На главную
Содержание

СССР

Богатый науч. материал, полученный в годы Великой Отечеств, войны, во многом способствовал развитию геологии в послевоен. годы. Значительно увеличилось общее количество геол. ин-тов (св. 40), входящих в систему АН СССР (среди них - Геол. ин-т, Ин-т геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии, Ин-т геохимии и аналитич. химии им. В. И. Вернадского, Ин-т физики Земли им. О. Ю. Шмидта - все в Москве) и АН союзных республик, к-рые проводят углублённые регионально-геологич. и геофизич. исследования территорий соответств. республик. В 50-70-е гг. ин-ты геол. профиля создаются в Сибирском отделении АН СССР в Новосибирске (Ин-т геологии и геофизики) и нек-рых филиалах АН СССР, а также Уральском и Дальневосточном научных центрах.

Наряду с Мин-вом геологии СССР в союзных республиках созданы респ. мин-ва или управления геологии, территориально-производств. геол. управления, геофизич. и гидрогеологич. тресты. В системе Мин-ва геологии СССР работает ок. 40 н.-и. ин-тов [среди них - Всесоюзный н.-и. геол. ин-т в Ленинграде, Всесоюзный н.-и. ин-т минерального сырья, Всесоюзный н.-и. ин-т геофизики, Всесоюзный ин-т гидрогеологии и инж. геологии, Всесоюзный н.-и. геологоразведочный нефт. ин-r (все в Москве) и др.], лаборатории и др., к-рые проводят исследования в области региональной геологии, металлогении, создания различных типов и масштабов геол. карт, разработки новых методов поисков полезных ископаемых, техники их разведки и т. д. В послевоен. годы проведены большие работы по геол. съёмке. Если к 1940 геол. съёмкой было охвачено 65,8% от общей площади страны, то к 70-м гг. среднемасштабные геол. карты были составлены для всей терр. СССР, а для важнейших горнорудных, угольных и нефтегазоносных р-нов составлены также крупномасштабные карты. Кроме общегеологич. карт, изданы различные тектонич., металлогенич. и др. карты, охватывающие всю терр. СССР, а в ряде случаев и терр. сопредельных стран.

В геол. науках всё шире проявляется тенденция к внедрению в геологию математич. методов с целью установления статистич. и др. количеств, закономерностей в геол. процессах (А. Б. Вистелиус, Д. А. Родионов и др.). Поставлен вопрос о необходимости формализации геол. объектов, процессов и понятий (Ю. А. Косыгин). Определены осн. принципы построения автоматизиров. систем управления и обработки информации в геологии. В Мин-ве геологии СССР разработаны и опробованы более 1500 программ для ЭВМ, охватывающих все аспекты геологоразведочных работ.

Развёрнуты исследования по истории и методологии геол. наук, изучению науч. творчества выдающихся геологов с показом значения их трудов для развития геологии, проанализирована история геол. наук (Д. И. Гордеев и др.). Исследованы важнейшие теоретич. направления геологии, намечены закономерности развития геол. наук в целом (В. В. Тихомиров).

Достижения сов. геологии обобщаются в многотомных трудах по отд. проблемам геологии страны, таких, как ч Геология СССР», «Геологическое строение СССР», «Стратиграфия СССР», «Петрография СССР», «Минералы СССР», «Основы палеонтологии СССР», «Тектоника СССР», «Закономерности размещения полезных ископаемых на территории СССР», «Геологическая изученность СССР», «Геология месторождений угля и горючих сланцев СССР», «Рудные месторождения СССР», «Гидрогеология СССР», «Инженерная геология» и др.

Геол. изыскания вышли далеко за пределы СССР. Сопоставление результатов исследований в пределах различных океанич. бассейнов и континентов позволило подойти в 50-70-х гг. к решению мн. геол. проблем глобального характера.

Совр. геол. науки представлены стратиграфией, тектоникой (включая геологию глубинных зон Земли), литологией, минералогией, петрологией, геохимией, геофизикой, геологией полезных ископаемых, гидрогеологией и инженерной геологией.

Стратиграфия. Разработана сводная шкала абс. возраста всех стратиграфич. подразделений (Г. Д. Афанасьев). Обособление верхнедокембрийских отложений Урала в рифейскую группу (1945) и выделение венда в основании осадочного чехла Вост.-Европ. платформы (1950), ревизия строматолитов и известковых водорослей явились предпосылкой для разработки планетарной стратиграфии верхнедокембрийских образований (В. В. Меннер, Б. С. Соколов, Б. М. Келлер и др.). Объективно обоснована граница фанерозоя и докембрия. Выявлены теоретич. предпосылки нового подхода к детализации разрезов и типизации осн. структурных границ палеозоя и мезозоя, разработана методика детализации стратиграфии верх, палеозоя на основе развития фораминифер (Д. М. Раузер-Черноусова, 1965). Значительно расширило горизонты стратиграфии изучение растит, микроостатков (споры и пыльца, акритархи), позволивших датировать немые терригенные нефтеносные толщи. Разработана зональная шкала палеоген-неогеновых отложений континентов и дна океанов по остаткам планктонных фораминифер и нанопланктона.

Изучение остатков крупных млекопитающих позволило выделить ряд последовательно сменяющихся комплексов (В. И. Громов, 1948) и обеспечить по ним объективную датировку антропогеновых отложений. Большую помощь в решении этой проблемы оказало также внедрение в практику стратиграфич. работ изотопных калий-аргоновых и радиоуглеродных методов определения возрастов, применение для этих исследований палео-магнитных данных, наряду с изучением остатков мелких грызунов и палинологич.

материалов. Установлена планетарная синхронность крупных климатич. колебаний конца плейстоцена и голоцена, что послужило основой для точной корреляции антропогеновых отложений с помощью детально разработанного климато-стратиграфич. метода (К. В. Никифорова). Составлена корреляц. таблица антропогеновых отложений мира.

См. раздел Биологические науки (Палеонтология).

