании каких-либо объектов и возможности их познания учёный может лишь в случае, если умеет эти объекты теоретически построить или смоделировать. Одним из основных понятий конструктивного метода стал алгоритм, или алгорифм. Первоначальные идеи этого рода были выдвинуты уже Платоном и Панини и в той или иной степени повторялись впоследствии (Аристотель, Спиноза, Потебня и др.). На основе этих идей как частная разновидность конструктивизма в Я. возникли теории порождающих (или генеративных) грамматик (см. Математическая лингвистика). Конкретное применение этих теорий к языковому материалу показало их существенную ограниченность.

Параллельно структурализму в Я. возникали отд. частные направления, критиковавшие как младограмматизм, так и структурализм - лингвистическая география, неолингвистика (М. Бартоли и др.), ареалъная лингвистика, "новое учение о языке" (Н. Я. Марр) и др., внесшие в общую теорию языка лишь отд. новые элементы.

В СССР после Окт. революции 1917 возникло марксистское Я. Основу его теории составляют положения о становлении языка в процессе социализации и общественной трудовой практики первобытного человека (Ф. Энгельс); о языке как непосредств. действительности сознания, реализующейся в социальном общении (К. Маркс и Ф. Энгельс); об отражении объективной действительности в сознании человека и содержании языковых форм (теория отражения В. И. Ленина). Первым примером применения ист. материализма в исследовании языка явилась работа Энгельса "Франкский диалект". Сов. учёные-марксисты стремились создать новое направление, учитывая достижения предшествующих и совр. школ с одновременным преодолением их недостатков. Этому способствовали исключительно благоприятные условия СССР: в области материала - разнообразие языковых типов и семей, развитие нац. культур и языков, создание письменностей для бесписьменных языков (т. н. "языковое строительство"), в сфере теории - материалистич. тенденции рус. Я. 19 в., в особенности казанской школы, и, самое главное, осн. положения марксизма-ленинизма, что позволяло, в частности, воспринимать достижения различных методик и методов при сохранении примата марксистской методологии. На основе этих положений выросли гл. темы марксистского Я. в СССР, с к-рыми связаны его осн. достижения,- язык и общество (работы Р. О. Шор, Е. Д. Поливанова, Л. П. Якубинского, В. М. Жирмунского и др.), язык и мышление (работы И. И. Мещанинова, психолога Л. С. Выготского и др.). В области внутр. лингвистики в сов. Я. были созданы три крупнейшие концепции в Я. сер. 20 в. - типология И. И. Мещанинова; теория фонологии, грамматики и словарей Л. В. Щербы', теория рус. языка, лит. языков, стилистики и поэтики

В. В. Виноградова (см. 24-й том БСЭ, книга II-"СССР", раздел Языкознание). Марксистское Я. развивается также в др. социалистич. и нек-рых капиталистич. странах.

Характерной чертой Я. 2-й пол. 20 в. является тесное общение лингвистов разных стран и направлений, стремление к коллективному решению науч. проблем, дискуссии и обсуждения, формой к-рых стали регулярные междунар. конгрессы (см. Лингвистические конгрессы) и обширная периодич. лит-pa разных стран (см. Лингвистические журналы).

