На главную
Содержание

СССР

Литературоведение

Литературоведение зародилось в России во 2-й трети 18 в., когда появились работы, посвящённые отечеств, поэзии, реформе стихосложения (В. К. Тредиаковский), проблемам становления рус. лит. языка (М. В. Ломоносов). Однако эти работы носили в основном описательный и нормативный характер. В нач. 19 в. теоретич. основы лит-ры разрабатывались в стиховедческих (А. X. Востоков), ист.-лит. (Н. И. Греч) и др. работах. До 40-х гг. 19 в. изучение лит-ры развивалось гл. обр. в форме критики, стимулировавшей писателей к отражению новых обществ, настроений (А. А. Бестужев-Марлинский, А. Ф. Мерзляков, В. К. Кюхельбекер и др.). В работах Н. И. Надеждина, развивающих мысль о внутр. законах художеств, истории человечества, доказывалась необходимость возникновения «новейшей поэзии», синтезирующей достижения классицизма и романтизма. Требование «исторического» способа рассмотрения ист.-лит. и теоретич. проблем утверждал А. С. Пушкин. В творчестве революц. демократов литературоведение начало складываться в стройную систему. В. Г. Белинский, рассмотрев развитие рус. лит-ры в единстве со всей рус. культурой 18 - нач. 19 вв., поставил вопрос о специфике иск-ва, разработал проблемы конкретности художеств, произведения, единства содержания и формы, самодвижения характеров, классификации лит-ры. Теория реализма Белинского, разрабатывавшаяся им эстетика «натуральной школы» обосновывали прогрессивную роль рус. лит-ры в освободительном движении; народность лит-ры усматривалась критиком в её нац. самобытности, в защите интересов народа, в её демократическом характере. Гражданственность, широта и историзм мышления, внимание к социальному содержанию лит-ры определяли пафос его борьбы с теорией «чистого искусства». Лит. критика и эстетика Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Д. И. Писарева была направлена на материалистич. истолкование природы иск-ва, защиту его обществ, роли, дальнейшую разработку проблем народности; ими была выработана целостная концепция развития рус. критики и эстетики 20-40-х гг. 19 в. Идеи рус. революц. демократов развивались их единомышленниками и последователями в укр. (Т. Шевченко, И. Франко, Леся Украинка, П. Грабовский и др.), арм. (М. Налбандян и др.), азерб. (М. Ф. Ахундов и др.), груз. (И. Чавчавадзе, А. Церетели и др.), осет. (К. Хетагуров и др.)и др. лит-pax. Постепенно история и теория лит-ры обособлялись от критики; разработка связанных с ними проблем велась представителями т. н. академич. литературоведения, тесно связанного с передовыми течениями рус. обществ, мысли и представленного 3 осн. школами. Мифологич. школа (Ф. И. Буслаев, А. Н. Афанасьев, О. Ф. Миллер и др.), ориентируясь на ист. бытование жанров, сюжетов, конфликтов и т. п., выясняла своеобразие, генезис явлений словесности различных национальностей. Культурно-историч. школа (А. Н. Пыпин, Н. С. Тихонравов и др.) выдвинула идею единого изучения художеств, наследия писателей в широком контексте духовной культуры их эпохи; идею непрерывности и преемственности лит. развития, его нац. своеобразия и самобытности. Школа призывала к массовому изучению словесных произведений народа; её заслугой является публикация памятников нар. творчества, применение палеографич. критики текста. Недостатком историко-культурного метода была недооценка эстетич. анализа памятников и их художеств, специфики, отождествление истории лит-ры и истории обществ, мысли, оперирование идеей «среды» без учёта обусловливающих эту «среду» социально-классовых факторов. Сравнительно-историч. школа (Ал. Н. Веселовский и др.), включив в круг исследования новые культурные регионы, выдвинула проблему лит. традиции и влияния; однако игнорирование в нек-рых работах внутр. законов развития каждой лит-ры приводило к поверхностному компаративизму, произвольному установлению связей. В работах Ал. Н. Веселовского, синтезирующих позитивные положения мифологич. гипотезы, теории заимствования и самозарождения художеств, представлений, сюжетов и образов, развивающих традиции культурно-историч. школы, сравнительно-историч. метод реализовался как высшее достижение домарксистского литературоведения не только в России, но и на Западе. Учёный широкого диапазона, создатель наиболее обстоятельной для своего времени ист. поэтики, Ал. Н. Веселовский наметил закономерности единого процесса лит. развития в его культурно-историч. обусловленности, эволюцию осн. элементов поэтич. стиля и сюжетности, по-новому осмыслил роль личности в ист.-лит. процессе, по-новому поставил проблему традиций и новаторства.

Во 2-й пол. 19 - нач. 20 вв. определились значит, успехи в области практич. текстологии и комментирования (Я. К. Грот, М. И. Сухомлинов, Л. Н. Майков и др.), филологич. изучения древних текстов (А. А. Шахматов и др.), изучения лит-ры как важнейшего документа общественной психологии (Н. А. Котляревский, Д. Н. Овсянико-Куликовский и др.); с точки зрения гносеологической природы образа рассмотрел явления лит-ры А. А. Потебня, работы к-рого стимулировали интерес к исследованию психологии творчества и природе художеств, мышления. В 1900-х гг. активно выдвигалась задача выяснения социальной функции лит-ры: Евг. Соловьёв (Андреевич), С. А. Венгеров и др. Постепенно социологи, метод принял у его приверженцев (П. Н. Сакулин, П. С. Коган и др.) универсальное значение; внутри его складывалась тенденция, получившая позднее, в советское время, название вульгарного социологизма (В. М. Шулятиков, В. М. Фриче и др.).

На рубеже 19 и 20 вв. эстетич. и литера-туроведч. мысль испытывает влияние идей марксизма, методологич. принципов марксистского литературоведения; намечается эволюция нек-рых академич. школ к марксизму. Г. В. Плеханов разработал концепцию отношения иск-ва (в т. ч. лит-ры) к обществ, жизни. В работе «Материализм и эмпириокритицизм» (1908) В. И. Ленин сформулировал принципы теории отражения, ставшей филос. фундаментом марксистско-ленинской эстетики, литературоведения и искусствознания. В ст. «Партийная организация и партийная литература» (1905), в статьях о Л. Н. Толстом, А. И. Герцене, в высказываниях о М. Горьком, Чернышевском, М. Е. Салтыкове-Щедрине, И. С. Тургеневе и др. писателях В. И. Ленин создал цельную концепцию роли идей социализма в развитии иск-ва, отношения иск-ва (прежде всего лит-ры) к революции, теоретически обосновал принцип партийности лит-ры. А. В. Луначарский видел в ленинском наследии, взятом «во всем объеме», «надежнейший компас» и для литературоведения. «Характерный для всего наследства Ленина дух боевой партийности, присущая этому наследству политическая заостренность в соединении с философской глубиной и исторической конкретностью должны оплодотворить, уже оплодотворяют и будут оплодотворять марксистское литературоведение» (Луначарский А. В., Собр. соч., т. 8, 1967, с. 464). Лит.-критич. выступления В. В. Воровского, М. С. Ольминского, Луначарского, Горького, С. Шаумяна, Ф. Махарадзе, А. Цулукидзе и др. критиков-марксистов ввели критику и литературоведение в «контекст» развития обществ, эстетич. мысли и революц. движения в России.

Советское литературоведение. Окт. революция 1917 поставила перед советской наукой о лит-ре новые конкретные задачи, в решении к-рых пришлось ей идти непроторёнными путями. Возникавшие ошибочные концепции преодолевались в острых дискуссиях, имевших большое теоретич. и практич. значение для развития литературоведения: об отношении к классич. наследию (см. Пролеткульт), о "формальном методе", о концепции В. Ф. Переверзева. Важную роль в становлении сов. лит-ры и литературоведения сыграли письмо ЦК РКП(б) "О пролеткультах" (1920) и совещания по лит. вопросам при агитпропе ЦК РКП(б)(1924-25). Знаменательным этапом в развитии литературоведения явилось преодоление в 30-х гг. вульгарного социологизма. Решающую роль сыграло теоретич. освоение эстетич. наследия классиков марксизма-ленинизма. В эти годы были опубликованы письма К. Маркса и Ф. Энгельса к Ф. Лассалю, Ф. Энгельса к М. Каутской и М. Гаркнесс, вышел сборник «К. Маркс и Ф. Энгельс об искусстве», в 1932 появилась статья Луначарского «Ленин и литературоведение», положившая начало углублённому изучению трудов и высказываний Ленина, непосредственно касающихся лит-рь: и иск-ва. В 20-е гг. изучение рукописного наследия рус. классиков привело к возникновению сов. текстологии (работы Н. К. Пиксанова, Б. В. Томашевского, Г. О. Винокура и др.). В 50-60-х гг. это изучение было продолжено в текстологич. трудах Ин-та мировой лит-ры им. А. М. Горького (ИМЛИ; осн. в 1932) и работах Д. С. Лихачёва.

30-е гг. вошли в историю сов. литературоведения как основополагающий этап теоретич. разработки принципов социалистического реализма. Широкое обсуждение лит. проблем, прошедшее перед 1-м съездом сов. писателей (1934), доклад и выступления Горького на съезде, его статьи «О социалистическом реализме», «Беседа с молодыми» и др. активизировали эстетич. поиски литературоведов. Большое значение имели статьи Луначарского, А. А. Фадеева, в сб. «В спорах о методе» (1934) и др. Преодолевалась распространённая ошибка - отождествление стиля и метода; возрастал интерес к разработке на новом творч. уровне вопросов поэтики, проблем художеств, формы. Преодолевалась односторонность вульгарно-социологич. и формалистнч. концепций; появлялись синтетич. исследования художеств, специфики и социальных сторон (корней) лит-ры, являющиеся важным завоеванием сов. литературоведения. Успехи сов. лит-ры 30- нач. 40-х гг., в особенности завершение художеств, эпопей, получивших мировую известность («Жизнь Клима Самгина» Горького, «Тихий Дон» М. А. Шолохова, «Хождение по мукам» А. Н. Толстого и др.), подводили теоретич. мысль к попыткам определить место социалистич. реализма в мировом лит. процессе, в художеств, развитии человечества. Теоретич. поиски 30-х гг. определили осн. линии развития сов. литературоведения 2 последующих десятилетий. В годы Великой Отечественной войны 1941-45 сов. литературоведы вносили вклад в общенар. дело, раскрывая в своих исследованиях красоту и богатство духовного наследия Родины, великие патриотам, традиции классич. рус. лит-ры и лит-ры народов СССР. Литературоведение послевоенных лет, руководствуясь постановлениями ЦК ВКП(б) 1946-48, укрепляло теоретич. позиции социалистич. реализма. Активно участвуя в лит. процессе, литературоведение боролось также против схематизма в изображении жизненных противоречий, против мелкотемья и «лакировки» действительности. Дискуссии о реализме и социалистич. реализме 1957 и 1959, проведённые ИМЛИ (2-я совм. с Союзом писателей СССР), утвердили представление о социалистич. реализме как новом закономерном этапе развития мирового иск-ва, единственно верном ответе на искания передовой художеств.

культуры человечества, форме художеств, самосознания народов, борющихся за социальное освобождение. Тогда же были впервые сформулированы и обсуждены 2 важнейшие проблемы: стилевое богатство и многообразие лит-р народов СССР и взаимоотношения социалистического реализма с др. лит. направлениями в мировом лит. процессе. В ревизионистском литературоведении и эстетике за рубежом в 60-х гг. возникла конформистская концепция «синтеза», слияния реализма с модернизмом в некоем «новом реализме», «реализме без берегов». Сов. литературоведы и эстетики убедительно доказали, что подлинный прогресс иск-ва возможен только на почве социалистич. реализма, а водораздел между основными направлениями лит. развития следует видеть отнюдь не в формальных различиях. В трудах конференции «Современные проблемы реализма и модернизм» (1964) раскрыты новые перспективы теоретич. осмысления лит. процесса, определилась программа исследований и борьбы за совершенствование творч. метода сов. лит-ры, за расширение его влияния на мировое лит. развитие. Этой программе и её реализации посвящалась конференция «Актуальные проблемы социалистического реализма» (1966), на к-рой анализ явлений лит. процесса был развёрнут в 2 направлениях: характеристика совр. стилевых исканий и исследование теоретич. проблем творч. метода сов. лит-ры, рассматривавшихся в тесной связи с задачами полемики, к-рую марксистско-ленинская эстетика ведёт с направлениями идеалистич., субъективистской эстетики. Конференции 60-х гг., а также конференция «Новая историческая общность людей - советский народ и литература социалистического реализма» (1972), всесоюзные дискуссии по реализму и социалистич. реализму - важные этапы истории сов. литературоведения. В 60-70-х гг. всесторонне и плодотворно исследовались теоретич. проблемы литературоведения, реализма и социалистич. реализма (Ю. Я. Барабаш, А. С. Бушмин, В. И. Борщуков, А. Л. Дымшиц, Д. Ф. Марков, А. С. Мясников, В. В. Новиков, В. М. Озеров, С. М. Петров, Г. Н. Поспелов, Ю. И. Суровцев, Б. Л. Сучков, Л. И. Тимофеев, М. Б. Храпченко, Н. 3. Шамота, В. Р. Щербина, У. Р. Фохт, Я. Е. Эльсберг, Л.Г.Якименко и др.).

В разработке проблем теории и истории критич. и социалистич. реализма, истории лит-р дооктябрьской и октябрьской эпох ведущую и организующую роль сыграли ин-ты АН СССР. Ещё в 30-е гг. Ин-т рус. лит-ры (Пушкинский дом) АН СССР (ИРЛИ; осн. в 1905) стал организац. центром изучения творчества Пушкина, проблем народности рус. лит-ры и широкого круга проблем теории и истории рус. реализма 19 в. В 30-40-е гг. успехи пушкиноведения ознаменовались рядом крупных трудов (М. П. Алексеев, Д. Д. Благой, С. М. Бонди, В. В. Виноградов, Г. А. Гуковский, Б. С. Мейлах, Б. В. Томашевский, Ю. Н. Тынянов, М. А. Цяв-ловский, П. Е. Щегол ев и др.); на протяжении многих лет выходят серийные пушкиноведческие издания («Временник Пушкинской комиссии», в. 1-11, 1963- 1975; «Пушкин. Исследования и материалы», 1-7, 1956-74, и др.). ВЗО-хгг. начало складываться и гоголеведение, ставшее в 50-70-х гг. с появлением фундаментальных монографий и исследований (Виноградов, В.В. Гиппиус, С.И. Машинский, Н. Л. Степанов и др.) одной из наиболее результативных областей сов. литературоведения. Возрождались лучшие традиции дооктябрьского академич. литературоведения в изучении др.-рус. лит-ры. Совершалось коренное обновление принципов подхода к лит. памятникам, а также методов их анализа, формировалось новое понимание связи древней лит-ры с историей, разрабатывались проблемы художеств, методов и специфики др.-рус. лит-ры, вопросы о преемств. связи с нею последующих периодов развития рус. лит-ры (В. П. Адрианова-Перетц, Н. К. Гудзий, И. П. Ерёмин, Лихачёв, А. С. Орлов, В. Н. Перетц, В. Ф. Ржига, Б. А. Рыбаков, С. К. Шамбинаго и др.). Обновлялись принципы исследования памятников народного творчества. Сов. фольклористика складывалась в трудных исканиях новой методологии (М. X. Абегян, М. К. Азадрвский, Н. П. Андреев, П. Г. Богатырёв, В. М. Жирмунский, Н. Я. Марр, С. Ф. Ольденбург, В. Я. Пропп, Б. М. и Ю. М. Соколовы и др.). Такую же перестройку переживало изучение рус. лит-ры 18 в. Разрушались вульгарно-социологич. представления об ученич. подражательности рус. классицизма и художеств, несостоятельности рус. лит-ры от А. Д. Кантемира до Н. М. Карамзина, исследовалась её связь с нац. историей, её художеств, специфика и оригинальность, ист. значение рус. лит-ры 18 в. как источника художеств, идей для лит-ры предпушкинской и пушкинской поры (П. Н. Берков, Гуковский, В. А. Десницкий, Г. П. Макогоненко, В. Н. Орлов). Преодоление догматич. трактовки художеств, реализма как неподвижной, исторически не развивающейся категории, науч. подход к анализу связей реалистич. метода с мировоззрением и творч. индивидуальностью писателя открывали путь к всестороннему изучению творчества Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского, их роли в мировом лит. развитии и художеств, прогрессе (М. М. Бахтин, Б. И. Бурсов, Гудзий, Н. Н. Гусев, В. А. Жданов, Э. Е. Зайденшнур, В. Я. Кирпотин, К. Н. Ломунов, Т. Л. Мотылёва, Г. М. Фри длен дер, Храпченко, А. В. Чичерин, Б. М. Эйхенбаум, А. С. Долинин, В. Б. Шкловский и др.). В монографиях, созданных в 60-х гг., реализованы ленинские идеи осмысления творчества Л. Н. Толстого как закономерного этапа развития рус. революции и рус. лит-ры, ставшего громадным шагом вперёд в художеств, развитии человечества.

Ленинская концепция преемственности трёх поколений, трёх классов, действовавших в рус. революции, привлекла пристальное внимание литературоведения к изучению лит. наследия декабристов и революционеров-разночинцев, начиная с Чернышевского и кончая героями «Народной воли». Исследования о писателях-декабристах (В. Г. Базанов, В. Н. Орлов и др.) прояснили понимание противоречивой природы рус. романтизма и содействовали формированию новых представлений о его месте и роли в ист.-лит. процессе 19 в. Академич. издание полного собрания сочинений Белинского (т. 1-13, 1953-59), всестороннее изучение его лит. наследия (А. Лаврецкий, Н. И. Мордовченко, В. С. Нечаева, Ю. Г. Оксман, М. Я. Поляков и др.) позволили разрешить многие вопросы биографии и мировоззрения Белинского, не получившие ранее верного или достаточно глубокого освещения, и впервые составить полное научно-аргументированное представление о вкладе Белинского в развитие теории реализма в России. Весомыми явились достижения в изучении лит.-художественного, критич. и эстетич. наследия революц. демократов 60 - 70-х гг. Были изданы полные или академические собрания сочинений Герцена, Чернышевского, Некрасова, Салтыкова-Щедрина, появились исследования Буш-мина, Н. Ф. Бельчикова, Макашина, П. А. Николаева, Е. И. Покусаева, Л. А. Плоткина, Б. С. Рюрикова, А. П. Скафтымова, К. И. Чуковского, И. Г. Ямпольского. Сов. литературоведы раскрыли роль рус. революц. демократов в развитии мировой эстетической мысли и теории реализма и тем самым показали несостоятельность попыток некоторых зарубежных историков лит-ры и эстетики игнорировать теоретический вклад рус. критиков и эстетиков, опиравшихся на богатейший опыт рус. лит-ры критического реализма, осмысленный ими в духе революц. социалистич. идеалов. Вместе с тем в литературоведении утверждались традиции неразрывного единства науч. и лит.-критич. мысли, воплотившегося в статьях Белинского, Добролюбова, Чернышевского, Писарева, Салтыкова-Щедрина и их последователей и соратников в укр., арм., груз., азерб. и др. нац. лит-рах. Возникла возможность выработать целостную, подлинно научную, исторически обоснованную концепцию лит. процесса в многонац. России.