Тектоника. В послевоен. годы появились фундаментальные работы по тектонике Кавказа (К. Н. Паффенгольц, В. Е. Хаин и др.), Казахстана (А. А. Богданов, П. Н. Кропоткин и др.), Альпийской зоны (М. В. Муратов и др.), Урала (Н. А. Штрейс и др.). Сов. учёным (В. А. Обручев, Н. И. Николаев, Н. А. Флоренсов) принадлежит инициатива в разработке вопросов неотектоники. В 40-50-е гг. успешно развивается тектонич. моделирование по принципу подобия (В. В. Белоусов, М. В. Гзовский, И. В. Лучицкий), обособилось новое направление -тектонофизика. Создано учение об активизации тектоно-магматич. движений консолидированных участков земной коры (В. В. Белоусов), выявлены особенности солянокупольной тектоники (Ю. А. Косыгин). На основании изучения геосинклинального процесса и связанных с ним характерных структур была предложена классификация этих структур и стадий их развития. Разработана методика реконструкции погребённых древних структур, предусматривающая прослеживание унаследованных дислокаций, развитых в платформенном чехле (А. Л. Яншин). В процессе развития учения о глубинных разломах установлена пространств, связь с ними магматич. процессов и ряда полезных ископаемых (Пейве и др.); сформировалось представление о сводово-глыбовом строении земной коры, о генезисе рифтовых зон (Флоренсов, Ю. М. Шейнманн). Важное место занимает новая схема геосинклинального процесса, основанная на новейших данных по геологии дна океанов и тектонике складчатых областей. Сравнение разрезов современной океанич. коры с ниж. частью разреза эвгеосинклинальных зон геол. прошлого обнаружило их сходство в составе пород и в последовательности их образования. Геосинклинальный процесс стал рассматриваться как процесс формирования континент, коры, зарождающейся на океанич. стадии её развития. Выявлены характерные особенности тектоники фундамента древних платформ. Предложена модель их «нуклеарного строения» в архее (Е. В. Павловский).

Анализ геол. строения материков и океанов позволил создать несколько моделей глобальной тектоники Земли (Пейве, Хаин).

Выполнены важные обобщения по тектонике крупных регионов, к-рые нашли своё выражение в таких работах, как Тектоническая карта СССР и сопредельных стран (1953; 1956), Тектоническая карта Евразии масштаба 1:5000000 (1966), Тектоническая карта Тихоокеанского сегмента Земли масштаба 1:10000000 (1970), Геологическая карта Тихоокеанского подвижного пояса и Тихого океана масштаба 1 : 10 000 000 (1973), Тектоническая карта Европы масштаба 1:2500000 (2-е изд., 1964). Созданы тектонич. карты нового типа: Карта докембрийской тектоники Земли (1972) и Карта строения складчатого фундамента территории СССР, а также Тектоническая карта Луны масштаба 1:7500000 (1971).

Разработан ряд новых теоретич. концепций, к-рые связывают особенности развития верх, толщ земной коры с геологией глубинных зон Земли (Белоусов, Шейнманн и др.).

Важные науч. результаты для познания глубинных зон получены на первом этапе бурения сверхглубокой скважины (до глуб. св. 7000 м), заложенной в кристаллич. породах Кольского п-ова (1970). Комплексные исследования околоскважинного пространства внесли существенные изменения в представления о глубинном строении докембрийских структур Балтийского щита, природе сейсмических границ и глубинных гравиметрич. аномалий, о геометрич. градиенте.

Литология. В послевоен. годы продолжалось изучение осадочных пород нефтегазоносных провинций Азербайджана, Сев. Кавказа, Волго-Уральской обл., Зап. Сибири. На стыке литологии, стратиграфии и тектоники возникло учение о формациях (Шатский, Н. П. Херасков, 1955). Впервые показана необратимая эволюция осадконакопления в ходе геол. времени (Страхов); установлено изменение во времени хим. состава важнейших типов пород осадочной оболочки, океана, атмосферы и поверхностных геохимич. процессов в истории Земли (А. П. Виноградов, А. Б. Ронов). Осуществлён фациально-циклич. анализ угленосных толщ (Жемчужников и др.). Разработан вопрос о природе флиша (Н. Б. Вассоевич). Исследование явления последиагенетич. изменений (катагенез), происходящего в земной коре, открыло пути к познанию процессов формирования месторождений мн. полезных ископаемых. Разработана новая методика составления палеоклиматич. карт, позволивших проследить эволюцию литогенетич. условий от кембрия до современности и являющихся основой выявления некоторых полезных ископаемых. Анализ количественного распределения осадочного материала в Мировом океане, в т. ч. и взвеси, позволил установить, что осадкообразование контролируется климатич., вертикальной и циркумконтинентальной зональностью и находится в связи с рельефом дна и тектоникой (А. П. Лисицын, П. Л. Безруков, В. П. Петелин). Результаты длит, исследований сов. и зарубежных литологов дали основу для выявления ряда закономерностей процесса образования осадочных пород и создания теории литогенеза (Н. М. Страхов, Основы теории литогенеза, 1960- 1962). Составлены атласы литолого-палеогеографич. карт Русской платформы и СССР масштаба 1:7500000, отразившие геол. историю от протерозоя до наших дней (А. П. Виноградов и др., 1967-69).

В 60-х гг. оформилось новое направление - литология докембрийских образований, основанное на исследовании литологич. особенностей метаморфич. пород, их первично-осадочных аналогов (А. В. Си Доренко и др.). Во мн. метаморфизированных породах, имеющих возраст ок. 3 - 2,5 млрд. лет, обнаружено присутствие биогенного углерода. Установлено, что в докембрии было накоплено и затем метаморфизовано органич. вещества не меньше, чем в фанерозое; докембрийские толщи рассматриваются в качестве источника рудообразующих веществ для более молодых месторождений. См. раздел Океанология.

Минералогия. Разработана проблема однородности и типоморфизма минералов. Расширены и углублены исследования, выполняемые с использованием новейших физич. методов (Г. П. Барсанов, Г. С. Грицаенко, А. С. Поваренных) - электронного микрозондирования, электронной микроскопии, инфракрасной спектроскопии, мессбауэровской спектроскопии, электронного парамагнитного резонанса. Получены новые данные о составе и структуре таких минералов, как самородное золото, платина и платиноиды, сульфиды, титаномагнетиты, полевые шпаты, слоистые силикаты, гидраты окислов железа и др. Выявлена значительная роль коллоидов в минералообразовании и рудообразовании (Ф. В. Чухров). В сульфидных рудах обнаружены новые минералы из групп интерметаллич. соединений; установлен переменный состав мн. сульфидов - халькопирита, пентландита, сложных сульфидов свинца, сурьмы, ртути, висмута.

Использование в минералогии новейших физ. методов (в частности, электронного парамагнитного резонанса) привело к открытию во мн. минералах электронно-дырочных центров (А. С. Марфунин и др., 1972). Исследования в области термобарометрии по газово-жидким включениям способствовали расшифровке физико-химич. и термодинамич. условий образования минералов, стадийности и зональности рудоотложения.