Лит.: Б у л и ч С. К., Очерк истории языкознания в России, т. 1, СПБ, 1904; Античные теории языка и стиля, М.- Л., 1936; Томсен В., История языковедения до конца 19 в., пер. с дат., М., 1938; Марков А. А., Теория алгорифмов, М., 1951 (Труды Математич. ин-та им. В. А. Стеклова, т. 38); М ейе А., Сравнительный метод в историческом языкознании, пер. с франц., М., 1954; Звегинцев В. А., История языкознания 19 и 20 вв. в очерках и извлечениях, 3 изд., кн. 1 - 2, М., 1964-65; Основные направления структурализма. Сб. ст., М., 1964; Советское языкознание за 50 лет. Сб. ст., М., 1967; Теоретические проблемы советского языкознания. Сб. ст., М., 1968; Лосев А. Ф., [Комментарий], в кн.: Платон, т. 1 - 2, М., 1968 - 70; Ленинизм и теоретические проблемы языкознания. Сб. ст., М., 1970; Энгельс и языкознание. [Со. ст.], М., 1972; Общее языкознание. Методы лингвистических исследований, М., 1973; С е р е бренников Б. А., Вероятностные обоснования в компаративистике, М., 1974; Мещанинов И. И., Проблемы развития языка, Л., 1975; Тростников В. Н., Конструктивные процессы в математике (философский аспект), М., 1975; Степанов Ю. С.. Методы и принципы современной лингвистики, М., 1975; СлюсареваН. А., Теория Ф. де Соссюра в свете современной лингвистики, М., 1975; Амирова Т. А., О л ьховиков Б. А., Рождественский Ю. В., Очерки по истории лингвистики, М., 1975; Березин Ф. М., Русское языкознание конца XIX - начала XX вв., М., 1976; Принципы описания языков мира, М., 1976; Steinthal H., Geschichte der Sprachwissenschaft bei den Griechen und Romern, Tl 1 - 2, Hildesheim, 1961; I v i с М., Trends in linguistics, The Hague, 1965; Mounin G-, Histqire de la linguistique. Des origines au XX siecle, P., 1967; Current trends in linguistics, v. 1 - 14, The Hague, 1963-76; Robins R. H., Ashort history of linguistics, Bloomington-L., 1968; Jacob A., Genese de la pensee linguistique, P., 1973; Davis Ph. W., Modern theories of language, Englewood Cliffs, 1973; Theoretische Probleme der Sprachwissenschaft, Bd 1 - 2, В., 1976.

Ю. С. Степанов.

ЯЗЫК-ОСНОВА, см. Праязык.

ЯЗЫК-ПОСРЕДНИК, контактный язык, язык, функционирующий как средство межнационального или межэтнического общения. В качестве Я.-п. может использоваться как естеств. язык (напр., русский в СССР, суахили в Вост. Африке), так и искусственный (напр., эсперанто). Особую разновидность Я.-п. образуют вторичные языки, возникающие на базе разных диалектов одного языка или разных языков в условиях языковых контактов (койне, пиджины). В одной и той же коммуникативной общности могут функционировать несколько Я.-п., разграниченных в соответствии со сферами их использования. В прикладной лингвистике Я.-п. понимается как логически сконструированная система соответствия между двумя и более языками, обеспечивающая перевод с языка на язык по схеме "язык! - Я.-п.- языка". Я.-п. является при этом абстрактной моделью, включающей особый понятийный словарь и набор грамматич. правил трансформации фраз одного языка в фразы другого, через посредство обобщённого (глубинного) базисного "языка". В. А. Виноградов.

ЯЗЫЧЕСТВО(отцерк.-слав. языцы -народы, иноземцы), обозначение нехристианских, в широком смысле-политеистич. религий (см. Политеизм, Теизм) в лит-ре христ. народов. Боги Я. олицетворяли стихии природы: др.-греч. Зевс, инд. Индра, кельт. Таранас, сканд. Тор, балт. Перкунас, слав. Перун - громовержцы, боги неба; др.-греч. Гелиос, егип. Ра, слав. Дажбог - боги солнца; др.-греч. Нептун, инд. Варуна - боги вод и т. п. Наряду с ними почитались низшие демоны, духи лесов, источников - нимфы, дриады, леший, водяной и т. п. Суть языч. культов - магическое воздействие на природу. Циклы постоянного возрождения природы, биол. и хоз. жизни коллектива (рода, общины) в представлении язычников были взаимосвязаны. Поэтому "календарные" с.-х. праздники включали также "семейные" торжества - свадебные обряды, пиршества и т. п. Языч. (антич. и др.) культы сменялись т. н. мировыми религиями (см. Христианство, Ислам, Буддизм).