В 30-е гг. были заложены основы горьковедения, у истоков к-рого стоял Луначарский, определивший принципиальную важность творчества Горького для художеств, развития человечества, назвавший его писателем, в чьём творчестве пролетариат «впервые осознает себя художественно, как он осознал себя философски и политически в Марксе, Энгельсе и Ленине» (Луначарский А. В., Собр. соч., в 8 тт., т. 2, с. 141). Успехи горьковедения воплощены в трудах серийных изданий: «Горьковские чтения» (1940- 1968), «М. Горький. Материалы и исследования» (1934-51), «Архив А. М. Горького» (1939-76), трудах и монографиях С. Д. Балухатого, Б. А. Бялика, С. В. Касторского, Б. В. Михайловского, К. Д. Муратовой, А. С. Мясникова, А. И. Овчаренко, Пиксанова, Е. Б. Тагера и др. Труды горьковедов, изучение творчества Маяковского (В. Д. Дувакин, И. Машбиц-Веров, А. И. Метченко, 3. С. Паперный, В. О. Перцов, В. В. Тренин, А. В. Февральский, Н. И. Харджиев), Шолохова (В. В. Гура, И. Лежнёв, Ю. Б. Лукин, Якименко и др.) и А. А. Фадеева (Бушмин, Е. Ф. Книпович, Озеров и др.) - всё это явилось соединит, звеном между проблем-но-тематич. направлениями в изучении рус. сов. классики и аналогичными направлениями в изучении сов. лит. процесса.

Основные проблемно-тематические направления всесоюзного литературоведения содействовали становлению и развитию аналогичных направлений в союзных республиках: шевченковедение (А. И. Белецкий, Ю. О. Ивакин, Е. П. Кирилюк, М. Рыльский, Е. С. Шаблиовский) и франковедение (Белецкий, Г. Д. Вервес, П. И. Колесник, М. Н. Пархоменко, С. М. Шаховской) на Украине, изучение творчества Руставели в Грузии (И. Абашидзе, А. Барамидзе, Ш. Нуцубидзе), творчества Райниса в Латвии (К. Краулинь, Э. Сокол, В. Хаусман), Навои в Узбекистане (Е. Э. Бертельс, В. Захидов, И. А. Султанов), Низами (Э. Аббасов, М. Гулизаде) и Физули (Г. Араслы, М. Ариф) в Азербайджане, Рудаки (Бертельс, А. М. Мирзоев) и Айни (И. С. Брагинский, Н. Масуми) в Таджикистане, Махтумкули (Б. Каррыев) в Туркменистане, Купалы (Г. Берёзкин, И. Науменко) и Коласа (А. Майхович, Е. Мозольков) в Белоруссии, Абая(М. О. Ауэзов, 3. Ахметов) в Казахстане и т. п. Творчество классиков нац. лит-р рассматривается в связях с рус. и др. нац. лит-рами. С ещё большей определённостью интернационалистич. дух и характер литературоведения выразился в рассмотрении проблематики развития лит-р народов СССР сов. эпохи. Уже в 20-х гг. начало складываться понимание общности лит. процессов, сопровождавшееся поисками организац. форм взаимосвязей и сотрудничества нац. писательских коллективов. Парт, решения «О политике партии в области художеств, лит-ры» (1925), «О перестройке литературно-художественных организаций», ликвидация РАППа и создание единого Союза писателей СССР (1932) помогли осуществлению этих целей. Определились межнац. проблемы, привлекающие внимание литературоведов и литературоведческих ин-тов всех союзных и авт. республик. Главнейшие из них: теория и история социалистич. реализма; история и теория взаимосвязей и взаимообогащения нац. лит-р, закономерности развития сов. романа и др. Созданы 3-томная «Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении» (1962-65), Краткая литературная энциклопедия (т. 1-8, 1962-75), 6-томная «История советской многонациональной литературы» (1970-74) и др. Значит, роль в выработке марксистской методологии изучения связей и взаимодействия лит-р сыграли труды литературоведов, посвящённые изучению взаимосвязей нац. лит-р СССР в их движении к единству многонац. сов. лит-ры (Берков, Брагинский, Н. Г. Джусойты, К. Л. Зелинский, 3. С. Кедрина, Г. И. Ломидзе, Н. С. Надъярных, Л. Н. Новиченко, В. Д. Оскоцкий, Пархоменко, Суровцев и др.). Сов. литературоведение изучает лит-ры прошлых веков и актуальные проблемы текущего лит. процесса, смыкаясь в их анализе с лит. критикой, формируя при этом новый тип критика-литературоведа и новые жанровые формы литературно-критич. литературоведения. Достигла успехов отечеств, славистика (И. Н. Голенищев-Кутузов, К. Н. Державин, Н. И. Кравцов и др.), медиевистика (Бахтин, А. А. Смирнов, Л. Е. Пинский, В. Ф. Шишмарёв, Б. И. Ярхо и др.), востоковедение (В.М.Алексеев, Бертельс, А. Н. Болдырев, В. С. Гривнин, В. А. Гордлевский, Н. И. Конрад, И. Ю. Крачковский, В. А. Кривцов, Б. А. Ларин, В. И. Симаков, Н. Т. Федоренко и др.), созданы монографии о крупнейших представителях, важнейших явлениях и процессах античной, зап.-европ., американской лит-р (В. Ф. Асмус, Н. Я. Берковский, Д. В. Затонский, С. И. Соболевский, Сучков, И. М: Тройский, А. А. Аникст, И. И. Анисимов, Р. М. Самарин, В. Д. Днепров, Н.М. Морозов, Ф.П. Шиллер и мн. др.). Многонац. и мировые аспекты сов. литературоведения потребовали дальнейшего обогащения его методологич. поисков, разработки принципов сравнительно-типологич. изучения лит-ры (Алексеев, Белецкий, Берков, Жирмунский, Конрад, Марков, И. Г. Неупокое-ва и др.). Проблемам типологии рус. реализма 19 в. посвящалась конференция в ИМЛИ (1967), тем же проблемам в масштабах семьи славянских лит-р - конференция «Сравнительное изучение славянских литератур» в Ин-те славяноведения и балканистики (1971). Конец 60 - нач. 70-х гг. отмечены значит, активностью в разработке проблем теории лит-ры. Наиболее важным и характерным в этой области явились труды: «Проблемы художественной формы социалистического реализма» (т. 1-2, 1971), «Смена литературных стилей» (1974), трёхтомник «Теории. Школы. Концепции» (1975). Критич. анализ основных теорий, школ и методологич. концепций совр. бурж. литературоведения тесно сочетался с конструктивной теоретич. разработкой актуальных проблем соотношения метода и творч. индивидуальности, системного изучения лит-ры, творч. методов и лит. процесса, с ист.-функциональными исследованиями (Храпченко и др.), изучением проблем специфики художеств, формы и стиля (разработка к-рых базируется на работах Виноградова), форм художеств, обобщения в социалистич. реализме и соотношения последнего с др. творч. методами (Сучков, Марков и др.). Интерес к внутр. законам искусства слова, к синтезу исторической и собственно теоретич. поэтики, к исследованию общих свойств художеств, формы на конкретном материале произведений, содержательности формы, её художеств, смысла свойствен работам Бахтина, Л. Я. Гинзбург, Берковского и др.; появились работы по структурной поэтике (Ю. М. Лотман и др.); плодотворно развивается стиховедение (Тимофеев, М. Л. Гаспаров и др.).

Поиски новых методов литературоведения сопровождаются творч. полемикой с зарубежными литературоведч. школами, анализом и оценкой практики совр. компаративизма, теоретич. аспектами семиотики, структурализма, роли моделирования в художеств, творчестве, критикой идеалистич., субъективистских и неоформалистских позиций бурж. литературоведения. Важным направлением сов. литературоведения остаётся борьба за чистоту марксистско-ленинской идеологии, против буржуазных и ревизионистских извращений истории и практики лит-ры социалистич. реализма (А. А. Беляев, Борщуков, Дымшиц, Овчаренко, Рюриков, Суровцев и др.).

В составе АН СССР, её отделений и филиалов, равно как и в респ. академиях, функционирует сеть специализиров. литературоведч. н.-и. учреждений. Наряду с ИМЛИ и ИРЛИ, Ин-том востоковедения, Ин-том славяноведения и балканистики работают, решая комплексные теоретич. и ист.-лит. проблемы, ин-ты лит-ры АН во всех союзных и авт. республиках. Отмечается значит, рост литературоведч. исследований, предпринятых науч. коллективами Воронежа, Донецка, Ижевска, Саратова, Тарту и др. городов.

Литературоведение в СССР оказывает значит, воздействие на совр. лит. процесс, на обществ, сознание. Издаются научно-популярные серии, библиотека «Литературные памятники», «Библиотека поэта», выходят тома «Литературного наследства», множество специализир. и массовых периодич. изданий, в т. ч. и филологических. Следуя заветам Ленина об отношении к классич. наследству, сов. литературоведение содействует тому, что-бы сделать достоянием народа творчество великих отечеств, и зарубежных писателей. Под эгидой АН СССР были изданы собрания сочинений Радищева, Пушкина, Гоголя, Г. Успенского, Герцена, Тургенева. В кон. 60 - нач. 70-х гг. началась работа над академич. собранием сочинений Достоевского, Некрасова, Чехова, Горького. Респ. АН выпустили научно подготовленные издания Навои, Низами, Руставели, Шевченко, Абовяна, Ширванзаде, Абая, Купалы, Коласа, Айни, Райниса. ИМЛИ в сотрудничестве с нац. ин-тами издаёт на рус. языке и на языках оригиналов серию «Эпос народов СССР». Активно исследуются, переводятся и издаются памятники мировой лит. классики. Созданы многотомные истории англ., франц., немецкой и др. лит-р. Изданы 200 тт. «Библиотеки всемирной литературы». Сов. литературоведение исследует художеств, лит-ру, мировой ист.-лит. процесс с позиций марксистско-ленинского мировоззрения, ист. традиции, творч. опыт сов. лит-ры в контексте мирового лит. процесса и является в этом смысле теоретич. основой сов. лит-ры. В Постановлении ЦК КПСС < О литературно-художественной критике» (1972) намечены меры по активизации критич. и литературоведч. мысли. Решая задачи, стоящие перед наукой о лит-ре, отражающей сложные процессы эпохи развитого социализма сов. литературоведение последовательно укрепляет связи с живым лит. процессом, с критикой. Это способствует углублению науч. анализа, усилению пафоса гражданственности, активному воздействию на развитие сов. лит-ры и иск-ва, взаимообогащению и сближению социалистич. культур. Периодич. издания: журналы «Вопросы литературы» (с 1957), «Литературное обозрение» (с 1973), «Русская литература» (с 1958), «Филологические науки» (с 1958), «Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка» (с 1940), «Радянське лггературознавство» (с 1957), «Кеэль я кирьяндус» (с 1958). См. также соответствующие разделы в статьях об отд. союзных республиках в томах БСЭ. М. Н. Пархоменко.

Искусствознание

Искусствознание в России складывалось как самостоят, дисциплина на протяжении 19 в. Использовало в своём развитии многочисл. элементы истории и теории иск-в, а также художеств, критики, содержащиеся в ср.-век. религ. текстах, летописях, описаниях путешествий и в эстетич. и архит. трактатах 18 в. С нач. 19 в. рос интерес к истории нац. иск-ва (И. А. Акимов, П. П. Свиньин, И. М. Снегирёв) и к его гражд. программе (А. X. Востоков, А. А. Писарев). В отличие от академич. теории и критики (И. И. Виен, В. И. Григорович, А. Н. Оленин), в 1830-е гг. воспринявших консервативные стороны романтич. теорий (П. П. Каменский, Н. В. Кукольник, С. П. Шевырёв), критич. этюды К. Н. Батюшкова, Н. И. Гнедича, В. К. Кюхельбекера, А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Н. И. Надеждина были основаны на живом общении с художеств, произв., утверждали филос. значение, жизненность и народность иск-ва. В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. А. Добролюбов, Н. П. Огарёв, Н. Г. Чернышевский, преодолевая идеалистич. и метафизич. методологию, дали рус. иск-ву глубоко обоснованную прогрессивно-демократич. программу; её воздействие сказалось в статьях А. П. Баласогло, В. П. Боткина, В. Н. Майкова. А. К. Красовский и И. И. Свиязев высказали ряд прогрессивных для своего времени положений о природе и задачах архитектуры.

Во 2-й пол. 19 - нач. 20 вв. сбор и систематизацию материалов по истории рус. иск-ва средневековья и нового времени вели Ф. И. Буслаев, И. Е. Забелин, Н. П. Лихачёв, А. В. Прахов, Д. А. Ровинский, Н. П. Собко, А. И. Сомов, В. В. Стасов, А. И. Успенский. Значит, вклад в изучение рус. архитектуры внесли Ф. Ф. Горностаев, Л. В. Даль, А. М. Павлинов, Г. Г. Павлуцкий, П. П. Покрышкин, Н. В. Султанов, В. В. Суслов. Усиление интереса к стилистич. анализу произв. в нач. 20 в. отразилось в работах по истории рус. иск-ва, возглавленных И. Э. Грабарём, расширение круга изучаемых памятников - в работах В. Я. Адарюкова, Г. К. Лукомского, С. П. Яремича, историков архитектуры В. Я. Курбатова, И. А. Фомина, Б. Н. Эдинга. Успехи в изучении визант. иск-ва и христ. иконографии были связаны с именами Д. В. Айналова, Н. П. Кондакова, Е. К. Редина, Я. И. Смирнова, Ф. И. Шмита. Большую роль в изучении всеобщей истории иск-в сыграли А. Н. Бенуа, В. К. Мальмберг, Н. Я. Марр, Н. И. Романов, М. И. Ростовцев, П. П. Семёнов, Б. В. Фармаковский, И. В. Цветаев. Однако многим трудам рус. искусствоведов (под влиянием гегельянской и кантианской тенденций в зап. гуманитарных науках) была свойственна идеалистич. методика, абсолютизировавшая процесс стилистич. эволюции в качестве некоего имманентного явления, лишь косвенным образом соотносящегося с динамикой социальной жизни. В кон. 19 - нач. 20 вв. деятельность ряда критиков и историков иск-ва (А. Л. Волынского, С. К. Маковского, Д. В. Философова и др.) носила эстетский индивидуалистич. характер. Первым рус. искусствоведческим науч. ин-том стал Ин-т истории иск-в, осн. В. П. Зубовым в 1912 в Петербурге.

Учение В. И. Ленина об иск-ве как отражении социальной действительности, о партийности иск-ва, а также традиции прогрессивно-демократич. рус. критики и эстетики (Белинский, Чернышевский, Добролюбов, Стасов и др.) послужили базой для марксистской художеств, критики предреволюц. лет (В. В. Боровский, М. С. Ольминский, А. В. Луначарский) и для развития сов. искусствознания.

Советское искусствознание. После победы Окт. революции 1917 искусствознание, тесно связанное с идеологической работой Коммунистической партии, обрело важное место в обществ, жизни, превратилось в широко разветвлённую науку с единым, марксистско-ленинским методологич. базисом.

Борьба за революционное содержание иск-ва, реализм, за развитие видов и форм художеств, творчества, отвечающих целям культурной революции, в 1920-е гг. проходила в напряжённых дискуссиях, в к-рых важную роль сыграли выступления Б. И. Арватова, А. В. Бакушинского, Луначарского, И. Л. Маца, А. А. Сидорова, Я. А. Тугендхоль-да, А. А. Фёдорова-Давыдова, Н. М. Щё-котова, А. М. Эфроса и др. Вопросами теории и истории изобразительного и декоративного иск-ва занимались Ин-т художеств, культуры (Инхук; 1920-24) в Москве и Грс. ин-т художеств, культуры (Гинхук, 1923-27) в Ленинграде.

Теория иск-ва 20-х гг. (работы Луначарского и др.) осваивала принципы ист. материализма. Был внесён ценный вклад в разработку положений о классовом характере иск-ва, его активной роли в общественно-политич. борьбе, о социально-экономич. обусловленности развития иск-ва и нанесён удар идеалистич. теориям, отделявшим иск-во от обществ, жизни. Вместе с тем искусствознание 20-х гг. нередко допускало ошибки формалистического и вульгарно-социологического (В. М. Фриче и др.) характера. Ведущая роль среди учреждений и организаций, занимавшихся вопросами истории и теории иск-ва, во 2-й пол. 1920-х гг. принадлежала Ин-ту археологии и искусствоведения, входившему в состав образованной в 1924 в Москве Росс, ассоциации н.-и. ин-тов обществ, наук (РАНИОН), и Гос. ин-ту истории иск-в в Ленинграде, созданному в 1921 на базе Петроградского ин-та истории иск-в.

Борьба за жизнеутверждающие идеалы социалистич. эпохи, развернувшаяся в иск-ве 30-х гг., определила и развитие искусствознания. Всё чаще ставились проблемы освоения классики, изучался образ человека в иск-ве великих эпох реализма (М. В. Алпатов, Д. Е. Аркин, Грабарь, Ю. Д. Колпинский, В. Н. Лазарев и др.). В теории этого периода, освободившейся от вульгарного социологизма, первостепенное значение обрели проблемы иск-ва как отражения действительности в художеств, образах, объективности художеств, познания мира, осмысления истории эстетики, а также современных её проблем в свете ленинской теории отражения (выступления М.А. Лифшица, В. С. Кеменова и др.). На базе предшествующего опыта сов. иск-ва и искусствознания в эти годы оформилась теория социалистич. реализма. Широкий круг искусствоведческих проблем разрабатывала Гос. академия искусствознания (ГАНС, 1931-36; с 1933 в Ленинграде).

Искусствознание военных и первых послевоен. лет активно занималось проблемами нац. наследия, теорией социалистич. реализма, вопросами партийности, народности, нац. специфики, идейности иск-ва.