Проведены разнообразные экспериментальные и теоретич. исследования минеральных систем, выяснены поля их устойчивости вплоть до условий, отвечающих верхней мантии Земли, механизмов реакций образования важнейших породообразующих минералов (амфиболов, полевых шпатов, пироксенов, кварца), форм переноса гл. рудообразующих компонентов гидротермальными растворами. Совершенствовалась теория кристаллохимии природных силикатов с исследованием роли кремнекислородных радикалов, сопровождавшаяся расшифровкой оригинальных структур св. 100 минералов (Н. В. Белов).

Петрология (петрография). Исследования магматич. и метаморфич. пород и их ассоциаций проводились в связи с общими проблемами изучения внутр. строения Земли и эволюции её вещества. В изучении магматизма ведущее место принадлежит работам формационного направления. Методы формационного анализа вошли в практику науч. и производств, учреждений при геол. картировании и прогнозометаллогенич. обобщениях. Разработана классификация магматических формаций (Ю. А. Кузнецов, 1964), составлена Карта магматических формаций территории СССР масштаба 1 : 2500 000 (1968). На основе изучения совр. и древней вулканич. деятельности установлена общая схема эволюции вулканизма в истории формирования земной коры. Разработаны методы палео-вулканич. исследований (И. В. Лучиц-кий, 1971). Созданы новые схемы метаморфич. фаций, дающие возможность классификации кристаллич. пород применительно к условиям очень высокого давления, отвечающим мантии Земли (В. С. Соболев и др.). В этой работе были использованы материалы детального изучения глубинных включений в кимберлитах алмазоносных трубок Якутии, Разработан новый метод физико-химич. анализа парагенезисов минералов горных пород и руд, дающий возможность прямых оценок осн. физико-химич. параметров метаморфизма, магматизма и рудообразования (Д. С. Коржинский и др.). Выведены системы минеральных фаций метаморфических пород (применительно к условиям земной коры) и магматических образований; разработана теория зональности метасоматич. пород и руд, позволяющая делать прогнозы при поисках и разведке рудных месторождений. Обоснована гипотеза, согласно к-рой глубинные процессы связаны с потоками ювенильных флюидов, приуроченных к зонам дислокаций в земной коре. Издана Карта метаморфических фаций СССР масштаба 1:7500000 (Соболев и др., 1966).

Геохимия. В 50-е гг. возрос интерес к изучению радиоактивных элементов, сформировалось новое направление - изотопная геохимия (А. П. Виноградов). Развернулись исследования по определению абс. возраста горных пород (Э. К. Герлинг, А. И. Тугаринов, К. О. Кратц и др.), по геохимии редких и рассеянных элементов. Предложена гипотеза универсального механизма образования оболочек планет на основе зонного плавления силикатной фазы мантии Земли (Виноградов). Получены важные материалы для решения проблемы генезиса нефти, к-рые способствовали формированию новой отрасли - органич. геохимии (Вассоевич). Разработана теория миграции химических элементов (А. А. Сауков, В. В. Щербина и др.). На основе изучения распределений элементов в горных породах предложена новая количественная модель химич. состава земной коры (Ронов, А. А. Ярошевский). Выполнено экспериментальное моделирование геохимич. процессов, происходящих при высоких темп-pax и давлениях (Н. И. Хитаров). Изучение газово-жидких включений в минералах привело к формированию новой отрасли - термобарогеохимии (Н. П. Ермаков). В результате геохимич. изучения пород дна океанов установлено существование 3 типов океанич. пород: базальтов, лерцолитов и гарцбургитов, связанных общностью состава (лерцолиты - прообраз пиролита, материала, из к-рого выплавляется базальт, а гарцбургит - остаточный материал этого процесса). Исследования распределения редких и рассеянных компонентов в этих породах вскрыли важные геохимич. особенности поведения рудных элементов, имеющие существ, значение при решении вопроса об источниках рудообразующих веществ. Изучение изотопного состава углерода органич. соединений обнаружили наличие внутримолекулярного эффекта разделения изотопов, совершенно не свойственного неорганич. веществам.

Выяснен вопрос о начале дифференциации изотопов серы в истории Земли, относимом ныне к началу протерозоя (2600-3000 млн. лет назад). Получены новые данные об изотопном составе нек-рых газов (Не, Аг) и их дебите, подчиняющихся приливным эффектам в земной коре и резко изменяющихся накануне толчков в сейсмич. р-нах.

Проведены исследования в области космохимии. На основании исследования лунного вещества, доставленного сов. автоматич. станциями «Луна-16», Луна-20 и «Луна-24», а также переданного СССР амер. учёными, установлено, что состав базальтов коры Луны сопоставим с базальтами земной коры. Наряду с базальтами, заливающими впадины лунных морей и имеющими возраст 3800 - 3200 млн. лет, в области лунных континентов присутствуют анортозиты (4500 млн. лет), синхронные образованию самой Луны, Земли и метеоритов. С помощью космич. аппаратов «Венера-6», «Венера-9», «Венера-10» установлены углекислый состав атмосферы Венеры (97% СОД высокие темп-pa её поверхности (450 °С) и давление (ок. 100 am). Содержание U, Th и К в породах Венеры близко к содержанию этих элементов на Земле.

Изучено распределение платиноидов и золота, а также др. металлов по разным фазам метеоритов. Показано, что в твёрдый раствор металлич. фазы метеоритов входят, в качестве примесей, лишь те элементы, к-рые окисляются при более высоком парциальном давлении кислорода, чем железо.

Геофизика (физика «твёрдой» Земли). При изучении внутр. строения Земли выяснено влияние радиоактивного разогрева на термич. историю Земли (Е. А. Любимова). Эксперимент, исследования поведения горных пород при высоких давлениях и темп-pax (Л. В. Альтшулер, Ю. Н. Рябинин) позволили подойти к построению модели Земли по её составу, подтвердить «окисную» гипотезу состава ниж. мантии и предположить, что ядро Земли состоит из железа с примесью более лёгких компонентов (В. А. Магницкий, В. С. Соболев, В. А. Калинин). Разрабатывалась теория т. н. переходного слоя в мантии и слоя низких скоростей (В. А. Магницкий и др.). Установлено наличие векового ускорения вращения Земли, вызванного внутр. процессами и уменьшающего приливное замедление её вращения; предложен метод изучения процессов, происходящих внутри Земли, по скорости её вращения и наблюдениям за изменением силы тяжести (Н. Н. Парийский, 1975).

Решена задача о напряжениях в земной коре при отсутствии и наличии изо-статич. равновесия; показано, что развивающиеся при этом сильные горизонт, напряжения в литосфере приводят к крупным горизонт, перемещениям (Е. В. Артюшков). Исследование горизонт, тектонич. движений земной коры с применением наиболее совр. измерит, средств (лазерных дальномеров) позволило установить горизонт, перемещения гор (Ю. Д. Буланже, 1975). По данным магнитотеллурич. зондирования и сейсмологии, установлены зоны развития астеносферы, обладающей повышенной текучестью.