Родо-плем. культы не удовлетворяли идеологии развитого классового общества. В Киевской Руси попытка кн. Владимира Святославича создать общегос. языч. пантеон (980) не удалась, что привело к крещению Руси в 988-989. Центрами новой религии стали города, в деревнях (по археол. данным) языч. обряд погребения под курганами сменился христианским к 13 в. Языч. боги в нар. верованиях персонифицировались христ. святыми (Перун - Ильёй Пророком, Белее, покровитель скота - Власием и т. д.), но сохранилась вера в домовых, леших и т. п. Я. было вытеснено офиц. религией в область народной культуры: соблюдение христ. обрядности (церк. службы, посты и т. п.) сочеталось с общинным отправлением аграрных культов, участием в пирах и игрищах, с к-рыми боролись ср.-век. церковники, объявлявшие также языческими и различные формы иск-ва и народного творчества. С др. стороны, церковь включила в число христианских главные языч. праздники, чтобы подчинить своему влиянию общинные культы (см., напр., Масленица, Карнавал). Сложившееся т. о. "двоеверие" сохранялось до нач. 20 в.

Лит.: Аничков Е. В., Язычество и Древняя Русь, СПБ, 1914; Пропп В. Я., Русские аграрные праздники, [Л.], 1963; Рыбаков Б. А., Языческое мировоззрение русского средневековья, "Вопросы истории", 1974, Jsfe 1; Носова Г. А., Язычество в православии, М., 1975. В. П.

ЯЗЫЧКОВЫЕ, класс паразитических беспозвоночных; то же, что пятиустки.

ЯЗЫЧОК, конусообразный выступ мягкого нёба у нек-рых человекообразных обезьян и человека. Отходит от середины заднего края нёба и направлен вершиной вниз; покрыт слизистой оболочкой. Передняя сторона Я. обращена в ротовую полость, задняя - в носоглотку. Имеет собственные напрягающие и поднимающие его мышцы. Поступающий в зев пищевой ком, соприкасаясь с Я., рефлекторно вызывает его поднятие и связанное с этим поднятие всего мягкого нёба, что способствует прохождению пищи из ротовой полости в глотку. У человека Я. участвует также в создании в ротовой полости герметичности, препятствующей отвисанию челюсти при вертикальном положении тела. Я. наз. также различные по происхождению части ротовых придатков у ряда членистоногих (ракообразные, паукообразные и насекомые). См. Гипофаринкс.

ЯЗЫЧОК, деталь язычковых муз. инструментов; пластинка, закреплённая одним концом и колеблющаяся от струи вдуваемого воздуха, а также от защипывания или удара. Различают 2 вида Я.: проскакивающие (проходящие) - укреплённые на рамке с прорезью (аккордеон, баян, губная гармоника, фисгармония и др.), и бьющие, к-рые делятся на камышовые - в механизме звукообразования (см. Трость) тростевых инструментов (кларнет, гобой, фагот и др.), и металлические (гл. обр. в т. н. язычковых органных трубах).

ЯЗЬ (Leuciscus idus), рыба семейства карповых. Длина тела до 70 см, весит до 2,5 кг (редко 6-8 кг). Спина тёмная, брюхо серебристое, все плавники красноватые. Обитает в реках, озёрах и водохранилищах Европы; встречается в солоноватых водах Ботнического и Финского заливов. Половой зрелости достигает на 3-5-м году. Нерест в апреле-мае, на мелководье. Плодовитость ок. 114 тыс. икринок. Питается насекомыми, моллюсками, червями, водорослями. Объект промысла и спортивного рыболовства. В прудовых х-вах разводят одомашненную форму Я. - орфу (золотой Я.).

ЯЗЬВА, река в Пермской обл. РСФСР, лев. приток Вишеры (басе. Камы). Дл. 162 км, пл. басе. 5900 км2. Образуется при слиянии рек Северная Я. и Полуденная Я., стекающих с хр. Кваркуш; течёт б. ч. по заболоченной низменности. Питание смешанное, с преобладанием снегового. Ср. расход воды ок. 70 М3/сек. Замерзает во 2-й пол. октября - 1-й пол. ноября, вскрывается во 2-й пол. апреля - 1-й пол. мая. Сплавная.