В 50-е гг. предметом тщательного изучения стала проблема постулат, развития иск-ва социалистич. реализма во всём его многообразии и принципиальном единстве, а также вопросы специфики иск-ва, сложного взаимоотношения его видов и жанров. Исследователей и критиков всё чаще привлекали проблема современности в иск-ве, вопросы мастерства, художеств, выразительности, сложной структуры художеств, образа. Это позволило значительно углубить и усовершенствовать методологию искусствоведческого анализа как комплексного науч. исследования. В 60-х гг. началось систематическое и развёрнутое изучение принципов технич. эстетики: было обращено большое внимание на роль художеств, среды в системе обществ, жизни и эстетич. воспитания. Заметно интенсифицировалось изучение вопросов синтеза изобразит, иск-ва и архитектуры.

60-70-е гг. в развитии сов. искусствознания ознаменовались более чёткой и аргументированной критикой бурж. эстетич. теорий, ревизионистских тенденций в зарубежной науке об иск-ве, формалистич. и натуралистич. течений. Творчески обсуждались актуальные проблемы совр. художеств, культуры, анализировались её достижения и недостатки (В. В. Ванслов, Н. А. Дмитриева, В. М. Зименко, Лифшиц, Г. А. Недошивин, Л. Я. Рейнгардт, многочисл. представители искусствоведческой молодёжи, выдвинувшейся во всех союзных республиках).

За годы Сов. власти было открыто, реставрировано и введено в науч. обиход множество памятников иск-ва рус. средневековья. История иск-ва допетровской Руси получила всестороннее освещение в работах Алпатова, В. И. Антоновой, П. И. Барановского, Л. А. Бартенева, Н. И. Брунова, Г. К. Вагнера, Н. Н. Воронина, Грабаря, И. Е. Даниловой, И. А. Дёминой, М. А. Ильина, М. К. Каргера, Лазарева, Н. Е. Мнёвой, Н. Н. Померанцева, А. Н. Свирина, Н. П. Сычёва и др.

В свете ленинского учения о борьбе двух культур в каждой нац. культуре антагонистич. об-ва искусствоведами была заново осмыслена история рус. иск-ва 18 -нач. 20 вв. (Э. Н. Ацаркина, С. Н. Гольдштейн, Грабарь, Г. Г. Гримм, Г. В. Жидков, Н. Н. Коваленская, А. Ф. Коростина, А. К. Лебедев, О. А. Лясковскпя, Н. Г. Машковцев, А. Н. Савинов, Д. В. Са-рабъянов, Н. И. Соколова, Г. Ю. Стернин, Фёдоров-Давыдов и др.).

Одним из важнейших достижений искусствознания явилось создание развёрнутой историографии сов. иск-ва. Работы Н. В. Баранова, О. М. Бескина, А. В. Бунина, Н. П. Былинкина, А. И. Замошкина, Л. С. Зингера, А. А. Каменского, Р.С. Кауфмана, П.И. Лебедева, А.И. Михайлова, М. Л. Неймана, Б. М. Никифорова, Б. В. Павловского, Ф. С. Рогинской, П. К. Суздалева, П. М. Сысоева, Б. Н. Терновца, А. Н. Тихомирова, В. П. Толстого, А. Д. Чегодаева и др. раскрывают новаторский характер сов. иск-ва, дают анализ его принципиальной идейной общности и многообразных тенденций, показывают становление и развитие метода социалистич. реализма, освещают своеобразие творческих устремлений отд. мастеров. Детально исследованы мн. области декоративно-прикладного и нар. иск-ва (В. М. Василенко., В. С. Воронов, П. К. Галауне, Э. К. Кверфельдт, А. Н. Кубе, М. М. Постникова, А. Б. Салтыков, С. М. Темерин, А. К. Че-калов, Л. И. Якунина и др.).

После Окт. революции 1917 возникла и историография иск-ва народов СССР. Была проделана огромная работа по изучению как древних и ср.-век., так и новых и новейших художеств, культур всех народов страны. В развитии этой отрасли сов. искусствознания большую роль сыграли работы А. Н. Бернштама, Б. В. Веймарна, В. Л. Ворониной, И. А. Орбели, М. А. Орловой, Б. Б. Пиотровского, О. Халпахчьяна (РСФСР), В. А. Афанасьева, Б. С. Бутник-Сиверского, Я. П. Затенацкого, Г. Н. Логвина (УССР), А. П. Воинова, М. С. Кацера (БССР), М. Я. Лившица (Молд. ССР), Л. С. Бретаницкого, К. Керимова, М. Усейнова (Азерб. ССР), Ш. Амиранашвили, В. Беридзе, Г. Чубинашвили, Р. Шмерлинг (Груз. ССР), Р. Дрампяна, Л. А. Дурново (Арм. ССР), М. Мендикулова (Каз. ССР), Г. А. Пугаченковой, Л. И. Ремпеля, А. Умарова, А. Ю. Якубовского (Узб. ССР), Г. И. Сауровой (Туркм. ССР), Л. Айни (Тадж. ССР), В. Е. Нусова (Кирг. ССР), П. Гудинаса, А. Савицкаса, Ю. Юргиниса (Лит. ССР), Ю. М. Васильева, И. Крейтусс, Р. Лаце (Латв. ССР), Б. М. Бернштейна, В. Ваги (Эст. ССР).

Исследователи всеобщей истории иск-ва не только обогатили науку многими фактич. открытиями, но и, в противовес традиц. концепциям бурж. искусствознания, с марксистско-ленинских позиций осмыслили ряд узловых этапов художеств, истории. Созданы важные труды по истории первобытного иск-ва (А. С. Гущин, А. П. Окладников и др.), др.-вост. и античного иск-ва (В. Д. Бла-ватский, О. Ф. Вальдгауэр, Ю. Д. Кол-пинский, М. Э. Матье, В. В. Павлов, К. В. Тревер, П. Д. Флиттнер и др.), иск-ва европ. стран и США (Алпатов, А. В. Банк, Б. Р. Виппер, А. Г. Габричевский, Н. М. Гершензон-Чегодаева, В. Н. Гращенков, А. А. Губер, Данилова, М. В. Доброклонский, Ю. К. Золотев, А. Е. Изергина, Т. П. Каптерева, Лазарев, В. Ф. Левинсон-Лессинг, М. Я. Либман, Е. Г. Лисенков, В. М. Полевой, В. Н. Прокофьев, Романов, Е. И. Ротенберг, Чегодаев, И. А. Смирнова, Н. В. Яворская и др.), художественных культур народов Азии, Африки, а также древних народов Америки (Веймарн, Н. А. Виноградова, Ю. Н.Глухарёва, Б. П. Денике, М.М.Дьяконов, Р. В. Кинжалов, В. Б. Мириманов, Д. А. Ольдерогге, С. И. Тюляев и др.).

В 1950-70-е гг. подготовлен ряд коллективных обобщающих трудов: выпущены 13-томная «История русского искусства»- (1953-69), 6-томная «Всеобщая история искусств» (1956-66), 3-томное издание «Русское декоративное искусство» (1962-65), 6-томная «История украинского искусства» (1966-70), 12-томная «Всеобщая история архитектуры» (1966-76). Создаются энциклопедия «Искусство стран и народов мира» (с 1962), серия «Памятники мирового искусства» (с 1967), биобиблиографический словарь «Художники народов СССР» (с 1970), «История искусства народов СССР» (с 1971).

Центрами искусствоведческой науч. работы являются музеи и н.-и. ин-ты, из к-рых главные - Третьяковская галерея (осн. в 1892), Музей изобразит, иск-в им. А. С. Пушкина (открыт в 1912) и Музей архитектуры им. А. В. Щусева [объединивший в 1964 Музей архитектуры Академии стр-ва и архитектуры СССР (осн. в 1934) и Музей рус. архитектуры им. А. В. Щусева (осн. в 1945)] в Москве, Русский музей (осн. в 1895) и Эрмитаж (открыт для публичного обозрения в 1852) в Ленинграде, Ин-т истории искусств Мин-ва культуры СССР (осн. под рук. Грабаря в 1944, до 1961 - в системе АН СССР), Н.-и. ин-т теории и истории изобразит, иск-в Академии художеств СССР (осн. в 1948), Н.-и. ин-т теории, истории и перспективных проблем сов. архитектуры (осн. в 1946), Н.-и. ин-т художеств, пром-сти (осн. в 1934), Всесоюзный н.-и. ин-т технич. эстетики (осн. в 1962) Гос. к-та Сов. Мин. СССР по науке и технике - все в Москве.

Науч. исследования в области теории и истории иск-ва создают базу для интенсивного развития художеств, критики, решения актуальных вопросов художеств, жизни, творческой практики. Конкретная связь искусствознания как науч. дисциплины с художеств, критикой выражается, в частности, в том, что большинство авторов важных критич. статей (Бернштейн, Дрампян, Каменский, Ке-менов, В. И. Костин, К. С. Кравченко, И. Крейтусе, П. И. Лебедев, М. В. Мюнц, Ю. Э. Осмоловский, Г. Г. Поспелов, И. И. Сапего, И. Е. Светлов, О. И. Сопоцинский, О. А. Сурский, Толстой, Умаров, 3. В. Фогель, Ю. Я. Халаминский, А. Т. Ягодовская и др.) является также авторами многочисл. науч. исследований. Основополагающее значение для укрепления марксистско-ленинских принципов искусствоведческого освещения проблем художеств, жизни в эпоху развитого социалистич. общества имели постановления ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» (1972), а также «О работе с творческой молодежью» (1976).

Интенсивно ведётся в СССР науч. популяризация иск-ва. Большое внимание пропаганде художеств, творчества уделяют печать, радио, кино, телевидение. Успешно развиваются междунар. связи сов. искусствознания (сов. учёные активно участвовали в работе Междунар. искусствоведческих конгрессов в Бонне в 1964, Будапеште в 1969 и Гранаде в 1973).

Подготовка искусствоведческих кадров осуществляется Моск., Ленингр. и Свердловским ун-тами, Ленингр. ин-том живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина, а также рядом респ. уч. заведений.

Период и ч. издания: журналы «Искусство» (с 1933), «Творчество» (с 1957), «Декоративное искусство СССР» (с 1957), «Архитектура СССР» (с 1933), информац. бюллетень «Техническая эстетика» (с 1964), издания респ. искусствоведческих и архитектуроведческих журналов, а также многочисл. сборники пе-риодич. типа [«Советское искусствознание» (с 1973) и др.]. См. также Искусствознание. П. А. Павлов.

Музыковедение

Муз.-теоретич. мысль, зародившаяся в странах древнего мира, достигла значит, развития в ср. века у народов Ср. Азии. Вопросы музыки занимали большое место в трудах аль-Фараби (10 в.), Ибн Сины (10-11 вв.) и др. В 17 в. были созданы выдающиеся труды: «Азбука знаменного пения» рус. монаха Александра Мезенца, обобщающая многовековый опыт одноголосного певческого иск-ва Др. Руси, «Мусикийская грамматика» укр. теоретика Н. П. Дилецкого, обосновывающая многоголосный стиль партесного пения, пришедший на смену старой традиции. Развитие муз. науч. мысли в 18-19 вв. было тесно связано с борьбой за передовое нац. муз. иск-во, с защитой и обоснованием его творч. и эстетич. идеалов. Важным этапом рус. музыковедения была деятельность В. Ф. Одоевского, А. Н. Серова, В. В. Стасова, Г. А. Лароша, Ц. А. Кюи (Серов ввёл термин «музыкознание»). Передовое рус. музыковедение способствовало утверждению прогрессивных творч. принципов нац. классической муз. школы. В этом отношении важную роль сыграли работы Одоевского, Серова и Стасова о М. И. Глинке и А. С. Даргомыжском; Стасова о М. П. Мусоргском и А. П. Бородине; Н. Д. Кашкина о П. И. Чайковском и др. Серов, Ларош и др. деятели рус. музыковедения стремились рассматривать муз. явления на широком историч. фоне. Стасов выступал как пламенный пропагандист рус. иск-ва, борец за передовые идеалы реализма и народности. Рус. музыковедению принадлежат также значит, заслуги в разработке отд. музыкально-теоретич. дисциплин (учебники гармонии Н. А. Римского-Корсакова и Чайковского, труды «Основы оркестровки» Римского-Корсакова и «Подвижной контрапункт строгого письма»С. И. Танеева), в создании капитальных работ о зап.-европ. музыкальной классике (3-томная монография А. Д. Улыбышева о В. А. Моцарте, работы Серова о Л. Бетховене), в разоблачении эстетики муз. формализма в зарубежном бурж. музыковедении (критика Серовым, Стасовым, Чайковским и др. формалистической сущности взглядов, высказанных в книге австр. историка музыки и критика Э.Ганслика «О музыкально-прекрасном»). Большое внимание рус. музыковедение уделяло нар. муз. иск-ву. В теоретич. трудах Одоевского, Серова, Ю. Н. Мельгунова, П. П. Сокальского охарактеризованы нек-рые существ, особенности муз. склада нар. песни. В кон. 19 - нач. 20 вв. в связи с формированием и развитием различных нац. школ украинскими (Сокальский, Н. В. Лысенко), грузинскими (3. П. Палиашвили, Д. И. Аракишвили), армянскими (Комитас), латышскими (А. Юрьян, Э. Мелнгайлис) и др. исследователями был внесён значит, вклад в изучение муз. фольклора различных народов.

Советское музыковедение. После Окт. революции 1917 активно развивалась наука о музыке. В первые послереволюц. годы были созданы науч. учреждения, разрабатывавшие проблематику различных иск-в, в т. ч. и музыки: в Ленинграде - Гос. ин-т истории иск-в (1921, позднее н.-и. отдел Ин-та театра, музыки и кинематографии), в Москве - Гос. ин-т муз. науки (ГИМН, 1921) и Гос. академия художеств, наук (ГАХН, 1921).

В работах сов. музыковедов утверждалось марксистско-ленинское понимание музыки как одной из форм обществ, сознания. Это позволило по-новому раскрыть и объяснить ряд явлений муз. иск-ва прошлого и настоящего. Сов. музыковедение с первых своих шагов активно боролось против чуждых влиянии, реакц. бурж. тенденций, за подлинно народное муз. иск-во. Основополагающими для развития сов. музыковедения явились идеи В. И. Ленина о лит-ре и иск-ве. Укреплению методологич. позиций сов. музыковедения способствовали работы А. В. Луначарского о музыке, в к-рых даны образцы марксистского идейно-художеств. анализа муз. творчества, подвергнуты критике проявлявшиеся в 20-х гг. вулыарно-социологич. и формалистич. тенденции.

В 30-х гг. были достигнуты определ. успехи в разработке важнейших проблем муз. теории и эстетики, касающихся полноценного отражения сов. действительности в музыке, применения в ней метода социалистич. реализма.

Большое значение имела деятельность Б. В. Асафьева (псевд.- Игорь Глебов), работавшего в различных отраслях теории и истории музыки. Одним из крупных достижений сов. муз. теоретич. и эстетнч. мысли явилась созданная им теория интонации, дающая ключ к объяснению конкретного механизма отражения действительности в музыке («Музыкальная форма как процесс», ч. 2, Интонация, и др.). Науч. ценность представляет обширный цикл работ Асафьева по рус. муз. классике, совр. сов. и зарубежной музыке. Основы сов. музыковедения в 20 - 30-х гг. разрабатывали также Н. А. Гарбузов, М. В. Иванов-Борецкий, К. А. Кузнецов, А. В. Оссовский, Б. Л. Яворский. Гарбузов существенно обогатил муз. акустику, доказав зонную природу восприятия человеком муз. интонации, ритма, темпа, тембра. Выдвинутая Яворским теория ладового ритма объясняла ряд закономерностей музыки как выразит, речи.

Одной из важнейших задач музыковедения было создание новых методов анализа, помогающих раскрытию идейно-образного содержания муз. произведений. Большое значение имели работы Л. А. Мазеля и В. А. Цуккермана, ещё в 30-х гг. начавших разработку метода т. н. целостного анализа, исследующего форму муз. произв. как систему организации всех выразит, средств, служащих для воплощения определ. замысла. Ценный вклад в развитие этого метода в 50-70-х гг. внесли С. С. Скребков, В. В. Протопопов, В. П. Бобровский.

В области гармонии Г. Л. Катуар, И. В. Способин, С. В. Евсеев и др. в 20 - 30-е гг. оригинально трактовали и творчески развивали положения т. н. функциональной школы. В. О. Берков разработал вопрос о формообразующей роли гармонии, Ю. Н. Тюлин создал теорию переменных функций, дающую ключ к пониманию нек-рых гармонич. явлений в музыке 20 в. Совр. гармонии посвящены работы Скребкова, Ю. Н. Холопова и др., классич. гармонии - труд Мазеля (1975). С. С. Богатырёв развил нек-рые стороны учения Танеева о подвижном контрапункте; Протопопов создал серию работ по истории полифонии. Вопросам теории жанров посвящены работы В. А. Васиной-Гроссман (романс и песня), М. С. Друскина, Б. М. Ярустовского (оперная драматургия).

В области истории музыки усилия исследователей сосредоточены в первую очередь на изучении путей развития отечеств, муз. культуры. В 1928-29 вышел в свет фундаментальный труд Н. Ф. Финдейзена «Очерки по истории музыки в России с древнейших времён до конца XVIII века»; позднее появились включающие новые материалы исследования о рус. музыке 18 в. Т. Н. Ливановой (в 1938, 1952-53) и Ю. В. Келдыша (в 1947-54), коллективные общие курсы истории русской музыки. В 40-60-х гг. были созданы капитальные монографич. труды о классиках рус. музыки (Асафьева о Глинке, М. С. Пекелиса о Даргомыжском, Н. В. Туманиной о Чайковском, А. Н. Сохора о Бородине, Г. Н. Хубова о Мусоргском, А. А. Соловцова о Римском-Корсакове и др.), а также работы, поев. отд. жанрам рус. музыки: книги А. Д. Алексеева и В. И. Музалевского о фп. музыке, Васиной-Гроссман и О. Е. Левашёвой о камерной вокальной лирике, А. А. Гозенпуда об оперном театре, И. М. Ямпольского о скрипичной музыке, Л. С. Гинзбурга о виолончельном иск-ве, Л. Н. Раабена о камерном инструм. ансамбле, и др.

В 1956-63 вышла в свет 4-томная «История советской музыки», написанная коллективом сотрудников Ин-та истории искусств. Отд. жанры сов. муз. творчества рассматриваются в работах В. М. Богданова-Березовского (опера), Сохора (песня) и др. В 50 - 60-х гг. создано много монографич. исследований, критико-биографич. и аналитич. очерков о творчестве выдающихся сов. композиторов - книги И. В. Нестьева и М. Е. Тараканова о Прокофьеве, Бобровского, Л. В. Данилевича, М. Д. Сабини-ной о Шостаковиче, А. А. Иконникова, Ливановой о Мясковском, Хубова о Хачатуряне, Сохора о Свиридове и др.