Разработаны физич. основы палеомагнитных исследований (Г. Н. Петрова, А. И. Храмов), сделан существенный вклад в теорию магнитного поля Земли (С. И. Брагинский). Созданы способы исследования межпланетного поля по наземным наблюдениям геомагнитных пульсаций (В. А. Троицкая); развиваются методы изучения векового хода геомагнитного поля (А. Н. Пушков).

Изучение гравитац. аномалий на всей терр. страны способствовало дальнейшему развитию теории гравитац. поля (М. С. Молоденский, Ю. Д. Буланже). Разработаны методы математич. интерпретации гравитац. и магнитных аномалий (Б. В. Нумеров, В. Н. Страхов и др.).

Совершенствуются сейсмич. методы изучения упругих свойств земной коры, способы обработки сейсмограмм, позволяющие получать сведения о положении очагов землетрясений и определять механизм и параметры движений в этих очагах (Е. Ф. Саваренский и др.). Развиты методы машинного вычисления скоростного разреза Земли по данным о поверхностных и объёмных волнах (В. И. Кейлис-Борок). Уточнено положение границ раздела внутри Земли. Составлен Атлас землетрясений в СССР (1962). Разработаны методы поиска предвестников землетрясений и нормы антисейсмич. стр-ва (М. А. Садовский, И. Л. Нерсесов и др., 1970). Развиваются количеств, методы изучения сейсмич. опасности (Ю. В. Ризниченко). Создана служба прогноза цунами (С. Л. Соловьёв).

Геофизические методы разведки полезных ископаемых. Разработаны методика и аппаратура для гравиметрич., магнито-метрич., радиометрич. и др. видов съёмок в движении на земле, на море и в воздухе. Теоретические исследования электромагнитных полей в Земле привели к появлению новых методов электроразведки (М. Н. Бердичевский, Л. Л. Ваньян, 1955 - 65). Широкое развитие получила сейсмич. разведка. Созданный в 1949 Г. А. Гамбурцевым метод глубинного сейсмич. зондирования (ГСЗ) позволяет изучать глубинную структуру земной коры. Открыт пьезоэлектрич. эффект горных пород и на его основе создан новый метод геофизич. разведки (М. П. Воларович и др., 1973).

Созданы ядерно-физич. импульсные методы изучения пород осадочных толщ, обеспечивающие измерение важных для оценки на нефть и газ параметров даже в закреплённых скважинах (Г. Н. Флёров, Д. Ф. Беспалов и др.). В области геофизич. исследований скважин созданы новые виды каротажа: акустич. (Е. В. Карус), нейтронный гамма-каротаж, геохимич. и др. Разрабатывается комплекс термобаростойких технич. средств для исследования глубоких и сверхглубоких скважин. Созданы комплекс мор. геофизич. методов и автоматизиров. система сбора, хранения и обработки данных на борту экспедиц. судов. Разработаны основы комплексирования методов разведочной геофизики на суше, позволяющие наиболее эффективно проводить поиски и разведку месторождений (В. В. Федынский).

Геология полезных ископаемых. В учении о рудных месторождениях получены данные об условиях формирования осадочных руд железа и марганца (Б. П. Кротов, Страхов), установлены важные закономерности размещения ртутных формаций (В. А. Кузнецов), выявлены особенности геологии и генезиса гидротермальных урановых месторождений (Ф. И. Вольфсон), металлогении сурьмы, ртути, свинца, цинка и урана (В. И. Смирнов). Установлена зональность редкометального оруденения Центр. Казахстана (Г. Н. Щерба) и Северо-Востока СССР (Е. А. Радкевич, Н. А. Шило); выявлены условия образования и разработана методика исследований редкоме-тальных месторождений (К. А. Власов, Л. Н. Овчинников и др.). Установлен генезис сульфидных медно-никелевых месторождений Печенги (Г. И. Горбунов) и Норильска (М. Н. Годлевский), медных залежей Казахстана (К. И. Сатпаев), медно-молибденового оруденения Армении (И. Г. Магакьян, С.С.Мкртчян). Предложена генетич. классификация оловорудных месторождений (О. Д. Левицкий). Выделены осн. этапы развития магматизма и металлогении Кавказа, Крыма и Карпат, Урала, Сибири (в т. ч. Горного Алтая и Тувы), Тихоокеанского рудного пояса, Ср. Азии и Казахстана. Намечены типы рудных провинций и рудных формаций для всей терр. СССР (В. И. Смирнов, И. Г. Магакьян). Рассмотрены геол. условия образования бокситов и различных типов фосфатных месторождений (Г. И. Бушинский и др.). Показана большая роль микроорганизмов в формировании железорудных залежей (Ф. В. Чухров). На протяжении ряда лет на обширном разнообразном материале разрабатывалась теория образования россыпей золота, олова и др. цветных металлов (Билибин, И. С. Рожков, Н. А. Шило и др.).

В 60 - 70-е гг. достигнуты значит, успехи в разработке теории рудообразования. Для магматич. месторождений хромитов, титаномагнетитов и сульфидных медно-никелевых руд показано решающее значение глубинной дифференциации рудоносных магм в формировании крупных рудных залежей; выявлена большая роль метаморфизма в формировании рудных концентраций (Г. А. Соколов). Разработаны физико-химич. модели, определяющие условия возникновения металлич. месторождений в магнезиальных и известковых скарнах (В. А. Жариков). Установлено, что гидротермальные месторождения являются не только продуктом постмагматической деятельности, но могут формироваться также горячими минеральными водами метеорного, перового и метаморфогенного происхождения с подкоровым, коровым и инфильтрационным рудообразующим веществом. Определены условия формирования новых групп эндогенных рудных месторождений - карбонатитовых, альбититовых и стратиформных; показана их значит, роль в балансе запасов руд цветных и редких металлов.

Разрабатывается проблема источников рудообразующих веществ с использованием вариаций изотопов серы, углерода, кислорода, стронция. Выработана формационная систематика эндогенных рудных месторождений (В. А. Кузнецов). Исследованы условия возникновения вулканогенных золото-серебряных месторождений (Н. А. Шило). Созданы генетич. модели формирования рудных месторождений, возникающих в связи с морским и континент, вулканизмом; доказана решающая роль в образовании важных групп эндогенных и экзогенных рудных месторождений не только глубинных, но и приповерхностных магматич. процессов (Г. С. Дзоценидзе, Г. Н. Котляр, В. И. Смирнов).