ЯИК, старинное название р. Урал. После подавления Крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачёва, в к-рой принимали участие яицкие казаки, Я. в 1775 указом имп. Екатерины II был переименован в Урал.

ЯИЦКИЕ КАЗАКИ, вольные казачьи общины, образовавшиеся на р. Яик (с 1775 - р. Урал) из рус. холопов, крестьян и посадских людей, бежавших от феод, эксплуатации в кон. 15-нач. 16 вв. В 16 в. возникло Яицкое казачье войско. Осн. занятиями Я. к. были рыболовство, добыча соли, охота. Войско управлялось кругом, к-рый собирался в Яицком городке (на ср. течении Яика). Первоначально все казаки имели равное право на пользование угодьями и участие в выборах атаманов и войсковой старшины. Со 2-й пол. 16 в. царское пр-во привлекало Я. к. для охраны юго-вост. границ и воен. колонизации, разрешая им вначале приём беглых. В 17 в. выделилась богатая верхушка (старшина), ставшая опорой пр-ва, к-рое стремилось подчинить себе Я. к. В 1718 пр-во назначило атамана и его помощника; часть казаков объявлена беглыми и подлежала возврату помещикам. В 1720 произошли волнения Я. к., к-рые не подчинились приказу царских властей о возврате беглых и заменили атамана выборным. В 1723 волнения были подавлены, руководители казнены; выборность атаманов и старшины упразднена. Волнения Я. к. происходили также в 1738 и 1748. В 1748 была введена постоянная организация (штат) войска, разделённого на 7 полков; войсковой круг окончательно утратил своё значение. Недовольство новыми порядками вызвало Яицкое казачье восстание 1772 и участие Я. к. в Крест, войне 1773-75, после подавления к-рой в 1775 Яицкое войско было переименовано в Уральское казачье войско.

ЯИЧКО, парная мужская половая железа - орган размножения и внутр. секреции (образование мужских половых гормонов, гл. обр. тестостерона) у человека. Имеет эллипсоидную форму; расположен в мошонке; ср. размеры: длинник - 4 см, поперечник - 3 см. Паренхима Я. состоит из семенных канальцев, к-рые служат местом образования сперматозоидов (см. также Половые органы). К врождённой патологии Я. относятся крипторхизм, анархизм и др. Повреждения Я. при травмах (ушиб, разрыв и др.) проявляются резкой болью, припуханием мошонки, кровоизлиянием в неё и т. д. При ушибах назначают покой, холод на мошонку, суспензорий, антибиотики. При открытых травмах производят хирургич. операцию. Наиболее частое воспалит, заболевание Я. - неспецифич. орхит. Туберкулёз Я. развивается обычно как следствие туберкулёза предстательной железы или придатка Я. и проявляется уплотнением, бугристостью Я., спаянностью его с кожей мошонки, гнойными свищами. Лечение оперативное - полное или частичное удаление Я. Реже наблюдаются сифилитич. и бруцеллёзное поражения Я., к-рые распознаются при помощи спец. проб и реакций; лечение медикаментозное. Опухоли Я. возникают преим. в молодом возрасте; чаще встречается семинома, реже - тератобластома (см. Тератома), хорион-эпителиома и др. опухоли. Лечение опухолей Я. гл. обр. оперативное. О водянке Я. см. ст. Гидроцеле.

А. Л. Шабад.