Многие явления зарубежной музыки по-новому освещены в трудах А. А. Альшванга, Р. И. Грубера, Д. В. Житомирского, В. Д. Конен, Ю. А. Кремлёва, И. И. Соллертинского, В. Э. Фермана и др.

В большинстве союзных республик широкий размах получила работа по собиранию и изучению нар. муз. творчества. Новые пласты казах., узб. и туркм. фольклора были открыты А. В. Затаевичем и В. А. Успенским. Крупный вклад в исследование ср.-азиат, муз. культур внесли В. М. Беляев и В. С. Виноградов. Большую ценность имеют труды «Основы азербайджанской народной музыки» (1945) У. Гаджибекова и «Вопросы истории и теории армянской монодической музыки» (1958) X. С. Кушнарёва; их значение не исчерпывается теоретич. осмыслением особенностей муз. культур этих народов.

Уже в 20-х гг. появились работы по истории укр. музыки Н. А. Гринченко, груз, музыки - Д. И. Аракишвили. В последующие десятилетия, особенно в 50-60-х гг., ценных результатов достигли Э. А. Абасова, К. А. Касимов (Азербайджан), Р. А. Атаян, Г. Г. Тигранов, А. И. Шавердян (Армения), Г. И. Цитович (Белоруссия), В. Г. Донадзе, А. Г. Цулукидзе (Грузия), А. К. Жубанов, В. Г. Ер-закович (Казахстан), Я. Я. Витолинь (Латвия), Ю. К. Гаудримас (Литва), Ф. М. Кароматов, Т. С. Вызго (Узбекистан), Л. Б. Архимович, Н. М. Гордейчук (Украина) и др. В работах А. М. Листопадова, Е. В. Гиппиуса и А. В. Рудневой утверждается принцип дифференцированного изучения рус. нар. песни по областным стилям. Укр. музыковед-фольклорист К. В. Квитка выдвинул и обосновал метод сравнит, изучения фольклора слав, народов. Дальнейшее развитие этот метод получил в работах В. Л. Гошовского на Украине и Ф. А. Рубцова в РСФСР. В 1970-74 вышел в свет 5-томный коллективный труд «История музыки народов СССР от 1917 года».

Значит, успехов достигла в 60-70-е гг. муз. критика. Пост. ЦК КПСС «Об исправлении ошибок в оценке опер „Великая дружба", „Богдан Хмельницкий", „От всего сердца"» (1958), подчеркнувшее основополагающее значение принципов реализма, народности, партийности иск-ва, способствовало изживанию догматич. тенденций в сов. муз. критике. Важное значение для её развития имело пост. ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» (1972), к-рое помогло преодолеть поверхностность, описательность, недостаточную глубину, свойственные нек-рым прежним критич. выступлениям.

В качестве особой дисциплины оформились теория и история муз.-исполнит, иск-ва. Работы в этой области опубликовали Алексеев, Л. А. Баренбойм, Л. С. Гинзбург, Г. М. Коган, Я. И. Мильштейн, А. А. Николаев, Раабен, Б. А. Струве, Ямпольский. Большое внимание уделяется источниковедческой и справочно-библиографической работе как базе для исследований по истории музыки. В 1970-х гг. развернулись муз.-социологич. исследования. Сов. музыковедение вносит значит, вклад в строительство муз. культуры развитого социалистич. общества.

Музыковедов готовят многочисл. консерватории, ин-ты иск-в РСФСР и др. союзных республик.

Проблемы музыковедения изучаются в Ин-те истории иск-в (Москва, 1944), н.-и. отделении Ин-та театра, музыки и кинематографии (Ленинград), Ин-те искусствоведения, этнографии и фольклора АН УССР (Киев, 1945) и ряде др. респ. ин-тов, в секторах искусствоведения, входящих в состав институтов АН союзных республик.

Укрепились контакты сов. музыковедов с учёными др. стран, в особенности социалистических. Музыковеды СССР участвуют в деятельности Интернац. об-ва музыковедения и др. междунар. орг-ций. На различных междунар. конгрессах и симпозиумах они отстаивают принципы реализма и народности, подвергают критике реакционные идеалистич. и формалистич. тенденции в области музыки и науки о ней. Важную роль в упрочении междунар. авторитета сов. музыковедения и сближении передовых муз. исследователей разных стран сыграл 7-й конгресс Международного муз. совета при ЮНЕСКО, состоявшийся в Москве в 1971.

Периодические издания: журналы «Советская музыка» (с 1933), «Музыкальная жизнь» 1957), «Музика» (К., с 1923), а также тематич. сборники «Музыка и современность», «Вопросы музыкальной формы», «Вопросы музыкально-исполнительского искусства» и др.

См. раздел Музыка, а также Музыковедение. Ю. В. Келдыш.

Театроведение

Развитие театроведч. мысли было связано с усилением роли театра в жизни общества. Один из теоретиков классицизма А. П. Сумароков, как и др. передовые деятели рус. культуры, считал театр носителем прогрессивных идей, трибуной гражданских идеалов. К демократизму, самобытности рус. театра, усилению его воспитат. значения призывал просветитель Н. И. Новиков, к-рый опубликовал в 1772 «Опыт исторического словаря о российских писателях». В словарь вошли его статьи о крупнейших деятелях рус. театра: Сумарокове, В. К. Тредиаковском, М. М. Хераскове и др. Среди первых исследований по истории рус. театра выделяется работа Я. Штелина « Краткое известие о театральных в России представлениях от начала их до 1768 года» (1779). На рубеже 18-19 вв. за правдивое изображение жизни на сцене выступали Н. М. Карамзин, И. А. Крылов, позднее принципы гражданственности иск-ва отстаивали А. Д. Улыбышев, П. А. Вяземский, Н. И. Гнедич. Опыту зарубежного театра было поев. соч. А. Н. Веселовского «Старинный театр в Европе» (1870). Значит, вкладом в изучение рус. театра стали работы П. О. Морозова «История русского театра до половины XVIII столетия» (1889), А. А. Ярцева «Основание и основатель русского театра (Ф. Г. Волков)» (1900), Б. В. Варнеке «История русского театра» (1908- 1910), В. Н. Всеволодского-Гернгросса о театре эпохи Отечественной войны (1812) и театр, образовании в России, Н. И. Стороженко о театре У. Шекспира и др. В дореволюц. период стало складываться театроведение и у др. народов России, имевших проф. театр (грузин, армян и др.). Наука о театре как самостоят, отрасль окончательно сложилась в нач. 20 в.

Советское театроведение. Быстрый подъём театроведения начался уже в первые годы после Октябрьской революции 1917. Сов. театроведение в своём развитии опиралось на богатое эстетич. наследие А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, А. Н. Островского, идейные и эстетич. принципы сценич. иск-ва и драматургии, разработанные революц. демократами В.Г. Белинским, Н. А. Добролюбовым, А. И. Герценом, на метод марксистского изучения театра, основы к-рого были заложены в трудах Г. В. Плеханова, В. В. Воровского, А. В. Луначарского. Возникли науч. учреждения, изучавшие историю и теорию театра: секции театр, отдела Наркомпроса (1918), Гос. академия художеств, наук (ГАХН, 1921-31) в Москве. На её базе в 1931 была создана Гос. академия искусствознания (ГАИС), в 1933 переведённая в Ленинград и слившаяся с Гос. ин-том истории иск-в (ГИИИ, осн. в 1921), после ряда преобразований - с 1962 Ленингр. ин-т театра, музыки и кинематографии. В борьбе с формальным и формально-социологич. методами, вульгарным социологизмом сов. театроведение овладевало марксистско-ленинской методологией. Важное значение для сов. театроведения имели парт, документы по вопросам лит-ры и иск-ва: письмо ЦК РКП(б) «О пролеткультах» (1920), резолюция ЦК РКП(б) «О политике партии в области художественной литературы» (1925), парт, совещание по вопросам театра при агитпропе ЦК ВКП(б) (1927). Театр, отдел ГИИИ с 1922 возглавлял крупнейший исследователь театра А. А. Гвоздев. Здесь работали А. С. Булгаков, Всеволодский-Гернгросс, С. С. Данилов, К. Н. Державин, С. С. Мокульский, А. И. Пиотровский, А. А. Смирнов, И. И. Соллертинский, к-рые изучали проблемы зарубежного, рус. и сов. театров; уделялось большое внимание вопросам методологии. Театроведы, работавшие в Москве,- Б. В. Алперс, Н. Д. Волков, С. Н. Дурылин, Е. М. Кузнецов, П. А. Марков, П. И. Новицкий, Ю. В. Соболев, Д. Л. Тальников, В. А. Филиппов, А. М. Эфрос, Н. Е. Эфрос группировались вокруг театр, секции ГАХН. Нигилистич. отношению к культурному наследию и старым театрам со стороны Пролеткульта, программам «Театрального Октября», к-рые были выдвинуты В. Э. Мейерхольдом, а затем РАППом, они противопоставляли работы, обобщающие богатый опыт и реалистич. традиции Малого театра и МХАТа.

Пост. ЦК ВКП(б) ч О перестройке литературно-художественных организаций» (1932) способствовало преодолению вульгарного социологизма в сов. театроведении, сближению его с творч. практикой. Значит, вкладом в развитие театроведческой мысли стали труды К. С. Станиславского «Моя жизнь в искусстве» (1926) и «Работа актёра над собой» (1938), В. И. Немировича-Данченко «Из прошлого» (1936), работы Е. Б. Вахтангова, Л. Курбаса, К. А. Марджанова, Мейерхольда, А. Я. Таирова и др.

Основываясь на теории народности иск-ва и на принципах марксистско-ленинской эстетики, сов. театроведение добилось значит, успехов в разработке теории социалистич. реализма. Драматургия рассматривалась в тесной связи с её сценич. воплощением, углублённо изучались актёрское иск-во, режиссура. С реорганизацией в 30-х гг. театр, вузов (Гос. ин-т театр, иск-ва им. А. В. Луначарского в Москве, 1935, Ленингр. театр, ин-т, 1939) науч. работа велась на их кафедрах, создавались учебники и уч. пособия по истории театра. Новая методология нашла отражение в коллективном труде «История советского театра», т. 1 (1933), исследованиях зарубежного театра - «История западноевропейского театра», т. 1-2 (1936-39) Мокульского, «Западноевропейский театр на рубеже XIX и XX столетий» (1939) Гвоздева, «История западноевропейского театра от возникновения до 1789 года» (1941) А. К. Дживелегова и Г. Н. Бояджиева. Появилась новая плеяда театроведов - И. Л. Альтман, Г. И. Гоян, Ю. А. Дмитриев, Н. Г. Зограф, Ю. С. Калашников, А. П. Мацкин, П. И. Новицкий, Б. И. Ростоцкий, Ю. И. Слонимский, Е. Д. Сурков, Н. Н. Чушкин, И. И. Юзовский и др., занимающихся изучением разнообразного по формам многонац. сов. театра. На основе достижений театроведения поднялся теоретич. уровень театр, критики.

В годы Великой Отечеств, войны 1941- 1945 выходили сб. статей, альманахи Всеросс. театр, об-ва, активно работали театр, критики. В 1944 в Москве создан Ин-т истории иск-в (с 1977 Всесоюзный н.-и. ин-т искусствознания) с сектором театра народов СССР, ставший ведущим н.-и. учреждением в области театроведения (в 1944-61 в системе АН СССР, с 1961 - Мин-ва культуры СССР).

Дальнейший рост театроведения в 40- 50-е гг. связан с борьбой за высокую идейность театрального искусства, с преодолением догматич. тенденций, суженного понимания реализма. Расширился фронт науч. исследований, в них отчётливо проявилось стремление к подлинному историзму, привлечению большого фактич. материала и новому его осмыслению. Творч. наследие Станиславского рассматривается с совр. позиций в трудах Н. А. Абалкина, В. Я. Виленкина, И. Н. Виноградской, Калашникова, Г. В. Кристи, Н. А. Крымовой, Е. И. Поляковой, В. Н. Прокофьева, М. Н. Строевой, И. Н. Соловьёвой, Т. М. Суриной; Немировичу-Данченко поев, работы Маркова, Виленкина, Л. Я. Фрейдкиной. С новых позиций глубоко анализируется творчество Мейерхольда (К. Л. Рудницкий) и Таирова (Ю. А. Головашенко). Продолжая традиции участия практиков театра в развитии театроведения, проблемы режиссуры разрабатывались ведущими сов. реж. Ю. А. Завадским, М. О. Кнебель, Н. В. Петровым, А. Д. Поповым, Г. А. Товстоноговым.

Появляются монографии об отд. театр, коллективах, спектаклях, драматургах, актёрах, режиссёрах, театр, художниках, теоретич. работы, в к-рых рассматривается совр. театр, процесс (А. Н. Анастасьев, А. О. Богуславский, И. Л. Вишневская, С. В. Владимиров, Е. Н. Горбунова, В. А. Диев, Н. В. Зайцев, Ю. А. Зубков, А. В. Караганов, Ю. А. Оснос, В. Ф. Пименов, Б. И. Ростоцкий, В. А. Сахновский-Панкеев, М. И. Туровская, Л. Г. Тамашин, В. В. Фролов, Г. А. Хайченко, X. Н. Херсонский, Е. Г. Холодов, С. Л. Цимбал, Г. А. Шахов, А. 3. Юфит и др.). Общие процессы театр, иск-ва, его отд. стороны и периоды освещены в трудах Алперса, Б. В. Асеева, Л. Я. Альтшуллера, Всеволодского-Гернгросса, Данилова, Дмитриева, Дурылина, Зографа, Хайченко.

В 60-70-е гг. были созданы театроведч. коллективные труды по истории рус. и многонац. сов. театров силами театроведов Москвы, Ленинграда, всех союзных республик. Среди них выделяется «История советского драматического театра» (т. 1-6, 1966-71). Значит, успехов достигли н.-и. учреждения и театр, вузы союзных республик. Выросли кадры квалифицированных театроведов. Работы по истории нац. театров, о выдающихся нац. актёрах, режиссёрах, драматургах, о взаимосвязях нац. театр, культур создали: Д. Джафаров - в Азербайджане; Б. Г. Арутюнян, С. С. Арутюнян, С. А. Ризаев, Л. А. Халотян - в Армении; В. И. Нефёд, А. В. Соболевский - в Белоруссии; Д. С. Джанелидзе, Э. Н. Гугушвили, Ш. В. Мачавариани, Н. А. Урушадзе - в Грузии; Б. Кундакбаев - в Казахстане; К. Кундзинь - в Латвии; Д. Алексайте, М. Петухаускас - в Литве; Н. X. Нурджанов - в Таджикистане; К. Керими - в Туркменистане; М. Рахманов, А. М. Рыбник, М. Кадыров, Т. Турсунов - в Узбекистане; Н. К. Йосипенко, Ю. А. Станишевский, В. Н. Айзенштат - на Украине; К. О. Касп - в Эстонии; Б. Гиззат, X. Г. Кумысников, Р. Ф. Усманова - Тат. АССР, В. Ц. Найдакова - Бурят. АССР; Ф. А. Романова - Чуваш. АССР; Т. А. Стеркин - Якут. АССР; А. Т. Шортанов - Каб.-Балк. АССР. Изучают нац. театры Д. Л. Брудный, Гоян, О. Н. Кайдалова (Олидор), Н. И. Львов, А. В. Февральский.

Новые работы, поев. рус. классич. драматургии, создали Г. П. Бердников, Д. И. Золотницкий, Н.Г. Литвиненко, К.М. Ломунов, Л. М. Лотман, А. И. Ревякина, О. М. Фельдман, Холодов, Т. К. Шах-Азизова и др. Театроведение обращается к анализу деятельности сов. режиссуры: сб-ки «Режиссура в пути» (1966) и «Портреты режиссёров» (1972), «Каждый по-своему» 3. В. Владимировой (1966); к изучению истории балетного театра (В. М. Красовская), театрально-декорационного иск-ва (М. В. Давыдова, В. И. Берёзкин, М. Н. Пожарская, Ф. Я. Сыркина, Чушкин), а также к проблемам детского театра (А. Я. Бруштейн, А. Н. Гозенпуд, Н. И. Сац, Л. Г. Шпет), театра кукол (Н. И. Смирнова). Иск-во цирка и эстрады нашло отражение в трудах Е. М. Кузнецова, Дмитриева.

Значит, вклад внесён в изучение зарубежного театра: труды Дживелегова об итал. комедии масок, Бояджиева о Мольере и театре эпохи Возрождения, Е. Л. Финкельштейн о франц. театре, М. М. Морозова, А. А. Аникста, Л. Е. Пинского об У. Шекспире, А. Г. Образцовой о Б. Шоу, Ф. Райха, И. М. Фрадкина, Г. Г. Клюева о Б. Брехте, книги Т. И. Бачелис, М. В. Друзиной, Б. И. Зингермана, А. Н. Лихачевой и др. о совр. зарубежном театре. Активно ведётся исследование театра и драматургии братских социалистических стран (К. Н. Державин, С. С. Игнатов, Ростоцкий, А. А. Гершкович, Л. П. Солнцева и др.). Создан фундаментальный обобщающий труд - «История западноевропейского театра» (т. 1-6, 1956-74).

Важное значение для развития сов. театроведения имело постановление ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» (1972). Оно направило внимание театроведов на более активное изучение актуальных проблем, тенденций и закономерностей совр. театр, процесса, взаимодействия сценич. культур социалистич. наций, социально-эстетич. функций театра в развитом социалистич. обществе. Ими разрабатываются вопросы теории драмы, актёрского и режиссёрского мастерства, проблемы идейного единства и творч. многообразия сов. театра, имеющие не только теоретич., но и практич. значение, исследуются взаимосвязи театра и зрителя, роль классич. наследия в коммунистич. воспитании трудящихся.

Подготовка театроведов ведётся в Ин-те театр, иск-ва им. А. В. Луначарского в Москве, в Ленингр. ин-те театра, музыки и кинематографии и в театр, ин-тах союзных республик.

Сов. театроведы участвуют в между-нар. конференциях и симпозиумах.

Периодические издания: журналы «Театр» (с 1937), «Театральная жизнь» (с 1958), газ. «Советская культура» (1973) и др.

См. раздел Театр, а также Театроведение. Г. Л. Хайченко.

Киноведение

Первые попытки разработки теоретич. вопросов кино в России были осуществлены в дореволюц. годы. Проблемы кинематографа привлекали внимание Л. Н. Толстого, М. Горького, В. Э. Мейерхольда, Л. Н. Андреева, А. С. Серафимовича, К. И. Чуковского и др. Уже тогда ставились вопросы специфики кино, его выразит, средств и роли в жизни общества, взаимоотношений с др. иск-вами.