Разработаны представления о существенном значении тектоно-магматич. активизации древних платформ и областей завершённой складчатости в формировании месторождений редких и благородных металлов (А. Д. Щеглов).

В металлогенич. анализе терр. СССР и отдельных её провинций наметился переход к количеств, прогнозным оценкам с определением суммарных вероятных запасов руд и металлов на той или иной перспективной территории. Ведутся исследования по разработке научно обоснованного прогноза рудоносности территорий различного геол. строения и определение направлений геологоразведочных работ. Этой цели служат прогнозно-металлогенические карты различных масштабов, составленные с учётом геол. закономерностей размещения месторождений, в т. ч. Металлогеническая карта СССР масштаба 1:2 500 000 (1970). Изучены возможности формирования мор. россыпных месторождений титана, золота и олова в прибрежных зонах акваторий СССР.

В геологии нефти и газа осуществлялись разносторонние исследования по проблеме генезиса нефти и его связи со стадиями литогенеза. Создана биогенная (осадочно-миграционная) теория образования залежей нефти и газа (Вассоевич и др.). На основе количеств, оценки масштабов образования и миграции углеводородов успешно разрабатывались объёмно-генетич. методы определения прогнозных запасов нефти и газа (А. А. Трофимук и др.).

Проведённые исследования по изучению геол. строения, закономерностей формирования и размещения месторождений нефти и газа способствовали открытию и освоению Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции, Тимано-Печорского басе, и др. в Европ. части СССР и в Ср. Азии (Газли, Шатлык и др.). Были открыты газогидратные залежи, исследовано влияние гидратообразования на процессы формирования и консервации залежей, дана количеств, оценка вероятного распространения газогидратных залежей на обширных малоизученных пространствах акваторий (Трофимук, 1969).

В геологии углей в послевоен. период подготовлены и опубликованы атласы литогенетич. типов и микроструктур углей Донецкого басс. (Жемчужников и др.). Составлена прогнозная карта с оценкой угленосности всей терр. СССР (А. К. Матвеев, И. И. Горский и др., 1956). Совершенствовался формационный анализ угленосных комплексов (П. П. Тимофеев).

Гидрогеология. Существенным достижением является переход от описания явлений к количеств, оценке гидрогеологич. процессов во времени и пространстве с использованием математич. моделирования. Исследования 50-70-х гг. были сосредоточены на изучении зональности подземных вод (гидродинамич., гидрохимич., геотермич. фазово-агрегат-ной, биохимич., газовой); эти зоны и их смена прослежены на глубине. Разработаны принципы гидрогеологического районирования территории СССР (Г. Н. Каменский). Изучен сток подземных вод на терр. СССР в различных природно-гидрогеологич. условиях. Установлены макс., миним. и усреднённые значения модулей грунтового и артезианского стока, освещены качественные и количественные их показатели. Составлена Карта подземного стока на терр. СССР масштаба 1 : 2 500 000 (Б. И. Куделин). Проведена оценка эксплуатационных запасов подземных вод месторождений пресных, хозяйственно-питьевых, пром., минеральных и термальных вод, разработана теория формирования их состава. Созданы эффективные методы прогноза водного и солевого режима на осушаемых и орошаемых массивах земель, расшифрованы гидрогеологич. условия пром. освоения месторождений полезных ископаемых и захоронения пром. стоков с целью охраны окру-

жающей среды. Разработаны новые методы выявления и определения региональных водных ресурсов недр аридных районов - пустынь и полупустынь не только в СССР, но и в ряде развивающихся стран (У. М. Ахмедсафин, В. Н. Кунин и др.). Исследована динамика подземных вод с применением методов математич. моделирования сложных гидрогеологических процессов, происходящих в артезианских бассейнах, грунтовых потоках. Составлены: Гидрохимическая карта СССР масштаба 1:5000000 (1966), Гидрогеологическая карта СССР масштаба 1 : 2 500 000 (1969), Карта подземных минеральных вод СССР масштаба 1 : 2 500 000 (1975).

Инженерная геология. В области региональной инж. геологии разработана методика инж.-геол. картирования труднодоступных р-нов, основанная на сочетании аэрофотометодов с наземными исследованиями; составлены обзорные мелкомасштабные инж.-геол. карты для Зап. Сибири и Казахстана (Е. М. Сергеев и др.). Проводились работы по прогнозированию экзогенных процессов (оползни, обвалы, сели) на Кавказе, в Карпатах игорных сооружениях Ср. Азии. Впервые по специально разработанной методике составлены инж.-геол. карты больших участков берегов и шельфа Чёрного м., зал. Петра Великого и отдельных бухт Японского м. Создана Инженерно-геологическая карта СССР масштаба 1 : 2 500 000 (1972). Разработаны новые методы искусств, закрепления горных пород.

Кроме фундаментальных геол. исследований особенностей глубинного строения Земли, выполненных на примере терр. СССР, сов. геологи участвуют в комплексных геологич., геофизич., геохимич. и космич. исследованиях, явились инициаторами ряда крупных междунар. науч. проектов и программ: «Геодинамический проект», «Верхняя мантия», «Современные и новейшие движения земной коры», «Корреляция тектонич., магматич. и метаморфич. процессов» и др. Сов. геологи вместе с учёными США достигли значит, успехов в изучении тектоники дна океанов (Пейве, Г. Б. Удинцев и др.). Выявлена особая роль срединноокеанич. хребтов и рифтовых впадин в структурном облике Земли. Сов. учёные совместно с учёными США (1968) также участвуют в глубинном океанич. бурении на н.-и. судне «Гломар Челенджер». Осуществляются тесные контакты сов. и амер. учёных по космохимич. проблеме (в частности, в изучении лунного грунта). АН социалистич. стран участвуют в разработке проблемы «Геосинклинальный процесс и становление земной коры».

По двусторонним соглашениям СССР оказывает содействие в проведении науч. и геологоразведочных работ 32 социалистич. и развивающимся странам (Вьетнам, ГДР, Куба, МНР, ряд афр. стран и др.).

Периодич. издания: «Известия АН СССР. Серия геологическая» (с 1936), «Советская геология» (с 1958), «Геология рудных месторождений» (с 1959), «Известия АН СССР. Серия Физика Земли» (с 1965), «Геотектоника» (с 1965), «Разведка и охрана недр» (с 1931), «Литология и полезные ископаемые» (с 1963), «Геохимия» (с 1956), «Известия высших учебных заведений. Геология и разведка» (с 1958), «Геология нефти

и газа» (с 1957), «Геология и геофизика» (Новосиб., с 1960) и др.