ЯИЧНИКИ (ovaria) животных и человека, женские половые железы, в к-рых образуются и созревают половые клетки-яйца. В процессе индивидуального развития первичные половые, или зачатковые, клетки обычно очень рано обособляются от соматич. клеток зародыша, позже они локализуются в одном из зародышевых листков. Я. образуются в эктодерме или энтодерме (кишечнополостные) и в мезодерме (остальные типы животных). Среди беспозвоночных - у губок, низших кишечнополостных животных и бескишечных ресничных червей Я. представляют собой лишь врем, скопление половых клеток, у развитых выше животных становятся обособленными органами. Различают 2 осн. типа строения Я. В мешкообразных Я. (низшие черви, иглокожие, членистоногие, моллюски, бесчерепные) яйца образуются во внутр. эпителиальной выстилке органа; в дальнейшем они попадают в полость Я. и выводятся наружу по его выводным каналам. Компактные, плотные Я. состоят из внутр. соединительнотканной стромы и наружной выстилки из зачаткового эпителия, в к-ром образуются яйца. Зрелые яйца попадают через прорыв стенки Я. в общую (вторичную) полость тела, откуда затем выводятся через совершенно независимые от Я. яйцеводы (из беспозвоночных - у кольчатых червей, а также у всех позвоночных).

Как правило, у двустороннесимметричных животных и человека Я. - парный орган. Однако у нек-рых форм Я. непарный, что зависит от двух причин: один из Я. может редуцироваться (напр., у брюхоногих моллюсков, птиц); два Я. могут в процессе индивидуального развития слиться между собой (нек-рые членистоногие, позвоночные, напр, минога, окунь и др.).

Упозвоночных животных Я. - плотные соединительнотканные тела, внутрь к-рых вросли тяжи зачатковых эпителиальных клеток, покрывающих Я. снаружи. Тяжи зачатковых клеток распадаются на округлые фолликулы; в них развиваются одно яйцо и ряд соматич. клеток, располагающихся вокруг него (т. н. фолликулярных клеток). Они участвуют в питании яйца, а нередко и в образовании яйцевых оболочек. Созревающий фолликул (у млекопитающих- граафов пузырёк) увеличивается и растягивается наполняющей его фолликулярной жидкостью, подвигается к поверхности Я. и лопается, освобождая зрелое яйцо, к-рое затем через яйцевод (где может произойти оплодотворение) попадает в матку. На месте лопнувшего фолликула на поверхности яичника развивается рубец, т. н. жёлтое тело.

У человека Я. располагаются в полости малого таза(у боковых его стенок), по обе стороны от матки, каждый на заднем листке широкой маточной связки. Ср. размер Я.: дл. 3-4 см, шир. 2-2,5 см, толщина 1 -1,5 см. С маткой Я. соединён собственной связкой. Кровоснабжение Я. осуществляется яичниковыми артериями, отходящими от брюшной аорты или от левой почечной артерии, а также ветвями маточной артерии; иннервация - из солнечного, верхнебрыжеечного, подчревного сплетений. В Я., кроме яиц, образуются половые гормоны - преим. эстрогены и прогестерон. Деятельность Я. регулируется гипофизарными фолликулостимулирующим гормоном и лютеинизирующим гормоном. См. также Половой цикл. Н. С. Лебёдкина.

Патология. Наиболее частое заболевание Я.- сальпингоофорит. В различные фазы менструального цикла (чаще в период овуляции) может возникать кровоизлияние в Я. - т. н. апоплексия Я., к-рая обычно сопровождается проявлениями острого живота. В редких случаях развивается т. н. яичниковая беременность (см. Внематочная беременность). Нередко встречаются киста Я. и доброкачеств. эпителиальная опухоль - кистома. Менструальная функция Я. при этом обычно не нарушается. Наиболее частые осложнения кист и кистом Я. - перекрут ножкн и разрыв капсулы с симптомами острого живота. В Я. возможно также развитие эндометрийза, злокачественных опухолей; рак Я. чаще возникает в возрасте 45-55 лет, обычно вследствие перерождения кистомы.

При невоспалит. заболеваниях Я. (кисты, опухоли, кровоизлияния и др.). сопровождающихся симптомами острого живота, показана срочная хирургич. операция. Раннему выявлению опухолевых процессов Я. способствуют профилактич. гинекологич. осмотры.

Лит.: Руководство по эндокринологии, М., 1973; Э с к и н И. А., Основы физиологии эндокринных желез, 2 изд., М., 1975. А. П. Кирющенков.