Утверждение киноведения как самостоят, науки произошло после Окт. революции 1917. Основополагающими для киноведения стали высказывания В. И. Ленина. Определив кино как важнейшее из иск-в, Ленин высоко оценил его огромные возможности в коммунистич. воспитании и просвещении масс. Политич. задачи, поставленные партией перед кино, определили особый интерес в 20-х гг. к кино как массовому иск-ву, способному на высоком художеств, уровне решать сложные идеологич. и эстетич. проблемы. Большое внимание уделялось изучению выразит, средств кино, используемых в целях образно-публицистич. трактовок жизненного материала. Сов. киноведение развивалось в тесной связи с творческой практикой киноискусства. Принципиально новым явлением в мировом киноведении стала разработка сов. режиссёрами Л. В. Кулешовым, С. М. Эйзенштейном, В. И. Пудовкиным и др. теории монтажа и реалистич. метода в кино. Первым теоретиком документального кино стал Д. Вертов. Росту коммунистич. идейности киноведения способствовали статьи и выступления А. В. Луначарского. В трудах В. Б. Шкловского, А. И. Пиотровского, Н. М. Иезуитова ставился вопрос о творческом многообразии сов. кино, его направлениях («поэтическое», «прозаическое» и др.). Писатели и литературоведы (Ю. Н. Тынянов, Б. М. Эйхенбаум и др.), участвовавшие в становлении киноведения, способствовали укреплению связей кино со «старшими» искусствами и обогащению молодой науки достижениями мирового искусствоведения. Формировались кадры первых проф. киноведов и критиков - И. В. Соколов, Н. А. Лебедев, А. Курс и др. Закладывались основы киноведения во мн. республиках, в частности на Украине, в Грузии. Началась (с 30-х гг.) подготовка киноведов в аспирантуре Ин-та красной профессуры, Гос. академии искусствознания, Н.-и. кинофотоинститута (НИКОИ), ВГИКа. Документы Всесоюзного парт, совещания по кино (1928) определили общественно-политич. направленность сов. киноиск-ва, подчеркнули его народность и партийность, указали на необходимость теоретич. разработки отдельных видов и жанров.

В 30-е гг. перед сов. киноведением встали задачи, обусловленные обращением кино к изображению нового человека - строителя социализма. Утверждение и развитие метода социалистич. реализма способствовало дальнейшему идейному росту киноведения в СССР. Всесоюзное творческое совещание работников кино в 1935 всесторонне обсудило пути развития киноиск-ва. В работах этого периода большое внимание уделялось проблеме создания образа экранного героя, особенно героя-коммуниста, изучались выразит, средства, способствующие созданию целостного звукозрительного образа. В этот период появились труды, поев, иск-ву киноактёра (Пудовкин), проблемам кинодраматургии (В. К. Туркин, В. М. Волькенштейн), кинорежиссуры (Кулешов, Эйзенштейн и др.). Изучались различные жанры, получившие особое развитие в 30-е гг. (историко-революц. и ист. фильмы, эпопея, кинокомедия). В 40-50-е гг. вышли ценные исследования режиссёров С. И. Юткевича, С. А. Герасимова, оператора А. Д. Головни, капитальные труды Лебедева («Очерк истории кино СССР», 1947), С. С. Гинзбурга, В. Е. Вишневского. Большое значение для развития киноведения имело начавшееся в 50-е гг. издание сочинений классиков сов. киноиск-ва - Пудовкина («Избранные статьи», 1955), Эйзенштейна («Избранные статьи», 1956, «Избранные произведения», т. 1-6, 1964-71), А. П. Довженко (Собр. соч., т. 1-4, 1966-69), Д. Вертова («Статьи, дневники, замыслы», 1966).

В 60-70-е гг. продолжается разработка теоретич. проблем, в к-рой активно участвуют и творческие работники - Герасимов («О киноискусстве», 1960), Юткевич («Контрапункт режиссёра», 1960), Головня («Мастерство кинооператора», 1965). Исследуются общие проблемы сов. киноведения (Е. С. Добин, Лебедев, Р. Н. Юренев), идейно-эстетич. вопросы, принципы социалистич. реализма, партийности и народности иск-ва в условиях развитого социалистич. общества. Общетеоретич. и идеологич. проблемы изучают В. Е. Баскаков, Е. С. Громов, В. Н. Ждан, А. В. Караганов, В. А. Кудин, А. В. Мачерет, Е. Д. Сурков. Совершенствуется изучение специфики кино и его выразит, средств (исследования И. В. Вайсфельда и С. И. Фрейлиха по кинодраматургии), отд. жанров и видов кино (Н. М. Зоркая об историко-революц. фильме, Юренев о кинокомедии, Гинзбург о мультипликационном фильме, С. В. Дробашенко и Ю. М. Ханютин о документальном кино), восприятия кинопроизв. зрителем (работы И. А. Рачу-ка, Л. Н. Когана). Значит, место в киноведении занимает история и практика многонац. сов. кино (книги и статьи И. С. Корниенко, М. X. Зака, А. В. Красин-ского, Н. И. Туманова, К. Д. Церетели и др.). Внимание киноведов союзных республик сосредоточено гл. обр. на вопросах истории нац. кинематографий и актуальных проблемах, связанных с творческой деятельностью нац. киностудий. Исследуется кино социалистич. стран (Я. К. Маркулан, Л. П. Погожева, И. И. Рубанова и др.). Важное направление сов. киноведения составляет критика бурж. течений в мировом киноискусстве.

Совр. киноискусству капиталистич. стран поев, работы С. В. Комарова, В. И. Божовича, Г. А. Капралова, М. И. Туров-ской и др. Большое влияние на развитие сов. киноведения оказали постановления ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» и «О мерах по дальнейшему развитию советского кинематографа» (оба в 1972). Совр. киноведение уделяет пристальное внимание взаимосвязи теории, истории кино и кинокритики, разработке методологии науч. исследований, использует методику социологии, психологии и педагогики в изучении зрителя. Киноискусство развитого социализма - основная тема исследований сов. киноведов.

Ведущая н.-и. орг-ция в области теории и истории кино и координирующий центр киноведч. исследований-Н.-и. ин-т теории и истории кино Госкино СССР (осн. в 1974, Москва). Киноведч. работу ведут также Всесоюзный гос. ин-т кинематографии, Госфильмфонд СССР, Центр, архив кинофотодокументоз СССР, Сектор художеств, проблем средств массовой коммуникации Ин-та истории иск-в (Москва), Сектор социологии культуры Ин-та экономики Уральского науч. центра АН СССР (Свердловск), Сектор кино Ин-та музыки, театра и кинематографии (Ленинград). Киноведч. центры на Украине - Отдел киноведения Ин-та искусствоведения, фольклора и этнографии им. М. Ф. Рыльского и кафедра истории и теории киноиск-ва Гос. ин-та театр, иск-ва им. И. К. Карпенко-Карого (Киев); в Белоруссии - Сектор театра и кино Ин-та иск-в, этнографии и фольклора АН Белорус. ССР (Минск). В Грузии киноведч. исследования ведёт сектор истории и теории театра и кино Груз, театр, ин-та им. Ш. Руставели (Тбилиси). Киноведческие группы существуют также и в др. респ. искусствоведческих ин-тах. Кадры киноведов готовит (с 1945) киноведческий ф-т ВГИКа.

Киноведы и кинокритики ежегодно проводят встречи и симпозиумы в рамках Междунар. кинофестивалей. Сов. деятели кино входят в Междунар. ассоциацию научного кино (осн. в 1947), Междунар. федерацию киноархивов (ФИАФ, 1938), Междунар. ассоциацию кинопрессы (ФИПРЕССИ, 1930).

Периодические издания: журналы «Искусство кино» (с 1931) и «Советский экран» (с 1925).

См. раздел Кино, а также Киноведение, Киноискусство. В. А. Кузнецова.

БИБЛИОГРАФИЯ

Научно-технический потенциал СССР, Научные учреждения. - Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976; Брежнев Л. И., Гордость отечественной науки. Речь на торжественном заседании в Кремлевском Дворце съездов, посвященном 250-летнему юбилею Академии наук СССР 7 окт. 1975 г., М., 1975; Ленин и современная наука, т. 1-2, М., 1970; Комков Г. Д., Л ё в ш и н Б. В., Семёнов Л. К., Академия наук СССР. 1724-1974. Краткий исторический очерк, М., 1974; Статистические материалы. (К 250-летию Академии наук СССР), М., 1974; Наука Союза ССР, М., 1972; Г в и ш и а н и Д. М., Социальная роль науки и научная политика, М., 1968; Потенциал науки, К., 1969; Бастракова М. С., Становление советской системы организации науки. (1917 - 1922), М., 1973; Организация науки в первые годы Советской власти. (1917 - 1925), Л., 1968; Организация советской науки в 1926-1932 гг., Л., 1974; Е с а к о в В. Д., Советская наука в годы первой пятилетки, М., 1971; Основные принципы и общие проблемы управления наукой, М., 1973; Микулинский С. Р., Проблема научных кадров в условиях научно-технической революции, «Коммунист», 1973, № 5; Научно-техническая революция и изменение структуры научных кадров СССР, М., 1973; Научно-техническая революция и преимущества социализма, М., 1975; Трапезников С. П., Наука и коммунизм, «Проблемы мира и социализма», 1976, №1; Федосеев П., Крепить связи науки и практики, «Коммунист», 1976, N° 9; Развитие советской науки за 50 лет. Указатель юбилейной литературы 1967 - 1969, М.. 1972. См. также лит-ру при разделах Наука и научные учреждения в статьях о союзных республиках в БСЭ, а также при статьях Академия наук СССР, Российская академия наук.

Естественные науки

Математика.- История отечественной математики, т. 1 - 4, К., 1966-70; Г н е д е н к о Б. В., Очерки по истории математики в России, М.- Л., 1946; Ю ш к е в и ч А. П., История математики в России, М., 1968; Люди русской науки, 2 изд., [т. 1], М., 1961; Историко-математические исследования, в. 1 - 21, М., 1948-76; Математика в СССР за тридцать лет. 1917 - 1947. Сб. ст., М.- Л., 1948; Математика в СССР за сорок лет. 1917-1957. Сб. ст., т. 1-2, М., 1959; В и н о г р а д о в И. М., Математика и научный прогресс, в сб.: Ленин и современная наука, т. 2, М., 1970; Марджанишвили К. К., Математика в Академии наук СССР, «Вести. АН СССР», 1974, № 6.

Астрономия. - Воронцов-Вельяминов Б. А., Очерки истории астрономии в России, М., 1956; СвятскийД., Астрономические явления в русских летописях с научно-критической точки зрения, П., 1915; Ф е с е н к о в В. Г., Очерк истории астрономии в России в XVII и XVIII столетиях, в кн.: Труды Института истории естествознания, т. 2, М.- Л., 1948; Ч е н а к а л В. Л., Очерки по истории русской астрономии. Наблюдательная астрономия в России XVII и начала XVIII в., М.- Л., 1951; Райков Б. Е., Очерки по истории гелиоцентрического мировоззрения в России, 2 изд., М.- Л., 1947; М а м е д б е и л и Г. Д., Основатель Марагннской обсерватории Мухаммед Насирэддин Туей, Баку, 1961; Из истории эпохи Улугбека. [Сб. ст., Таш.], 1965; Б л а ж к о С. Н., Паренаго П. П., Орлов С. В., Астрономия в Московском университете, «Уч. зап. МГУ. Юбилейная серия», 1940, в. 58; Д о б р о н р а в и н П. П., С т е-ш е н к о Н. В., Крымская астрофизическая обсерватория Академии наук СССР, Симферополь, 1965; Пулковской обсерватории 125 лет, М.- Л., 1966; Люди русской науки, [т. 1], М., 1961; Историко-астрономиче-ские исследования, в. 1-12, М., 1955- 1975; Воронцов-Вельяминов Б: А., Очерки истории астрономии в СССР, М., 1960; Астрономия в СССР за 30 лет [Сб. ст.], М.- Л., 1948; Астрономия в СССР за 40 лет. [Сб. ст.], М., 1960; Развитие астрономии в СССР. Сб. ст., М., 1967.

Физические науки.- Академии наук СССР - 250 лет, «Успехи физических наук», 1974, т. 113, в. 1; Вавилове. И., Физический кабинет - Физическая лаборатория - Физический институт АН СССР за 220 лет, М.- Л., 1945; Шпольский Э. В., Очерки по истории развития советской физики. 1917 - 1967, М., 1969; Развитие физики в СССР, т. 1-2, М., 1967; Кудряв-ц е в П. С., История физики, т. 1-3, М., 1956-71; Развитие физики в России. Очерки, т. 1-2, М., 1970 (лит.).

Механика.- История механики с древнейших времен до конца XVIII в., под ред. А. Т. Григорьяна и И. Б. Погребысского, М., 1971; Моисеев Н. Д., Очерки развития механики, М., 1961; Космодемьянский А. А., Очерки по истории механики, 2 изд., М., 1964; Механика в СССР за 50 лет т 1 - 4, М., 1968-73; Лойцянский Л. Г., Механика жидкости и газа, 4 изд., М., 1973.

Химические науки.- Развитие общей, неорганической и аналитической химии в СССР, М., 1967; Развитие физической химии в СССР, М., 1967; Развитие органической химии в СССР, М., 1967; Эмануэль Н. М., Химия в Академии наук СССР, «Успехи химии», 1974, т. 43, в. 5, с. 745-834; Академия наук СССР и развитие фундаментальных исследований, «Вести. АН СССР», 1974, Mb 2; Семенов Н. Н., Наука и общество, М., 1973; Коз лов В. В., Очерки истории химических обществ СССР, М., 1958; его же, Всесоюзное химическое общество им. Д. И. Менделеева, М., 1971.

Науки о Земле

Физико-географические науки.- Развитие наук о Земле в СССР, М., 1967; Исаченко А. Г., Развитие географических идей, М., 1971; Развитие физико-географических наук (XVII-ХХвв.), М., 1975; Очерки истории географической науки в СССР, М., 1976; Актуальные направления современной географии, М., 1976; Современные проблемы географии, М., 1976; Берг Л. С., Очерки по истории русских географических открытий, 2 изд., М., 1949; В и л е н с к и и Д. Г., Русская почвенно-картографическая школа и её влияние на развитие мировой картографии почв, М.-Л., 1945; География в МГУ за 200 лет. 1755 - 1955, М., 1955; Отечественные физико-географы и путешественники, М., 1959; Советская география. Итоги и задачи, М., 1960; Григорьев А. А, Развитие теоретических проблем советской физической географии (1917-1934 гг.), М., 1965; Герасимов И. П., Преобразование природы и развитие географической науки в СССР, М., 1967; Г в о з д е ц к и и Н. А., Советские географические исследования и открытия, М., 1967; История открытия и исследования Советской Азии, М., 1969; Географическое общество за 125 лет, Л., 1970; Соколов А. А., Чеботарёв А. И., Очерки развития гидрологии в СССР, Л., 1970; Лебедев Д. М., Е с а к о в В. А., Русские географические открытия и исследования с древнейших времён до 1917 года, М., 1971; 50 лет советской геодезии и картографии, М., 1967; Ч у р к и н В. Г., Атласная картография, Л., 1974; С а л и щ е в К. А., Картоведение, М., 1976.

Геодезия.- Рыбаков Б. А., Русские карты Московии. XV - нач. XVI века, М., 1974; Е в т е е в О. А., Первые русские геодезисты на Тихом океане, М., 1950; Ф е л ь С. Е., Картография в России 18 века, М., 1960; Новокшанова-Соколовская 3. К., Картографические и геодезические работы в России в XIX - начале XX в., М., 1967; 50 лет советской геодезии и картографии. Сб. ст., М., 1967.

Метеорология.- X р г и а н А. X., Очерки развития метеорологии, 2 изд., т. 1, Л., 1959; Метеорология и гидрология за 50 лет Советской власти, под ред. Е. К. Федорова, Л., 1967.

Океанология.- Е с а к о в В. А., П л а х о т н и к А. Ф., Алексеев А. И., Русские океанические и морские исследования в XIX - начале XX в., М., 1964; Дерюгин К. К., История океанографических исследований, Л., 1972; Плахотник А. Ф., Физическая океанология. Краткий обзор важнейших исследований, М., 1973.

Геологические науки.- Развитие наук о Земле в СССР, М., 1967; Геология в Московском университете за 50 лет советской власти. Сб., М., 1967; 50 лет советской геологии, М., 1968; Гордеев Д. И., История геологических наук, ч. 2, М., 1972; Тихомиров В. В., Геология в Академии наук за 250 лет (1724 - 1974), «Изв. АН СССР. Серия геологическая», 1974, № 5; История геологии, М., 1973.

Горные науки.- Советская горная наука. 1917 - 1957, М., 1957; Фаерман Е. М., Развитие отечественной горной науки, М., 1958; Современное состояние горной науки в СССР, М., 1968; Техника горного дела и металлургии, М., 1968; Мельников Н. В., Развитие горной науки в области открытой разработки месторождений в СССР, М., 1961; Фёдоров С. Ф., Очерки по истории геологии нефти, М., 1953.

Биологические науки.- История естествознания в России, т. 1 - 3, М., 1957 - 62; Развитие биологии в СССР, М., 1967; История биологии с древнейших времен до начала XX века, М., 1972; История биологии с начала XX века до наших дней, Л., 1975; Р а й к о в Б. Е., Русские биологи-эволюционисты до Дарвина, т. 1-4, М.- Л., 1951 - 59; Лункевич В. В., От Гераклита до Дарвина, 2 изд., т. 1 - 2, М., 1960; М и к у линскийС. Р., Развитие общих проблем биологии в России. Первая половина XIX в., М., 1961; 3 а в а д с к и и К. М., Развитие эволюционной теории после Дарвина, Л., 1973; Я б л о к о в А. В., Ю с у ф о в А. Г., Эволюционное учение, М., 1978: Б о г д а н о в А. П., Материалы для истории научной и прикладной деятельности в России по зоологии и соприкасающимся с нею отраслям знания, т. 1 - 4, М., 1888-1892; Плавильщиков Н. Н., Очерки по истории зоологии, М., 1941; Филатов Д. П., Сравнительно-морфологическое направление в механике развития, его объект, цели и пути, М.- Л., 1939; К а н а е в И. И., Очерки по истории сравнительной анатомии до Дарвина. Развитие проблемы морфологического типа в зоологии, М.- Л., 1963; его ж е, Очерки по истории проблемы морфологического типа от Дарвина до наших дней, М. -Л., 1966; Б л я х е р Л. Я., История эмбриологии в России, [т. 1 - 2], М., 1955- 1959; его же, Очерк истории морфологии животных, М., 1962; А н о х и н П. К., От Декарта до Павлова, М., 1945; К о ш т о я н ц X. С., Очерки по истории физиологии в России, Л., 1946; Очерки по истории русской ботаники, М., 1947; Баранов П. А., История эмбриологии растений в связи с развитием представлений о зарождении организмов, М. -Л., 1955; Модилевский Я. С., История отечественной эмбриологии высших растений, К., 1956; Лебедев Д. В., Введение в ботаническую литературу СССР, М.- Л., 1956; Базилевская Н. А., Б е л о к о н ь И. П., Щ е р б а. к о в а А. А., Краткая история ботаники, М., 1968; История и современное состояние физиологии растений в Академии наук, М., 1967; Достижения советской микробиологии, М., 1959; Беленькая М. В., Б а с к и н а И. А., Дьякова И. В., Вирусные болезни растений. Библиография отечественной литературы за 1924 - 1966 гг., М., 1967; Давиташвили Л. Ш., История эволюционной палеонтологии от Дарвина до наших дней, М. - Л., 1948; Крнштофович А. Н., История палеоботаники в СССР, М., 1956; Основы палеонтологии. Справочник для палеонтологов и геологов СССР, т. 1-15, М., 1958 - 64; Бжеленко Л. К., Митрошина Л. Н., Ш е в ы р е в А. А., Палеозоология СССР. Библиография отечественной литературы за 1917-1967 гг., [кн.] 1-2, М., 1971-1974; ТолкачевскаяН. Ф., Развитие биохимии животных, М., 1963; Соболь С. Л., История микроскопа и микроскопических исследований в России в XVIII в., М.- Л., 1949; Щербакова А. А., История цитологии растений в России в XIX в., М., 1961; Кацнельсон 3. С., Клеточная теория в её историческом развитии, Л., 1963; Вермель Е. М., История учения о клетке, М., 1970; Гайсинович А. Е., Зарождение генетики, М., 1967; Классики советской генетики. 1920-1940. [Сб. ст.], Л., 1968.