См. Аэрометоды, Вулканология, Геологический комитет, Геология, Гидрогеология, Динамическая геология, Земля, Инженерная геология, Историческая геология, Геохимия, Литология, Минералогия, Морская геология, Петрография, Петротектоника, Петрофизика, Петрохимия, Полезные ископаемые, Сейсмология,Стратиграфия, Тектоника. И. Б. Иванов, Н. П. Лавёров, В. И. Смирнов, В. В. Тихомиров.

Горные науки

В СССР сосредоточено 25% мирового горного произ-ва, а по масштабам подземных горных работ наша страна занимает 1-е место в мире. Этим в известной мере определяется широкий размах науч. исследований по изысканию наиболее эффективных способов извлечения полезных ископаемых из недр и их переработке, по рациональному использованию недр.

Впервые осн. положения горной науки сформулировал М. В. Ломоносов («Первые основания горной науки», 1742). Большой вклад в учение о залегании руд, способах их разработки и обогащения внёс рус. учёный И. А. Шлаттер (1760). Становлению и обособлению отдельных дисциплин горной науки в России способствовали капитальные работы: в области вскрытия и систем разработки твёрдых полезных ископаемых - А. И. Уза-тиса (1843), Г. Я. Дорошенко (1880), А. М. Терпигорева (1906, 1915), Б. И. Бокия (1914); бурения - Г. Д. Романовского (1866); горной механики - И. А. Тиме (1899); горного давления и сдвижения горных пород - М. М. Протодьяконова (1912), П. М. Леонтовского (1912); науч. основам безопасности работ в шахтах - А. А. Скочинского (1901), Н. Н. Черницына (1917); обогащения полезных ископаемых - Г. Я. Дорошенко (1876), С. Г. Войслава (1876), В. А. Гуськова (1915); гидромеханизации - П. П. Мельникова (1836), М. А. Шостака (1891), И. А. Тиме (1891); подземной газификации углей - Д. И. Менделеева (1888); добычи нефти - В. Г. Абиха (1853), Н. И. Андрусова (1908), В. Н. Вебера (1911), И. М. Губкина (1916).

После Окт. революции 1917 для развития индустрии и энергетики страны было необходимо восстановить и расширить минерально-сырьевую базу. В. И. Ленин в «Наброске плана научно-технических работ» (1918) наметил пути развития науки в тесной связи с потребностями нар. х-ва. Создаются научные и уч. центры, концентрирующие исследования в области горной науки - Моск. горная академия (1918), горные ин-ты в Харькове (1922), Кривом Роге (1922), Механобр (Петроград, 1920), а также горные ф-ты в политехнич. ин-тах в Тбилиси, Баку, Ташкенте, Владивостоке. В 1926 состоялся 1-й Всесоюзный горный научно-технич. съезд.

В 20-х гг. были созданы науч. основы проектирования горнодоб. предприятий, проведены науч. обобщения и установлены закономерности в осн. технологич. процессах горного произ-ва, исследованы проблемы безопасности при разработке месторождений (Б. И. Бокий, М. М. Протодьяконов, А. М. Терпигорев, Л. Д. Шевяков, А. А. Скочинский, И. М. Губкин, И. Н. Глушков, К. П. Калицкий, Д. В. Голубятников, В. Г. Шухов и др.).

В годы довоенных пятилеток (1929- 1940) на базе электрификации горной пром-сти и стандартизации оборудования осуществилась механизация горных работ (А. М. Терпигорев, А. О. Спиваковский и др.) Началось изучение физико-механич. свойств полезных ископаемых и вмещающих пород для процессов их резания и разрушения. Формировались науч. основы горной механики (А. П. Герман, М. М. Фёдоров, А. С. Ильичёв и др.), горной геометрии и маркшейдерского искусства (П. К. Соболевский, В. И. Бауман, П. М. Леонтовский, И. М. Бахурин и др.).

В годы Великой Отечеств, войны 1941- 1945 горной наукой были решены вопросы рационального и ускоренного ввода в эксплуатацию новых месторождений полезных ископаемых в вост. р-нах страны, реконструкции предприятий и внедрения прогрессивных способов разработки на действующих шахтах и карьерах, что позволило создать крупную минерально-сырьевую базу.

В исследованиях послевоен. периода значит, место заняли проблемы восстанонления разрушенных горных предприятий, в частности Донецкого, Подмосковного угольных басс., Криворожского железорудного басс.

Начиная с военных лет, получил распространение открытый способ добычи полезных ископаемых, были построены крупнейшие горные предприятия, созданы механизиров. комплексы для горнодобычных и трансп. работ (Е. Ф. Шешко, Н. В. Мельников, А. В. Топчиев, Л. И. Городецкий, Б. И. Сатовский и др.).

Научно-техническая революция повлекла за собой резкое увеличение потребности нар. х-ва в полезных ископаемых. В 60-70-е гг., ввиду сложности и специфичности проблем, науч. исследования получают более узкую специализацию. Для натурных исследований условий залегания месторождений разработаны методы определения напряжённого состояния массива горных пород, его деформаций и сдвижений под воздействием горных работ. Разработан (Г. Н. Кузнецов) и получил применение в геомеханике метод моделирования эквивалентными материалами. На основе теории предельного состояния и вероятностно-статистич. методов обоснованы инж. экспериментально-аналитич. методы расчетов крепей горных выработок и сдвижения пород (П. И. Цимбаревич, В. Д. Слесарев и др.). Выявлены закономерности взаимодействия крепей с боковыми породами, устойчивости выработок, необходимые для выбора надёжных конструкций крепи. Установлены нек-рые теоретич. закономерности горных ударов(И. М. Петухов) и внезапных выбросов угля и газа (С. Г. Авершин, Л. Н. Быков, В. В. Ходот и др.).

Предложены и внедрены эффективные системы разработки применительно к мощным крутым угольным пластам (Н. А. Чинакал, Т. Ф. Горбачёв и др.), средства комплексной механизации очистной выемки в раздообразных горно-геологич. условиях, комплексы с индивидуальной металлич. крепью и механизирон. комплексы, включающие узкозахватные выемочные машины, гидрофицированные крепи, передвижные конвейеры и др. оборудование (А. В. Докукин, В. Н. Хорин, В. Г. Яцких и др.), средства комплексной механизации проведения и крепления горных выработок, проходческие комплексы (Н. М. Покровский, Я. Б. Кальницкий, Д. И. Малиованов и др.), а также методы расчёта параметров исполнит, органов очистных и проходческих машин (Л. И. Барон и др.).

Созданы науч. основы эксплуатации рудных месторождений - систем разработок, схем вскрытия, технологич. процессов, средств механизации (Н. И. Трушков, Н. А. Стариков, М. И. Агошков, Г. М. Малахов и др.).