ЯЙВА, река в Пермской обл. РСФСР, лев. приток Камы. Дл. 304 км, пл. басе. 6250 км2. Берёт начало с хр. Кваркуш, впадает в Камское водохранилище. Питание смешанное, с преобладанием снегового. Ср. расход воды в 87 км от устья 88 м3/сек. Замерзает во 2-й пол. октября- начале ноября, вскрывается в конце апреля - начале мая. Сплавная. Судоходна на 15 км от устья. На Я. - пос. Яйва.

ЯЙВА, посёлок гор. типа в Пермской обл. РСФСР, подчинён Александровскому горсовету. Расположен на лев. берегу р. Яйвы. Ж.-д. станция на линии Чусовская - Соликамск. Домостроит. комбинат, леспромхоз. ГРЭС. Строится (1978) з-д керамзитового гравия.
 

ЯЙЛА (гюрк.), 1) главная гряда в системе Крымских гор. Вые. до 1545 м (г. Роман-Кош). Я. имеет крутые южные и пологие северные склоны. На 3. преобладают платообразные поверхности (Айпетринская Я., Ялтинская Я., Никитская Я., Бабуган-Я.); на В.- обособленные массивы (Чатырдаг, Демерджи-Я., Караби-Я. и др.), вые. до 700 м. Сложена преим. известняками. На склонах горно-лесные ландшафты (на Ю. - средиземноморского типа); на вершинах - голый и полузадернованный карст. 2) Общее название летних горных пастбищ в Крыму.

ЯЙПАН, город, центр Узбекистанского р-на Ферганской обл. Узб. ССР, в 12 км от ж.-д. станции Яйпан (на линии Хаваст - Коканд). Хлопкоочистит. з-д, швейно-ватная ф-ка. Нар. театр.

ЯЙЦЕ (Jajce), город в Югославии, в Соц. Респ. Босния и Герцеговина, на р. Врбас, близ впадения в неё р. Плива. 8,5 тыс. жит. (1976). Каскад ГЭС на р. Плива. Электрохимич. пром-сть, произ-во ферросплавов. В здании, где 29-30 нояб. 1943 проходила 2-я сессия Антифашистского веча народного освобождения Югославии, создан ист. Музей народно-освободит. борьбы.

ЯЙЦЕВОД, у самок животных и у женщин проток (обычно парный), служащий в основном для выведения зрелых яиц (яйцеклеток), образующихся в яичнике. Я. может быть непосредств. продолжением яичника (напр., у круглых червей, членистоногих, иглокожих) или полностью изолированным от него и открываться одним концом (внутренним) во вторичную полость тела, а другим - в клоаку (у большинства позвоночных) или наружу (напр., у кольчатых червей, млекопитающих). У кольчатых червей Я. служат половые воронки (целомодукты), а у большинства позвоночных животных - мюллеровы каналы, развивающиеся из первично-почечного протока. У осетровых рыб и костных ганоидов Я. тесно прилегают к яичникам, у большинства костистых рыб Я. срастаются с яичниками.

Продвижение яйца по Я. обычно осуществляется сокращением его мускульных стенок или движением ресничек мерцательного эпителия, выстилающего полость Я. Обычно в Я. яйца одеваются различными оболочками. Способностью к выделению обволакивающих веществ обладает стенка всего Я., иногда же эта функция локализуется в определ. её участках: так, у головоногих моллюсков имеется спец. "яйцеводная железа", среди позвоночных у хрящевых рыб - скорлуповая железа. Отдел Я., служащий для вынашивания яиц или зародышей, наз. маткой. Подходящие к матке части Я., в к-рых происходит оплодотворение яиц, у млекопитающих наз. фаллопиевыми трубами. У организмов с внутр. оплодотворением (если Я. при этом открывается наружу) конечный отдел Я. образует влагалище. О Я. человека см. ст. Маточные трубы.