Почвоведение.- Захаров С. А., Об организации почвоведения в России, «Русский почвовед», 1916, № 16 - 18; П р а с о л о в Л. И., История почвоведения в России, «Вестник АН СССР», 1945, № 10-11; В и ленский Д. Г., История почвоведения в России, М., 1958; Проблемы почвоведения, М., 1962; Д о л о т о в В. А., Марченко А. И., Развитие учения о почве в России, Л., 1963; [Ф р и д л а н д В. М.], Изучение почвенного покрова и развитие почвоведения, в кн.: Советская наука и техника за 50 лет. Развитие наук о Земле в СССР, М., 1967; К о в д а В. А., 50 лет советского почвоведения, «Известия АН СССР. Серия биологическая», 1968, № 1; К о в д а В. А., Добровольский Г. В., Столетие русского почвоведения, «Земледелие», 1974, № 11.

Сельскохозяйственные науки.- С т е б у т И. А., Сельскохозяйственное знание и сельскохозяйственное образование, 2 изд., М., 1899; Прянишников Д. Н., Развитие основных воззрений в агрономии за истекшее столетие (1806-1906), М., 1906; М и ч у р и н И. В., Итоги шестидесятилетних работ, 5 изд., М., 1949; Константинов П. Н., Основы сельскохозяйственного опытного дела, М., 1952; Скрябин К. И., Достижения зоотехнической и ветеринарной науки за 40 лет, М., 1957; Костяков А. Н., Мелиоративная наука в СССР за 40 лет, М., 1961, [Избр. труды, т. 2]; Иванов М. Ф.( Наука должна освещать путь производству. Поли. собр. соч., т. 1, М., 1963; Вавилов Н. И., О задачах сельскохозяйственной науки. Избр. труды, т. 5, М.- Л., 1965; Итоги и перспективы развития сельскохозяйственной науки в СССР. Сб. статей, М., 1969; Лобанов П. П., Достижения науки - сельскохозяйственному производству, М., 1974.

Медицинские науки.- Достижения советской медицинской науки за XXX лет. 1917 - 1947, под ред. Н. Н. Аничкова, М., 1947; Бакулев А. Н., ПаринВ. В., Сорок лет советской медицинской науки, «Вести. АМН СССР», 1957, № 6; Сорок лет советского здравоохранения, под ред. М. Д. Ковригиной, М., 1957; 50 лет советского здравоохранения. 1917 -1967, под ред. Б. В. Петровского, М., 1967; Гращенков Н. И., Лисицын Ю. П., Здравоохранение в СССР и достижения советской медицины, М.. 1958; История медицины СССР, под ред. Б.Д.Петрова, М., 1964; Заблудовский П. Е., История отечественной медицины, ч. 2 - Медицина в СССР, М., 1971; Тимаков В. Д., Человек, медицина и научно-технический прогресс, М., 1972; его ж е, 30 лет Академии медицинских наук СССР, «Вестник АМН СССР», 1975, № 11.

Технические науки

Авиационная наука и техника.- Я к о в

л е в А. С., 50 лет советского самолетостроения, М., 1968; его же, Советские самолеты, 2 изд., М., 1975; Шавров В. Б., История конструкций самолётов в СССР до 1938 года, М., 1969; его же, История конструкций самолетов в СССР. 1938-1950, М., 1977; В и н о г р а д о в Р. И., М и-н а е в А. В., Самолёты СССР, 2 изд., М., 1961; Изаксон А. М., Советское вертолётостроение, М., 1964; Советская авиационная техника, М., 1970; Арлазоров М. С., Конструкторы, М., 1975.

Ракетостроение и космонавтика.- Александров С. Г., Фёдоров Р. Е., Советские спутники и космические корабли, 2 изд., М., 1961; Справочник по космонавтике, М., 1966; Космонавтика, 2 изд., М., 1970 (Маленькая энциклопедия); Освоение космического пространства в СССР, т. 1-8, М., 1971 - 77; Г л ушко В. П., Развитие ракетостроения и космонавтики в СССР, М., 1973; его же, Ракетные двигатели ГДЛ-ОКБ, М., 1975; Орбиты сотрудничества, М., 1975; «Союз» и «Аполлон», М., 1976; Пионеры ракетной техники. Кибальчич, Циолковский, Цандер, Кондратюк. Избр. труды, М., 1964; Пионеры ракетной техники. Ветчинкин, Глушко, Королев, Тихонравов. Избр. труды 1929 - 1945 гг., М., 1972.

Энергетическая наука и техника. Электротехника.- Электрификация СССР. 1917 - 1967 гг., под ред. П. С. Непорожнего, М., 1967; СтекловВ. Ю., Развитие электроэнергетики в СССР, М., 1967; Ж и м е р и н Д. Г., Основные этапы электрификации СССР, «Электричество», 1967, 5; Советская атомная наука и техника, М., 1967; Электротехническая промышленность СССР. Научно-технич. обзор развития советской электротехнической промышленности с 1917 по 1967 гг., [М., 1967]; Очерки развития техники в СССР, кн. 2, М., 1969; Атомной энергетике XX лет, М., 1974; Петросьянц А. М., Современные проблемы атомной науки и техники в СССР, 3 изд., М., 1976; Веселое с кий О. Н., Шнейберг Я. А., Энергетическая техника и её развитие, М., 1976.

Электроника, радиотехника и электросвязь.- 60 лет радио. Научно-технич. сб., под ред. А. Д. Фортушенко, М., 1955; Очерки истории радиотехники, М., 1960; 70 лет радио. Научно-технич. сб., под ред. А. Д. Фортушенко, М., 1965; 80 лет радио. Научно-технич. сб., под ред. А. Д. Фортушенко, М., 1975; Материалы по истории связи в России XVIII - нач. XX вв. Почта, телеграф, телефон, радио, телевидение.

Обзор документальных материалов, Л., 1966; Б р е н е в И. В., Начало радиотехники в России, М., 1970; Развитие связи в СССР, М., 1967; П с у р ц е в Н. Д., Связь на службе строительства коммунизма, М., 1970; Очерки развития техники в СССР, кн. 3, М., 1970; О б о л е н с к и и С. А., Из истории электронного приборостроения в СССР, в кн.: Труды Института истории естествознания и техники, т. 26, М., 1959.

Техническая кибернетика. Вычислительная техника.- Техническая кибернетика в СССР, М., 1968; Техническая кибернетика. Теория автоматического регулирования, [кн. 1-4], М., 1967-69; А п о к и н И. А., Майстров Л. Е., Развитие вычислительных машин, М., 1974; Энциклопедия кибернетики, т. 1 - 2, К., 1974.

Машиноведение и технология производства машин.- Розенфельд Я. С., Клименко К. И., История машиностроения СССР, М., 1961; История техники, М., 1962; ШухардинС. В., История науки и техники, ч. 2, М., 1976; Мелещенко Ю. С., Технический прогресс и его закономерности, Л., 1967; Теория машин и механизмов, в. 1 - 108, М., 1947-65; Крагельский И. В., Щ е д р о в Б. С., Развитие науки о трении, М., 1956; Рубцов Н. Н., История литейного производства в СССР, 2 изд., ч. 1, М., 1962; С т о р о ж е в М. В., Попов Е. А., Теория обработки металлов давлением, 3 изд., М., 1971; Матийко Н. М., Радунский Л. Д., Развитие дуговой электросварки в СССР. (1917 - 1960 гг.), М.- Л., 1960; Б а г р я н с к и й К. В., Добротина 3. А., X р е н о в К. К., Теория сварочных процессов, Хар., 1968; А и з е н-ш т а д т Л. А., ЧихачёвС. А., Очерки по истории станкостроения СССР, М., 1957; Прокопов и ч А. Е., Технический прогресс в станкостроении, М., 1957; Самонастраивающиеся системы управления станками, М., 1971.

Металлургическая наука, техника и технология.- Металлургия СССР (1917 - 1957), т. 1 - 2, М., 1958-59; Основы металлургии, т. 1-7, М., 1961 - 75; Черная металлургия СССР. (1917-1967), М., 1967; Техника горного дела и металлургии, М., 1968 (Очерки развития техники в СССР).

Строительная наука и техника,- История строительной техники, М.- Л., 1962; Строительство в СССР. 1917-1967, М., 1967; Б о л о т и н В. В., Гольденблат И. И., Смирнов А. Ф., Строительная механика. Современное состояние и перспективы развития, 2 изд., М., 1972; Научно-технический прогресс в строительстве. Сб. ст., М., 1972; Зворыкин Д. Н., Наука - практике строительства, М., 1974.

Общественные науки

Философия.- Марксистско-ленинская философия и социология в СССР и европейских социалистических странах, М., 1965; Ленинизм и философские проблемы современности, М., 1970; Ленинизм и современные проблемы историко-философской науки, М., 1970; Иовчук М. Т., Ленинизм, философские традиции и современность, М., 1970; О к у л о в А. Ф., Советская философская наука и ее проблемы, М., 1970; Федосеев П. Н., Марксизм в XX веке. Маркс, Энгельс, Ленин и современность, М., 1972; Теоретическое наследие В. И. Ленина и современная философская наука, М., 1974; Высокий долг советских философов (ред. ст. «Правды» от 19 сент. 1975 г.), «Вопросы философии», 1975, № 10.

Психология.- Очерки по истории русской психологии, М., 1957; Из истории русской психологии. Сб. ст., М., 1961; Будилова Е. А., Борьба материализма и идеализма в русской психологической науке. (Вторая половина XIX - начало XX в.), М., 1960; её же, философские проблемы советской психологии, М., 1972; Петровский А. В., История советской психологии, М., 1967; Ярошевский М. Г., Психология в XX столетии, М., 1974.

Исторические науки.- В. И. Ленин и историческая наука, М., 1968; В. И. Ленин и проблемы истории, Л., 1970; Г о р о д е ц к и й Е. Н., Ленин - основоположник советской исторической науки, М., 1970; Очерки истории исторической науки в СССР, т. 1 - 4, М., 1955-66; Историография истории СССР. С древнейших времен до Великой Октябрьской Социалистической революции, 2 изд., М., 1971; Рубинштейн Н. Л., Русская историография, М., 1941; Черепнин Л. В., Русская историография до XIX в., М., 1957; А л п а т о в М. А., Русская историческая мысль и Западная Европа XII-XVII вв., М., 1973; его же, Русская историческая мысль и Западная Европа XVII - первая четверть XVIII в., М., 1976; П е ш т и ч С. Л., Русская историография XVIII в., ч. 1-3, Л., 1961-71; Ц а м у т а л и А. Н., Очерки демократического направления в русской историографии 60-х - 70-х годов XIX в., Л., 1971; Шапиро А. Л., Русская историография в период империализма, Л., 1962; Б е с к р о в н ы й Л. Г., Очерки военной историографии России, М., 1962; Котов В. Н., Историография истории СССР (1917 - 1934), К., 1966; Двадцать пять лет исторической науки в СССР, М.- Л., 1942; Тарновский К. Н., Советская историография российского империализма, М., 1964; Советская историография классовой борьбы и революционного движения в России. Сб. ст., ч. 1 - 2, [Л.], 1967; Алексеева Г. Д., Октябрьская революция н историческая наука в России (1917-1923 гг.), М., 1968; Иванова Л. В., У истоков советской исторической науки. (Подготовка кадров историков-марксистов 1917 - 1929 гг.), М., 1968; Некоторые проблемы истории советского общества. (Историография), М., 1964; Очерки по историографии советского общества, М., 1965; Очерки по историографии советского общества, М., 1967; Н а й д а С. Ф., Н а у м о в В. П., Летопись героической борьбы. Советская историография Гражданской войны и империалистической интервенции в СССР, М., 1972; Всесоюзное совещание о мерах улучшения подготовки научно-педагогических кадров по историческим наукам, М., 1964; 3 а к Л. М., Лельчук В. С., Погудин В. И., Строительство социализма в СССР. Историографический очерк, М., 1971; Развитие советской исторической науки. 1970- 1974, М., 1975; История исторической науки в СССР. Дооктябрьский период. Библиография, М., 1965; Шапиро А. Л., Библиография истории СССР, М., 1968; Поставская Н. М., Изучение древней истории Ближнего Востока в Советском Союзе (1917 - 1959 гг.), М., 1961; Д а н ц и г Б. М., Ближний Восток в русской науке и литературе. (Дооктябрьский период), М., 1973; Очерки по истории русского востоковедения. [Сб.] 1-6, М., 1953-63; Кузнецова Н. А., Кулаг и на Л. М., Из истории советского востоковедения 1917 - 1967, М., 1967; Вайнштейн О. Л., История советской медиевистики. 1917 - 1966, Л., 1968; У д а л ь ц о в а 3. В., Советское византиноведение за 50 лет, М.,'1969; Дунаевский В. А., Советская историография новой истории стран Запада. 1917 - 1941, М., 1974; Альперович С. М., Советская историография стран Латинской Америки, М., 1968.

Вал к С. Н., Советская археография, М.- Л., 1948; С о Ф п н о в П. Г., Из истории русской дореволюционной археографии, М., 1957; Маяковский И. Л., Очерки по истории архивного дела в СССР, [2 изд.], М., 1960; Максаков В. В., История и организация архивного дела в СССР. (1917 - 1945 гг.), М., 1969; Формозов А. А., Очерки по истории русской археологии, М., 1961; К 50-летию советской археологии, в сб.: Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института археологии АН СССР, в. 118, М., 1969; Очерки истории русской этнографии, фольклористики н антропологии, в. 1 - 6, М., 1956 - 74; Т о к а р е в С. А., История русской этнографии, М., 1966.

Экономическая наука.- К. Маркс, Ф. Энгельс и революционная Россия. [Сборник], М., 1967; Конспект и выписки К. Маркса из русских книг, в кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. XI, [М.], 1948; Рукописи К. Маркса, там же, т. XII, [М.], 1952; Рукопись Ф. Энгельса, там же; Ленин В. И., Что такое «друзья народа» л как они воюют против социал-демократов?, Поли. собр. соч., 5 изд., т. 1; его же, Экономическое содержание народничества и критика его в книге г, Струве, там же; его же, К характеристике экономического романтизма. Сисмонди и наши отечественные сисмондисты, там же, т. 2; его же, От какого наследства мы отказываемся?, там же; его же, Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905-1907 годов, там же, т. 16; его же, По поводу юбилея, там же, т. 20; его же, «Крестьянская реформа» и пролетарски-крестьянская революция, там же; его же, Памяти Герцена, там же, т. 21; его же, Еще одно уничтожение социализма, там же, т. 25; его же, Из прошлого рабочей печати в России, там же; его же, Империализм, как высшая стадия капитализма, там же, т. 27; его же, Детская болезнь «левизны» в коммунизме, там же, т. 41; История русской экономической мысли, т. 1 - 3, М., 1955-66; Из истории экономической мысли народов СССР. [Сб. статей], М., 1961; История экономической мысли, ч. 3, М., 1970; Каратаев Н. К., Экономические науки в Московском университете (1755-1955), М., 1956; Пажитнов К. А., Экономические воззрения декабристов, М., 1945; Пашков А. И., Вопросы экономической науки, М., 1973; Плеханов Г. В., История русской общественной мысли, т. 1 - 3, М.- Л., 1925; Цаголов Н. А., Очерки русской экономической мысли периода падения крепостного права, М., 1956; К вопросу об истории развития экономической мысли народов Закавказья, Ер., 1955; Зурабян С. Ш., Очерки развития армянской экономической мысли. Последняя четверть XVIII в.- 90 годы XIX в., Ер., 1959; Фараджев А. К., Краткий очерк развития экономической мысли в средневековом Азербайджане (XI-XIV вв.), «Изв. АН Азербайджанской ССР», 1952, № 10; Т о в м а с я н Н. Р., Армянская социально-экономическая мысль в IX-XIV веках, Ер., 1970 (на арм. яз.); Б и р а л о А. А., Философия и общественная мысль в Белоруссии и Литве в конце XVII в.- сер. XVIII в., Минск, 1971; Л у ш ч ы ц к i I. Н., Нарысы па псторьп грамадска-палiтычнай i фiласофскай думкi у Беларусi у другой палавше XIX веку, Мшск, 1958; Какулия Р. Ш., К истории развития экономической мысли в дореволюционной Грузии, Тб., 1972 (на груз, яз.); Экономическая наука в советской Грузии в 1921 - 1961 гг., «Труды Ин-та экономики АН Грузинской ССР», 1961, т. 12; К а б д и е в Д. К., Социально-экономические воззрения казахских просветителей-демократов, А.-А., 1966; Киртовский И. X., Очерки истории латышской экономической мысли (1890-1920), Рига, 1976; У р с у л Д., Из истории передовой философской и общественно-политической мысли в Молдавии в конце XVII - нач. XVIII вв., «Октябрь», Киш., 1955, № 3; Из истории развития общественно-экономической мысли в Узбекистане в XV-XVI вв. Сб. ст., Таш., 1960; Нариси з icтоpii економiчноi думки на Укpaiнi, Кiев, 1956; К о р н i и ч у к Л. Я., Питания марксистсько-ленiнськоi економiчнoi думки на Украiнi в iскрiвський перюд, Кит, 1973; Р а д ж а б о в 3. Ш., Из истории общественно-политической мысли таджикского народа во второй половине XIX и в начале XX вв., Сталинабад, 1957; Б а к а с о в а Р. X., Из истории экономической мысли в Туркменистане в XVIII веке, Аш., 1961; Баженова Е. В., История экономической мысли народов СССР с древнейших времен до 1917 г. Указатель книжной и журнальной литературы за 1945-1958 гг., М., 1959; Экономическая история. Указатель советской литературы за 1960-1969 гг., в. 1, М., 1970; Политическая экономия. История экономической мысли. Аннотированный указатель отечественных библиографических пособий, изданных в 1812-1972, сост. В. Е. Сиволчик, М., 1974.