Разработаны технологич. схемы ведения очистных работ и типовые модели угольных шахт (А. С. Кузьмич, М. И. Устинов и др.). В рудничной аэродинамике созданы аналитич. методы расчёта вентиляц. систем проветривания шахт (А. А. Скочинский, В. Н. Воронин, В. Б. Комаров и др.). На основе изучения газоносности месторождений осн. бассейнов предложен метод прогноза её изменения с глубиной залегания пластов (Г. Д. Лидии и др.). Разработана и внедрена предварит, дегазация угленосных толщ, а также дегазация с дневной поверхности через скважины.

Предложены инж. способы осушения месторождений, замораживания обводнённых горных пород, спец. способы проходки выработок и агрегаты для проходки стволов шахт с поверхности (Г. И. Маньковский, Н. Г. Трупак и др.). Созданы основы подземной гидравлич. добычи угля: инж. расчёты разрушения пластов угля мониторными струями в подземных условиях, гидравлич. транспорт угля и его гидроподъём с больших глубин (В. С. Мучник, Г. П. Никонов и др.).

Одним из важных направлений развития горной науки становятся физико-технич. исследования пород как объектов воздействия при горных разработках (Л. И. Барон, В. В. Ржевский, М. М. Протодьяконов-младший и др.). Разработаны основы теории разрушения горных пород взрывом и инж. методы расчёта зарядов взрывчатых веществ, определяющие степень дробления и объёмы направленного перемещения взорванной горной массы (М. А. Садовский, Н. В. Мельников, Г. П. Демидюк, Г. И. Покровский и др.).

Научно обоснованы технология и комплексная механизация вскрышных и добычных работ открытого способа разработки (Н. В. Мельников, В. В. Ржевский, Б. П. Боголюбов и др.). Созданы теоретич. основы и инж. методы расчётов по разработке россыпных месторождений (С. М. Шорохов и др.).

Вскрыты закономерности процессов гидромеханизации открытых разработок: гидравлич. разрушения пород и их гидротранспорта, складирования, использования средств гидромеханизации для совмещения процессов разработки и обогащения полезных ископаемых (Н. Д. Холин, Г. А. Нурок, Г. П. Никонов, А. П. Юфин и др.).

Углублены теоретич. основы гравитац., флотационного, электромагнитного и др. способов обогащения полезных ископаемых. Исследовано действие наложенных силовых полей (магнитных, электрич., вибрационных, ультразвуковых, радиационных), позволяющих интенсифицировать существующие процессы обогащения. Созданы комбинированные обогатительно-гидрометаллургич. схемы переработки ископаемого сырья с применением сорбционных, экстракционных, ионообменных процессов, позволяющих экономично извлекать компоненты из бедных руд, пром. растворов, сточных вод с одновременным обезвреживанием последних (И. Н. Плаксин, П. В. Лященко, В. Я. Мостович, В. И. Классен, Б. Н. Ласкорин, С. И. Полькин, В. А. Глембоцкий и др.).

Выделилась в 70-х гг. в самостоят, раздел горной науки геотехнология, теоретически обосновавшая способы добычи, основанные на переводе твёрдых полезных ископаемых в подвижное состояние непосредственно на месте их залегания (А. И. Кириченко, В. Ж. Арене и др.). Разрабатываются науч. основы и создаётся спец. оборудование для подводной добычи полезных ископаемых и начаты опытные работы на шельфе по их извлечению.

Созданы методы технико-экономич. анализа, определения оптимальных параметров шахт и рудников с учётом осн. и оборотных фондов (Л. Д. Шевяков, М. И. Агошков, П. 3. Звягин и др.).

Выявлены особенности и обоснованы принципы оптимальной разработки полезных ископаемых, учитывающие горно-геологич. условия их залегания, потери и разубоживание, уровень развития горной техники (Н. В. Мельников, М. И. Агошков, А. Н. Омельченко и др.).

Успешно развиваются горные науки, относящиеся к бурению скважин и разработке нефт. и газовых месторождений.

Исследования в области бурения на нефть и газ были направлены на создание высокоэффективной техники и технологии турбинного бурения. В 20-х гг. создан и испытан в промышленных условиях редукторный турбобур для бурения нефтяных и газовых скважин (М. А. Капелюшников и др.). В 30-40-е гг. разработана теория безредукторных осевых турбобуров, созданы и широко внедрены безредукторные турбобуры (П. П. Шумилов, М. Т. Гусман, Р. А. Иоаннесян, Э. И. Тагиев), сыгравшие решающую роль в освоении нефт. и газовых месторождений СССР в послевоен. период. Развивается теория работы турбобуров с разделяющимся потоком жидкости, что позволило сконструировать машины для глубокого бурения нефтяных и газовых скважин и проходки шахтных стволов. Созданы турбинные буры для проходки скважин большого диаметра (Г. И. Булах).

Разработаны принципы принудительного искривления скважин с большим отклонением забоя относительно устья при бурении забойными двигателями (М. П. Гулизаде, А. Г. Калинин). Широкое применение получило кустовое размещение скважин (Ф. С. Поповин, С. А. Оруджев, В. И. Муравленко и др.), позволившее существенно уменьшить отчуждение зем. угодий, рационально использовать площади мор. оснований и приэстакадных площадок и обеспечить ускоренное развитие добычи нефти в мор. акваториях и в заболоченных р-нах Зап. Сибири. Успешно ведутся теоретич. и экспериментальные исследования разрушения горных пород при бурении скважин (Л. А. Шрейнер и др.). Созданы высокопроизводит. буровые долота из сверхтвёрдого сплава. Разработаны, исследованы и широко внедрены в практику бурильные трубы из алюм. сплава, позволяющие существенно повысить скорости бурения (В. Ф. Штамбург и др.). Большое внимание уделяется теорстнч. и экспериментальному исследованию гидродинамики в бурении (Р. И. Шищенко, Б.С.Филатов, А. X. Мирзаджанзадс и др.), изучению механизма возникновения осложнений в бурящихся скважинах.