ЯЙЦЕВОЙ ЗУБ, лицевой бугорок, прочный заострённый роговой бугор у зародышей нек-рых пресмыкающихся (черепахи, крокодилы, гаттерия) и птиц, временно развивающийся на верх, челюсти или на конце верх, части клюва - надклювья. Я. з. служит для пробивания скорлупы при вылуплении из яйца, затем он быстро отпадает. У некоторых ящериц и змей Я. з. является передним зубом предчелюстной кости.

ЯЙЦЕВЫЕ ОБОЛОЧКИ, защитные образования различного строения, окружающие яйца у подавляющего большинства животных. Лишь у немногих животных, яйца к-рых способны к амебоидному движению, напр, у губок и некоторых кишечнополостных, поверхность яйца не защищена оболочкой. По происхождению различают три типа Я. о. Первичную, или желточную, оболочку вырабатывает само я и ц о в период роста (ооцит). Нередко она представлена тонким прозрачным слоем, иногда (напр., у аскариды, некоторых позвоночных) достигает значит, толщины и может быть многослойной. У большинства позвоночных желточная оболочка пронизана многочисл. радиальными каналами, за что получила название zona radiata; у млекопитающих её наз. блестящей оболочкой - zona pellucida (рис. 5, 7 в ст. Яйцо). Каналы возникают при формировании оболочки в тех местах, где располагаются отходящие от поверхности ооцита микроворсинки, направленные навстречу выростам окружающих его фолликулярных клеток. Нек-рые исследователи полагают, что образование zona radiata осуществляется за счёт веществ, секретируемых не только ооцитом, но и фолликулярными клетками, поэтому её нельзя считать первичной в строгом смысле слова. Желточная оболочка образуется почти всегда; мн. яйца имеют, кроме того, оболочку другого типа (обычно вторичную), а иногда - оболочки всех трёх типов.

Вторичная оболочка, или хорион, выделяется вспомогат. клетками яичника или формируется путём преобразования этих клеток в материал оболочки. Большой прочности достигает хорион у насекомых и др. членистоногих, у к-рых он пропитывается хорионином- веществом, по составу близким кератину. Третичные оболочки секретируются клетками полового тракта самки во время продвижения овулировавшего яйца по яйцеводу. К третичным оболочкам относятся студенистые оболочки яиц иглокожих, моллюсков, рыб и земноводных, а также более плотные белковые оболочки, одетые роговой скорлупой у головоногих моллюсков и акулообразных рыб, волокнистой и известковой у пресмыкающихся или подскорлуповыми оболочками и известковой скорлупой у птиц (рис. 6 в ст. Яйцо). У мн. беспозвоночных прочная третичная оболочка окружает неск. яиц и наз. лицевым коконом. Кокон содержит белковую жидкость, к-рая является жидкой третичной оболочкой. Если плотные оболочки формируются до соединения яйца и сперматозоида, в них образуются особые каналы (микропиле), по к-рым оплодотворяющий сперматозоид может беспрепятственно достигнуть цитоплазмы яйца. Я. о. защищают яйца от механич. повреждений, от проникновения микроорганизмов и паразитов, от высыхания и т. п. У мн. животных клейкие оболочки или их придатки служат также для прикрепления яиц к субстрату. Материал жидких белковых оболочек используется развивающимися зародышами как питательный материал. Отделение оболочки от поверхности яйца при оплодотворении играет важную роль в его защите от проникновения сверхчисленных сперматозоидов (см. Кортикальная реакция). А. С. Гинзбург.

ЯЙЦЕЖИВОРОЖДЕНИЕ, способ воспроизведения потомства животными, при к-ром зародыш развивается в теле матери, но освобождается от лицевых оболочек только после откладки яйца. При Я. зародыш не получает дополнит, питат. веществ от матери. Я. свойственно: из беспозвоночных-нек-рым скорпионам, гамазовым клещам, из позвоночных - ряду пресмыкающихся (мн. ящерицы, обыкновенная гадюка, морские змеи, нек-рые ужи). Ср. Живорождение, Яйцерождение.