Экономическая география.- Семенов-Тян-Шанский П. П., История полувековой деятельности Русского географического общества (1845-1895), т. 1-3, СПБ, 1896;География за рубежом. (Сб. ст.], М.,1958 (Вопросы географии, сб. 44); Отечественные экономико-географы XVIII-XX вв. [Сб. ст.], М., 1957; Баранский Н. Н., Экономическая география. Экономическая картография, 2 изд., М., 1960; В и т в е р И. А., Историко-географическое введение в экономическую географию зарубежного мира, 2 изд., М., 1963; Экономическая география в СССР. История и современное развитие, М., 1965; Покшишевский В. В., М и н ц А. А., Константинов О. А., О новых направлениях в развитии советской экономической географии, Л., 1970; Ефимов А. В., Из истории великих русских географических открытий, М., 1971; Семевский Б. Н., Введение в экономическую географию, Л., 1972; Саушкин Ю. Г., Экономическая география. История, теория, методы, практика, М., 1973.

Педагогика.- Л е н и н В. И., О воспитании и образовании, 3 изд., М., 1973; Крупская Н. К., Педагогические сочинения, т. 1-11, М., 1957 - 63; Константинов Н. А., Медынский Е. Н., Шаба е в а М. Ф., История педагогики, 4 изд., М., 1974; Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. XVIII в.- первая пол. XIX в., М., 1973; Королев Ф. Ф., Очерки по истории советской школы и педагогики. 1917-1920, М., 1958; Королев Ф. Ф., Р а в к и н 3. И., Корней; ч н к Т. Д., Очерки по истории советской школы и педагогики. 1921-1931, М., 1961; Пискунов А. И., Советская историко-педагогическая литература (1918-1957), М., 1960; Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в., М., 1976.

Языкознание.- Советское языкознание за 50 лет. [Сб. ст.], М., 1967; Теоретические проблемы советского языкознания. [Сб. ст.], М., 1968; Библиографический указатель литературы по русскому языкознанию с 1825 по 1880 год, т. 1 - 8, М., 1954-59; К а ч а р а в а Г. Н., Т о п у р и а Г. В., Библиография языковедческой литературы об иберийско-кавказских языках, кн. 1 - Горские иберийско-кавказские языки, Тб., 1958; Кахла М., Библиографический указатель финно-угорской языковедческой литературы, изданной в СССР с 1918 по 1959 год, ч. 1 - 2, Хельсинки, 1960-62; Труды ученых филологического факультета Московского университета по славянскому языкознанию, т. 1 - 2, М., 1960-68; Библиография библиографий по языкознанию. Аннотированный систематический указатель отечественных изданий, М., 1963; Финно-угорское и самодийское языкознание в Советском Союзе. Библиография. 1962-1971, Тал., 1963-75 (продолжающееся ежегодное издание); Общее языкознание. Библиографический указатель литературы, изданной в СССР с 1918 по 1962 г., М., 1965; Структурное и прикладное языкознание. Библиографический указатель литературы, изданной в СССР с 1918 по 1962 г., М., 1965; Словари, изданные в СССР. Библиографический указатель. 1918 - 1962 г., М., 1966; МожаеваИ.Е., Южнославянские языки. Аннотированный библиографический указатель литературы, опубликованной в России и в СССР с 1835 по 1965 г., М., 1969; Общее и прикладное языкознание. Указатель литературы, изданной в СССР с 1963 по 1967 г., М., 1972; Славянское языкознание. Библиографический указатель литературы, изданной в СССР с 1918 по 1970 г., ч. 1 - 4, М., 1963-73; Биобиблиографический словарь отечественных тюркологов. Дооктябрьский период, М., 1974; М и л и-б а н д С. Д., Биобиблиографический словарь советских востоковедов, М., 1975; Б у л а х о в М. Г., Восточнославянские языковеды. Биобиблиографический словарь, т. 1, Минск, 1976; Дослщження з мовознавства в Украшськiй РСР за сорок POKIB, Кieв, 1957; Sovietico-Turcica. Beitrage zur Bibliographic der turkischen Sprachwissenschaft in russischer Sprache in der Sowjetunion. 1917 - 1957, Bdpst, 1960.

Литературоведение.- Ленин В. И., О литературе и искусстве, 5 изд.. М., 1976; Плеханов Г. В., Литература и эстетика, т. 1 - 2, М., 1958; Луначарский А. В., Собрание сочинений, т. 1 - 8, М., 1963-67; П ы п и н А. Н., История русской литературы, 4 изд., т. 1-4, СПБ, 1911 - 13; Возникновение русской науки о литературе, М., 1975; Академические школы в русском литературоведении, М., 1975; Николаев П. А., Возникновение марксистского литературоведения в России, М., 1970; Веселовский А. Н., Историческая поэтика, Л., 1940; Архангельский А. С., Введение в историю русской литературы, т. 1, П., 1916; Венгеров С. А., Критико-биографический словарь русских писателей и ученых. От начала русской образованности до наших дней, т. 1 - 6, СПБ, 1886-1904; Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении, [т. 1 - 3], М., 1962-1965; Советское литературоведение за 50 лет, М., 1967; Советское литературоведение за 50 лет, Л., 1968; Б у ш м и н А. С., Методологические вопросы литературоведческих исследований, Л., 1969; Бахтин М. М., Вопросы литературы и эстетики, М., 1975; Советское литературоведение и критика. Книги и статьи 1917 -1962 гг. Библиографический указатель, М., 1966; то же, Книги и статьи. 1963-1967 гг., М., 1970.

Искусствознание.- Стасов В. В., Собр. соч., т. 1 - 4, СПБ, 1894-1906; Н е д о ш и в и н Г., Итоги и перспективы развития советской теории искусства, в сб.: Вопросы эстетики, в. 1, М., 1958; Материалы VII пленума правления Союза художников СССР, М., 1960; История европейского искусствознания. От античности до конца XVIII в., М., 1963; История европейского искусствознания. Первая половина XIX в., М., 1965; История европейского искусствознания. Вторая половина XIX в., М., 1966; История европейского искусствознания. Вторая половина XIX в.- начало XX в., кн. 1-2, М., 1969.

Музыковедение.- Учение В. И. Ленина и вопросы музыкознания. [Сб. ст.], Л., 1969; С е р о в А. Н., Музыка, музыкальная наука, музыкальная педагогика, в его кн.: Критические статьи, т. 4, СПБ, 1895; Глебов Игорь (Асафьев Б. В.), Современное русское музыкознание и его исторические задачи, в кн.: De musica, в. 1, Л., 1925; Р ы ж к и н И. Я., М а з е л ь Л. А., Очерки по истории теоретического музыкознания, в. 1 - 2, М., 1934-39; Крем л ев Ю. А., Русская мысль о музыке, т. 1 - 3, Л., 1954 - 60; Музыкальное искусство и наука. Сб. ст., в. 1-2, М., 1970-73 (см. лит. также в разделе Искусствознание).

Театроведение.- Луначарский А. В., О театре и драматургии. Избр. статьи, т. 1 - 2, М., 1958; Советский театр. [Сб. ст.], М., 1947; Данилов С. С., Очерки по истории русского драматического театра, М.- Л., 1948; Очерки истории русского советского драматического театра, т. 1 - 3, М., 1954-61; Советский театр. Документы и материалы. [1917-1967], отв. ред. А. 3. Юфит, [т. 1 - 3], [Л.], 1968-75; Очерки истории русской театральной критики, [кн. 1], [Л.], 1975.

Киноведение.- Самое важное из всех искусств. Ленин о кино, 2 изд., М., 1973; Луначарский А. В.,О кино. Статьи. Высказывания. Сценарии. Документы, М., 1965; Вопросы киноискусства. Сб. ст. и материалов, в. 1 - 15, М., 1956-74; Очерки истории советского кино, т. 1 - 3, М., 1956 - 61; Краткая история советского кино, М., 1969; История советского кино, т. 1 - 3, М., 1969-75; Ждан В. Н., Введение в эстетику фильма, М., 1972; Селезнёва Т. Ф., Киномысль 1920-х годов, Л., 1972; Экран и идеологическая борьба. Сб. статей, М., 1976.

КУЛЬТУРНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО КУЛЬТУРНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Развитие культуры и просвещения народов СССР имеет многовековую историю. Ещё в 4-5 вв. в Грузии и Армении при церквах и монастырях появились первые школы. В Фасисе (близ совр. г. Поти) в 4 в. существовала «Высшая риторич. школа» - Колхидская академия. В ср. века крупными очагами культуры были Гелатская и Икалтойская академии в Грузии, Гладзорский и Татевский ун-ты в Армении. На терр. Азербайджана, Казахстана и Ср. Азии, где господствовала мусульм. религия, при мечетях создавались мектебы и медресе, в к-рых обучали грамоте на араб, языке и основам ислама.

В Киевской Руси первое упоминание об организации обучения детей относится к 10 в. Важное значение для распространения грамотности имело появление в 9 в. слав, азбуки - кириллицы. При крупных монастырях существовали училища. О распространении грамотности среди различных слоев населения Др. Руси свидетельствуют найденные в Новгороде, Пскове и ряде др. мест берестяные грамоты, наиболее ранние из к-рых относятся к 11 в. После объединения рус. княжеств в централизованное Рус. гос-во (кон. 15 - нач. 16 вв.) увеличивается число школ при церквах и монастырях. Развитию просвещения способствовало распространение книгопечатания с 16 в. (см. раздел Печать). Первый славяно-русский букварь напечатан Иваном Фёдоровым в 1574. В 17 в. в Москве стали создаваться греко-лат. школы, а в 1687 была осн. Славяно-греко-латинская академия - первое высшее уч. заведение, где обучались М. В. Ломоносов, А. Д. Кантемир, Карион Истомин и мн. др.

В зап. и юго-зап. областях, находившихся под властью Польско-Литовского гос-ва, в 16 в. белорусы и украинцы в борьбе против польско-католич. гнёта организовали во Львове, Киеве, Могилёве, Ьгльнюсе, Полоцке и др. местах т. н. братские школы, ставшие центрами просвещения, тесно связанными с нац.-освободительными движениями. В этих школах преподавали Стефан и Лаврентий Зизании, Мелетий Смотрицкий, Епифаний Славинецкий, Симеон Полоцкий и др. видные педагоги-просветители. В 1632 школа Киево-Богоявленского братства и школа Киево-Печерской лавры (осн. в 1631) были объединены и реорганизованы в Киево-Могилянскую коллегию (с 1701 - академия).

Важный этап в истории просвещения связан с реформами Петра I. Создание большого гос. аппарата, развитие пром-сти и торговли, появление регулярной армии и флота, рост междунар. связей породили настоятельную потребность в специалистах, владеющих науч. знаниями. В результате многочисл. реформ организуются светские гос. уч. заведения: навигацкие, математич., мед., горные и др. уч-ща, содержание образования в к-рых имело ярко выраженное реальное направление. Крупнейшими из них были открытые в Москве в 1701 Школа математических и навигацких наук и Арт.-инженерная (Пушкарская) школа, мед. школа (1707), а затем в Петербурге - Мор. академия (1715), мед. школа (1716), инж. школа (1719), т. н. разноязычные школы для обучения иностр. языкам.

В 1726 при АН открыты Академическая гимназия и Академический университет.

Средние и высшие уч. заведения предназначались для дворянских детей, но в них учились дети и др. сословий. В интересах развивавшейся экономики, торговли и пром-сти, укрепления обороноспособности создавались и нач. школы - т. н. цифирные (с 1714), горнозаводские (с 1716), адмиралтейские (с 1717), гарнизонные (с 1721). Детям крепостных крестьян доступ в них, как и во все др. школы, был закрыт.

Для развития образования большое значение имели введение нового гражданского шрифта (1708) и правописания, создание рус. учебников и перевод уч. книг с иностр. языков.

Со 2-й четв. 18 в. в связи с расширением прав и привилегий дворян для них создавались закрытые сословные учебно-воспитательные заведения: кадетские корпуса - в 1732 Шляхетский корпус в Петербурге, в 1752 на базе Мор. академии - Мор. шляхетский корпус; с 1759 - Пажеский корпус для детей дворянской знати. В 30-40-х гг. 18 в. дворянам было предоставлено право определять своих детей в школы по выбору или обучать наукам на дому до 20 лет.

В 1755 по инициативе и при непосредств. участии М. В. Ломоносова был создан Московский университет, превратившийся в подлинный форпост рус. науки. При ун-те работали 2 гимназии - одна для дворян, другая для детей свободных сословий недворянского звания. В 1779 при разночинной гимназии открылась Учительская семинария - первое пед. уч. заведение в России. В том же году при ун-те учреждён Благородный пансион - платное закрытое уч. заведение для детей дворян.

Во 2-й пол. 18 в. положено начало гос. жен. образованию (в интересах дворянского сословия). В 1764 осн. Смольный институт благородных девиц, в 1765 при нём открылось отделение для «мещанских девиц», готовившее гувернанток, экономок, нянь. Создавались частные пансионы для дворянок.

В последней четверти 18 в. большой размах получило движение гор. общественности и демократич. интеллигенции за организацию нар. училищ и демократизацию системы образования. По их инициативе в Петербурге, Москве, Воронеже, Владимире, Курске, Туле и др. городах открывались нар. уч-ща, воспитательные и сиротские дома. Екатерина II решила создать видимость заботы о нар. уч-щах. В 1782 создана Комиссия об учреждении нар. училищ Росс, империи, разработавшая «Устав народных училищ» (1786), в соответствии с к-рым в губернских городах создавались главные (4-классные), а в уездных - малые (2-классные) нар. уч-ща. В уч-ща по уставу принимались дети всех сословий. Правительство не взяло на себя содержание нар. училищ, однако они были подчинены строжайшему контролю губернаторских чиновников. Источником их финансирования являлись местные средства и добровольные пожертвования. Это было фактически декларативное, феодально-крепостническое решение вопроса о нар. школе. Антинар. политика самодержавия сказалась и в том, что эти уч-ща были тупиковыми уч. заведениями, не дававшими права поступать в ср. и высш. уч. заведения.

В 1802 было учреждено Мин-во нар. просвещения, при к-ром создано Гл. правление училищ. По уставу 1804 система нар. образования, подчинённая министерству, включала приходские уч-ща, уездные уч-ща, губернские гимназии и ун-ты; между уч. заведениями устанавливалась преемственность. Россия была разделена на уч. округа во главе с попечителями. Центрами местного управления уч. заведениями становились ун-ты. По «Уставу университетов» (1804), кроме существовавших в Москве, Дерпте (1802) и Вильнюсе (1803), основаны ун-ты в Казани (1804) и Харькове (1805). Для подготовки учителей при ун-тах открылись пед. ин-ты. Ведущую роль в подготовке учителей для гимназий в эти годы сыграл самостоятельный пед. ин-т в Петербурге (1804), реорганизованный в 1816 в Главный педагогический институт. В 1819 на его базе был создан Петерб. ун-т (см. Ленинградский университет). Близкими к ун-там по уч. планам были лицеи - Царскосельский под Петербургом, Демидовский в Ярославле и др.

После подавления восстания декабристов 1825, в обстановке реакции, правительство Николая I приняло меры к усилению сословного принципа в образовании. По уставу 1828 исключалась преемственность в системе школ; приходские уч-ща (2-летние) предназначались для «самого низшего сословия», уездные уч-ща (3-летние) - для купечества, гимназии (7-летние) - для детей дворян. Только окончание гимназии давало право поступления в ун-т. Усилился правительств, надзор за благонадёжностью преподавателей и учителей. Расширилась система закрытых женских уч. заведений Ведомства учреждений императрицы Марии, в к-рых строго выдерживался сословный принцип.

С нач. 19 в. развитие производит, сил и капиталистич. отношений требовало создания системы профессионально-технич. образования. При мн. уездных уч-щах и гимназиях открывались спец. классы и курсы - коммерческие, с.-х., мореходные и др. Одновременно стали появляться и спец. проф. уч. заведения (коммерческие, пром., водные, земледельч., горные и др.). Технич. высшие уч. заведения в это время открылись в Петербурге (ин-ты - лесной, 1803; корпуса инженеров путей сообщения, 1809; технологический, 1828) и в Москве (Высшее технич. уч-ще, 1830, и др.).

Под натиском обществ.-демократич. движения 60-х гг. в России начались реформы в области образования; созданы 2 типа ср. школ - классич. гимназия и реальная гимназия; увеличилось число жен. гимназий и училищ; положено начало высшему жен. образованию (см. Высшие женские курсы); земствам было предоставлено право открывать нач. школы в сел. местности (в 1864-74 открыто св. 10 тыс. земских школ). Политич. реакция 70-80-х гг. отразилась на нар. образовании. Вместо земских школ пр-во насаждало церковно-приходские, усиливалось влияние на школу духовенства. В 1872 вместо реальных гимназий учреждены реальные уч-ща, являвшиеся неполноправными, в сравнении с гимназией, ср. уч. заведениями. В 70-х гг. стали открываться 2-классные нач. уч-ща с 5-летним сроком обучения (первые 3 года обучения именовались 1-м классом, 4-й и 5-й год - 2-м классом), а также гор. уч-ща с 6-летним сроком обучения (в 1912 реорганизованы в высшие нач. уч-ща). Сложившаяся в 70- 80-х гг. 19 в. система школьного образования сохранялась почти без изменения до Окт. революции 1917 и носила классово-сословный характер. Управление нар. образованием оставалось рассредоточенным по мн. орг-циям, главными среди к-рых были Мин-во нар. просвещения, Ведомство православного исповедания и Ведомство учреждений имп. Марии. (См. схему.)

По отношению к многочисл. народам нерусской национальности царизм проводил реакционную, русификаторскую политику, тормозил развитие нац. культур: запрещалось преподавание в школах на родном языке учащихся, ограничивался приём детей нерусских национальностей в уч. заведения и т. д. В результате антинар. политики самодержавия в России, по переписи 1897, грамотные в возрасте 9-49 лет составляли всего лишь 28,4%; особенно низкий уровень грамотности был среди киргизов (0,6%), туркмен (0,7%), узбеков (1,6%), казахов (2%). Десятки народов и народностей не имели своей письменности. Ок. 4/5 детей и подростков не могли посещать даже нач. школу; среднее и тем более высшее образование было доступно почти исключительно имущим слоям населения. Характеризуя состояние просвещения в России, В. И. Ленин в 1913 писал: «Такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания,- такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России» (Поли, собр. соч., 5 изд., т. 23, с. 127). В предоктябрьский период большевики возглавляли борьбу прогрессивных сил общества за новую, демократич. школу, руководствуясь требованиями в области нар. образования, сформулированными в Программе РСДРП (1903): всеобщее бесплатное обязательное образование детей обоего пола до 16 лет; ликвидация сословных школ и ограничений в образовании по нац. признакам; отделение школы от церкви; обучение на родном языке и др.

Народное образование после Октябрьской революции 1917

Основы политики Коммунистич. партии и Сов. власти в области нар. образования были определены Программой партии, принятой 8-м съездом РКП(б) (1919), в к-рой поставлена задача огромной социальной значимости - создать новую, социалистич. систему нар. образования, превратить школу из орудия классового господства буржуазии в орудие коммунистич. преобразования общества. «Только преобразуя коренным образом дело учения, организацию и воспитание молодежи, мы сможем достигнуть того, чтобы результатом усилий молодого поколения было бы создание общества, не похожего на старое, т. е. коммунистического общества» (Ленин В. И., там же, т. 41, с. 301).

Первоочередной задачей стала ликвидация массовой неграмотности населения. В соответствии с декретом «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» (26 дек. 1919) в 1920 при Наркомпросе РСФСР была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности, руководившая всей работой в этом направлении. Повсеместно открывались школы взрослых и пункты ликвидации неграмотности (ликпункты); массовыми тиражами издавались на родных языках буквари и уч.-методич. лит-pa. К этой работе привлекались учителя, работники культ.-просвет, учреждений и обществ, орг-ций, командиры и политработники Красной Армии, коммунисты и комсомольцы. Активно работал руководимый Н. К. Крупской Главполитпросвет, основанный в 1920 при Наркомпросе. Декретом СНК в 1923 было создано об-во «Долой неграмотность». Систематически проводились съезды и конференции по проблемам внешкольного образования взрослых. За 1920-40 было обучено грамоте ок. 60 млн. чел. взрослого населения. В 1939 (по данным переписи) грамотные среди населения в возрасте от 9 до 49 лет составили 87,4%. Перепись населения 1959 показала, что неграмотность практически ликвидирована полностью.

На основе декретов СНК РСФСР, принятых в 1918-19, организация дела нар. образования была перестроена на новых, социалистич. началах: все общеобразоват. школы стали общенародными; существование частных школ запрещено; введены бесплатное обучение, совместное обучение детей обоего пола; школа отделялась от церкви, а церковь - от гос-ва; запрещалось преподавание в уч. заведениях какого бы то ни было вероучения и исполнение обрядов религ. культа; отменялись физич. наказания детей; все национальности получили право обучения на родном языке; положено начало созданию сов. системы обществ, дошкольного воспитания; выработаны и введены в действие новые правила приёма в вузы, открывшие двери для рабочих и трудящихся крестьян.

Всеросс. органом по руководству и управлению нар. образованием стал Наркомат просвещения, в ведение к-рого перешли уч. заведения всех ведомств. В июне 1918 СНК РСФСР принял «Положение об организации дела народного образования в Российской республике». Важнейшее значение имело ч Положение о единой трудовой школе РСФСР» (опубл. 16 окт. 1918), в соответствии с к-рым создавалась основанная на подлинно демократич. принципах единая трудовая 9-летняя школа, состоящая из 2 ступеней, обязательная для детей и подростков в возрасте 8-17 лет, с бесплатным и совместным обучением детей обоего пола на родном яз. Огромное значение для развития школы на родных языках имело создание в 20-30-х гг. письменности для десятков народов и народи остей (киргизы, башкиры, буряты, народы Дагестана, Крайнего Севера и др.), перевод старой письменности отд. народов Ср. Азии и Кавказа с арабской на латинскую, а затем на рус. графич. основу (узбеки, таджики, туркмены, казахи, азербайджанцы и др.).

Коренным образом изменились содержание образования и воспитания, методы уч.-воспитат. работы, началась подготовка новых уч. планов, программ и учебников. Общеобразоват. школа сближалась с жизнью, учение увязывалось с трудом и обществ, работой учащихся. В речи на 3-м съезде РКСМ (октябрь 1920) В. И. Ленин в качестве гл. задач выдвигал воспитание подрастающего поколения в духе коммунистич. морали, формирование у молодёжи материалистич. мировоззрения, коммунистич. взглядов и убеждений, вооружение её подлинно науч. знаниями о природе и обществе, соединение образования с практикой социалистич. строительства, с общественно полезным, производит, трудом. Призывая молодёжь учиться, Ленин подчёркивал, что «коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество» (там же, т. 41, с. 305). Проведение в жизнь ленинских идей в области нар. образования и культурного строительства неразрывно связано с деятельностью первых руководителей Наркомпроса РСФСР - А. В. Луначарского, Н. К. Крупской, М. Н. Покровского. Создание сов. школы проходило в трудных условиях Гражд. войны и военной интервенции, хоз. разрухи.

В нач. 30-х гг. изданы постановления, укрепившие организационные и научно-пед. основы сов. школьной системы: «О начальной и средней школе» [пост. ЦК ВКП(б), сентябрь 1931], «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» [пост. ЦК ВКП(б), август 1932], «Об учебниках для начальной и средней школы» [пост. ЦК ВКП(б), февраль 1933], «О структуре начальной и средней школы в СССР» [пост. СНК СССР и ЦК ВКП(б), май 1934], «Об организации учебной работы и внутреннем распорядке в начальной, неполной средней и средней школе» [пост. СНК СССР и ЦК ВКП(б), сентябрь 1935] и др.

Право граждан Сов. Союза на образование закреплено Конституцией СССР. Сов. государство создало прочные материальные гарантии, обеспечивающие гражданам СССР реальные возможности использования этого права. Впервые в истории человечества в СССР осуществлена истинно демократич. система воспитания и образования, результаты к-рой во многом способствовали победе сов. народа в Великой Отечеств, войне 1941- 1945 против нем.-фаш. захватчиков. В послевоенный период сов. система нар. образования получила дальнейшее развитие. В кратчайший срок страна справилась с трудностями, оставленными войной. Уже в 1950 работало св. 220 тыс. школ. Усиленно велось школьное строительство. С 1950 по 1965 построено 30 тыс. школ, кроме того, введено в действие 36 тыс. школ по инициативе и на средства колхозов. Быстрый социальный и научно-технич. прогресс предъявил повышенные требования к культурному и общеобразоват. уровню молодёжи, вливающейся в нар. х-во. Совершенствовались содержание и методы работы ср. и высших уч. заведений. Гигантские планы перестройки всего нар. х-ва потребовали расширения высш. и ср. спец. образования, и эта задача успешно решается в стране.

В 1973 Верх. Советом СССР утверждены «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании». В этом документе нашли отражение достижения сов. народа в строительстве развитого социалистич. общества и задачи нар. образования на совр. этапе. «Целью народного образования в СССР,- указывается в «Основах законодательства»,- является подготовка высокообразованных, всесторонне развитых активных строителей коммунистического общества, воспитанных на идеях марксизма-ленинизма, в духе уважения к советским законам и социалистическому правопорядку, коммунистического отношения к труду, физически здоровых, способных успешно трудиться в различных областях хозяйственного и социально-культурного строительства, активно участвовать в общественной и государственной деятельности, готовых беззаветно защищать Социалистическую Родину, хранить и умножать ее материальные и духовные богатства, беречь и охранять природу. Народное образование в СССР призвано обеспечивать развитие и удовлетворение духовных и интеллектуальных потребностей советского человека» («Народное образование в СССР. Сб. документов 1917 - 1973 гг.», 1974, с. 93). «Основы законодательства» направлены на дальнейшее совершенствование дела нар. образования в развитом социалистич. обществе. В них записаны руководящие принципы нар. образования в СССР: равенство всех граждан в получении образования независимо от расовой и нац. принадлежности, пола, отношения к религии, имуществ. и социального положения; обязательность образования для всех детей и подростков; гос. и обществ, характер всех учебно-воспитат. учреждений; свобода выбора языка обучения (на родном языке или на языке др. народа СССР); бесплатность всех видов образования, содержание части учащихся на полном гос. обеспечении, выплата стипендий учащимся и студентам; единство системы нар, образования и преемственность всех типов уч. заведений, обеспечивающие возможность перехода от низших ступеней обучения к высшим; единство обучения и коммунистич. воспитания; сотрудничество школы, семьи и общественности в воспитании детей и молодёжи; связь обучения и воспитания подрастающего поколения с жизнью, с практикой коммунистич. строительства; науч. характер образования, его постоянное совершенствование на основе новейших достижений науки, техники и культуры; гуманистич. и высоконравств. характер образования и воспитания; совместное обучение лиц обоего пола; светский характер образования, исключающий влияние религии.

Система нар. образования в СССР включает: дошкольное воспитание; общее ср. образование; внешкольное воспитание; проф.-технич. образование; ср. спец. образование; высшее образование.

Коммунистич. партия и Сов. пр-во проявляют постоянную заботу о нар. образовании, мобилизуют силы общества для его улучшения. Воспитание и образование в СССР стало делом общенародным, в его совершенствовании участвуют все обществ, орг-ции; используются средства массовой информации, литература и искусство. При местных Советах работают постоянные комиссии по нар. образованию, науке и культуре. ЦК КПСС и местные парт, органы в своих аппаратах имеют отделы науки и уч. заведений. Развитие нар. образования в СССР опирается на передовой пед. опыт и достижения сов. педагогики.

Дошкольное воспитание. Первое звено системы нар. образования - дошкольные учреждения (ясли, детские сады, ясли-сады), предназначенные для детей в возрасте до 7 лет. В. И. Ленин назвал организацию сов. детских садов «ростками коммунизма», указывал на их важную роль в раскрепощении женщины (см. Поли. собр. соч., 5 изд., т. 39, с. 24). В целях создания наиболее благоприятных условий для воспитания детей этого возраста начиная с 60-х гг. обеспечивается преимущественное развитие единых дошкольных учреждений - детских яслей-садов. В тесном сотрудничестве с семьёй они осуществляют всестороннее гармонии, развитие и воспитание детей, охраняют и укрепляют их здоровье, прививают им элементарные практич. навыки, любовь к труду, заботятся об их эстетич. воспитании, подготавливают к обучению в школе, воспитывают в духе уважения к старшим, любви к Социалистич. Родине и родному краю. Дошкольные учреждения организуются исполкомами районных, городских, сельских и поселковых Советов, а также (с их разрешения) гос. предприятиями, учреждениями и орг-циями, колхозами, кооперативными и др. обществ, орг-циями. (О развитии сети дошкольных учреждений см. табл. 1.)

Табл. 1. - Рост сети дошкольных учреждений
 
 
1914
1940
1950
1960
1970
1975
Число постоянных дошкольных учреждений - всего
177
46031
45251
70584
102730
115173
в т. ч. детских садов и яслей-садов
150
23999
25624
43569
83134
99392
Численность детей в постоянных дошкольных учреждениях - всего, тыс.
5,4
1953
1788
4428
9281
11523
в т. ч. в детских садах и яслях-садах
4,0
1172
1169
3115
8100
10470

Работа в дошкольных учреждениях строится на науч. основе. Для подготовки воспитателей и руководителей созданы пед. уч. заведения. Пед. руководство и обеспечение кадрами (независимо от их ведомств, подчинённости) осуществляют мин-ва просвещения (нар. образования) СССР и союзных республик и их местные органы. Лечебно-профилактич. работу с детьми ведут учреждения здравоохранения. Издаются журн. «Дошкольное воспитание» и др.

Общеобразовательная школа - осн. форма получения общего ср. образования. С первых лет Сов. власти она развивается как единая, трудовая и политехническая. Её единство обеспечивается общностью принципов организации учебно-воспитат. процесса, единым в своей основе содержанием образования и воспитания учащихся при учёте нац. особенностей народов Сов. Союза. Политехнич. и трудовое обучение ведётся в процессе изучения учащимися основ наук, а также в процессе внеурочной, внеклассной и внешкольной работы.

По мере экономич, и культурного роста страны школьная система претерпевала изменения в типах и структуре уч. заведений, сроках обучения, формах связи и преемственности общего и проф. образования. С 1921 наряду со ср. школой (9-летней, позже 10-летней) существовала 7-летняя школа. С 1923 в деревне получили распространение школы крестьянской молодёжи (с 1930 - школы колхозной молодёжи) и с 1926 в городе - фабрично-заводские семилетки. К 1930 во всех союзных республиках были созданы необходимые условия для введения всеобуча. ЦК ВКП(б) 25 июля и ЦИК и СНК СССР 14 авг. 1930 приняли постановления о введении с 1930/31 уч. г. повсеместного всеобщего обязательного нач. обучения детей в возрасте 8-10 лет, а в городах и рабочих посёлках - всеобщего обязательного 7-летнего обучения. С 1930 по 1940 число учащихся 1-4-х классов дневных школ возросло на 6 млн., 5-7-х классов- на 8,8 млн. чел. В 1940/41 уч. г. общее число учащихся общеобразоват. школ всех видов достигло 35,6 млн. Особенно разительны были достижения школьного образования в ср.-азиат, республиках. Так, в 1940/41 уч. г. по сравнению с 1914/15 уч. г. число учащихся общеобразоват. школ в Туркм. ССР увеличилось в 37 раз, в Кирг. ССР - в 47 раз, в Узб. ССР - в 75 раз, в Тадж. ССР - в 854 раза.

В период Великой Отечеств, войны 1941-45 нем.-фаш. захватчики уничтожили и разрушили на территории, подвергшейся нем. оккупации, 82 тыс. школ, в к-рых до войны обучалось 15 млн. учащихся. Нои в эти годы Коммунистич. партия и Сов. пр-во делали всё возможное для развития и совершенствования общеобразоват. школы. Были созданы школы для рабочей и сел. молодёжи, снижен возраст приёма в общеобразовательную школу с 8 до 7 лет, организована сеть пришкольных интернатов, введены экзамены на аттестат зрелости, усилено военно-патриотическое воспитание школьников и т. д.

По окончании войны осн. задачами в области просвещения были восстановление и укрепление общеобразоват. школы в городах и районах, освобождённых от оккупации, введение всеобщего обучения детей во всей стране. 19-й съезд КПСС (1952) принял решение о завершении перехода от 7-летнего образования ко всеобщему среднему в крупных пром. и культурных центрах СССР и подготовке условий для осуществления в последующие годы всеобщего ср. образования в остальных городах и сел. местности. В 50-е гг. получили развитие школы-интернаты. В 1958 Верх. Совет СССР принял закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР», на основе к-рого вместо всеобщего обязательного 7-летнего образования было введено всеобщее обязательное 8-летнее образование, завершённое повсеместно в 1962. Значительно расширилась сеть школ, дающих молодёжи ср. образование без отрыва от произ-ва. Перспективы развития народного просвещения наметил 22-й съезд КПСС (1961) в новой Программе партии.

Большое значение для общеобразоват. школы в условиях развитого социалистич. общества имели постановления ЦК КПСС и Сов. Мин. СССР «О мерах дальнейшего улучшения работы средней общеобразовательной школы» (1966), «О завершении перехода ко всеобщему среднему образованию молодёжи и дальнейшем развитии общеобразовательной школы» (1972) и «О мерах по дальнейшему улучшению условий работы сельской общеобразовательной школы» (1973).

25-й съезд КПСС указал на необходимость дальнейшего серьёзного совершенствования всей общеобразовательной системы и в первую очередь средней школы.

Динамика развития школьного образования характеризуется данными, приведёнными в табл. 2.

В соответствии с Уставом ср. общеобразоват. школы (1970) в зависимости от местных условий создаются отдельно нач. школы в составе 1-3-х классов, 8-летние школы в составе 1-8-х классов и ср. школы в составе 1 -10(11)-х классов, при сохранении единства и преемственности всех ступеней общего ср. образования. Срок обучения в ср. школах 10 лет; в школах Литов. ССР, Латв. ССР и Эст. ССР продолжительность обучения составляет 11 лет.

Сеть общеобразоват. школ включает также ср. школы с производств, обучением, ср. школы с углублённым изучением отд. предметов, школы-интернаты, ср. общеобразоват. школы работающей молодёжи, школы для обучения детей с физич. и умственными недостатками, спец. школы.

Школы с производств, обучением и школы с углублённым теоретич. и практич. изучением отд. предметов создаются для удовлетворения различных интересов и развития способностей учащихся, а также для их проф. ориентации. Объём общеобразоват. знаний в этих школах соответствует требованиям единых уч. планов и программ.

Общеобразоват. школы с продлённым днём имеют целью дальнейшее развитие обществ, воспитания учащихся. Это перспективный путь совершенствования системы общего среднего образования. В 1975/76 уч. г. в школах и группах с продлённым днём находилось 7,3 млн. учащихся.

Школы-интернаты обеспечивают благоприятные условия для всестороннего развития учащихся из семей, не имеющих необходимых условий для воспитания детей. В 1975/76 уч. г. в 2,2 тыс. школ-интернатов обучалось и воспитывалось 777,6 тыс. чел. Для детей, лишившихся родителей и попечения, создана сеть детских домов.

Табл. 2. - Общеобразовательные школы всех видов и численность учащихся в них (на начало уч. года)
 
1914/15
1940/41
1950/51
1960/61
1970/71
1975/76
Число общеобразовательных школ всех видов, тыс.
123,7
198,8
222,1
224,4
190,3
167,0
В том числе:
 
начальные, неполные средние и средние школы
123,7
191,5
201,6
199,2
174,6
149,5
вечерние (сменные) общеобразовательные школы (включая обучающихся заочно)*
-
7,3
20,5
25,2
15,7
17,5
Численность учащихся, млн.
9,7
35,6
34,7
36,2
49,4
48,8
В том числе:
 
14,0
14,2
15,3
12,7
в 1- 3-х классах
8,1
16,1
в 4- 8-х классах
1,5
18,2
19,8
19,4
26,3
24,1 12,0
в 9- 10(11)-х классах.
0,1
1,3
0,9
2,6
7,8
* Включая дневные общеобразовательные школы, при к-рых организованы классы для обучения работающей молодёжи, самостоятельные заочные школы и средние профтехучилища; за 1940/41 уч. г.- включая рабфаки и школы взрослых.