Развитие отечеств, теории разработки нефт. месторождений берёт начало с появления в 1894 работы рус. геолога А. Коншина, к-рый для исчисления остаточной добычи нефти вывел кривую постоянного процентного падения её. В 1918-24 появляются работы С. Н. Чарноцкого и др., где впервые исследовалось влияние расстояний между скважинами на производительность разрабатываемых горизонтов и самих скважин. В 1929-30 создаётся учение о режимах нефтяных залежей (Комиссия академика И. М. Губкина). Первые крупные обобщения о добыче газа были сделаны в 30-х гг. И. Н. Стрижовым и др. Основы нефтепромысловой механики, трубной и подземной гидродинамики разработаны Л. С. Лейбензоном, В. Н. Щелкачёвым, И. А. Чарным. В 1940 А. П. Крылоп и Б. Б. Лапук выдвинули комплексный принцип решения задач разработки месторождений с привлечением промысловой геологии, подземной гидродинамики и отраслевой экономики. В дальнейшем были созданы науч. основы комплексного проектирования разработки нефт. (А. П. Крылов, М. М. Глоговский, Н. М. Николаевский) и газовых (Н. К. Байбаков, Ф. А. Требин, Ю. П. Коротаев и др.) месторождений.

Разработаны эффективные методы искусств, воздействия на пласт путём нагнетания в него воды, повышающие полноту и темпы отбора нефти из недр. Эти методы предусматривают применение различных систем заводнения: законтурного, разного вида внутриконтурного, площадного (А. П. Крылов, Ю. П.Борисов, М. Л. Сургучёв, М. М. Иванова и др.), избирательно-очагового (Г. Г. Вахитов, Р. Ш. Мингареев и др.). Развитие проектирования систем разработки на новой основе потребовало более глубокого изучения вопросов подземной гидродинамики, охватывающих различные условия залегания и извлечения нефти (М. Т. Абасов, М. М. Саттаров, М. Д. Розенберг, А. К. Курбанов и др.). Получены высокоэффективные комплексные технико-технологич. решения, обеспечивающие ускоренное развитие добычи нефти в Тюменской обл. (С. А. Оруджев, В. И. Муравленко, В. Ю. Филановский-Зеиков и др.). Изыскиваются принципиально новые пути повышения нефтеотдачи пластов: испытываются методы теплового воздействия на пласт - закачка горячей воды или пара, движущийся очаг горения, «влажное горение нефти в пласте» (А. Б. Шейнман, Э. Б. Чекалюк, Ю. П. Желтов и др.). Для подъёма нефти из высокодебитных глубоких скважин внедрены глубинные штанговые и погружныс электронасосы (А. А. Богданов, Л. Г. Чичеров), позволяющие осуществлять форсированный отбор больших объёмов жидкости с глубин до 3500 м.

Ещё в 40-х гг. на нефт. промыслах юж. р-нов страны начали внедрять высоконапорные герметизиров. системы сбора и подготовки нефти, газа и воды (С. А. Везиров, Ф. Г. Баронян). В последующие годы эти системы в блочном автоматизиров. исполнении получили повсеместное применение. На основе новых научно-технич. решений и комплексной автоматизации перевооружено нефтедобывающее произ-во (В. Д. Шашин, В. И. Грайфер и др.).

Созданы методы обработки призабонной зоны скважин, обеспечивающие значит, увеличение дебитов скважин. Разработана теория гидравлич. разрыва пласта (С. А. Христианович и др.). Благодаря комплексу прогрессивных технич. решений удалось эффективно освоить уникальные по запасам газовые месторождения, расположенные в зоне многолетней мерзлоты (север Тюменской обл.), при этом разработаны и внедрены надёжные конструкции высокодебитных скважин увеличенного диаметра с защитой многолетнемёрзлых пород от растепления, применено концентрированное расположение скважин в наиболее продуктивной части месторождения.

Внедрение совр. методов защиты скважин от коррозии и сульфидного растрескивания, а также создание стойких к агрессивным средам обсадных и насосно-компрессорных труб позволили в кратчайшие сроки освоить крупные сероводородсодержащие месторождения (Оренбургское, Уртабулакское и др.). Для освоения ресурсов нефти и газа в мор. акваториях разработаны и построены крупноблочные металлич. глубоководные и железобетонные ледостойкие основания (С. А. Оруджев, Л. А. Межлумов, Ю. А. Сафаров, А. А. Асан-Нури и др.), эстакадные сооружения с приэстакадными площадками (Б. А. Рагинский, Н. В. Озеров и др.).

Исследования в области горных наук ведутся в ин-тах АН СССР и союзных республик, технологич. и специализиров. отраслевых ин-тах угольной, нефт., газовой, химич. пром-сти, чёрной и цветной металлургии, пром-сти стройматериалов, а также в вузах, в т. ч. в Ин-те горного дела им. А. А. Скочинского (Моск. обл., создан в 1959 на базе Всесоюзного угольного ин-та, осн. в 1927, и Ин-та горного дела АН СССР, осн. в 1938), Секторе физико-технич. горных проблем Ин-та физики Земли АН СССР (Москва, 1967), Ин-те горного дела СО АН СССР (Новосибирск, создан в 1957 на базе горно-геол. ин-та б. Зап.-Сибирского филиала АН СССР, осн. в 1944), Ин-те горного дела Мин-ва чёрной металлургии СССР (Свердловск, 1962), Гос. ин-те горно-хим. сырья (Моск. обл., 1943), Всесоюзном нефтегазовом НИИ (Москва, 1943), Всесоюзном ин-те газовой пром-сти (Моск. обл., 1948), Всесоюзном НИИ горной геомеханики и маркшейдерского дела (Ленинград, 1932), Всесоюзном НИИ буровой техники (Москва, 1953), Всесоюзном НИИ по нерудным строит, материалам (Тольятти, 1958), Всесоюзном НИИ торфяной промышленности (Ленинград, 1922) и др.

Расширились и укрепились связи сов. науч. учреждений с ин-тами и орг-циями европ. социалистических стран, а также Франции, Великобритании, США, Канады, Индии и др. СССР принимает участие в международных конгрессах (горных, нефтяных, газовых, торфяных и др.).

Период и ч. издания: «Горный журнал» (с 1825), «Нефтяное хозяйство» (с 1920). «Торфяная промышленность» (с 1924), «Уголь» (с 1925), «Цветные металлы» (с 1926), «Газовая промышленность» (с 1956), «Шахтное строительство» (с 1957), «Реферативный журнал. Горное дело» (с 1961) и др.

См. Нефть, Газы природные горючие. Горная наука. Н. В. Мельников, С. А. Оруджев.

Биологические науки

Развитие биол. наук в России началось в 18 в. с изучения её флоры и фауны. Большое значение имели академические экспедиции в разные районы страны. Так, во 2-й Камчатской экспедиции В. Беринга (1733-43) работали биологи Г. В. Стеллер, С. П. Крашснинннков, И. Г. Гмелин. Итоги первого периода изучения флоры и фауны подведены в трудах П. С. Палласа'(1770-е гг. -1830), к-рый собрал многочисл. ботаннч. и зоол. коллекции. В 19 в. обширные материалы были собраны экспедициями в Сибири (А. Ф. Миддендорф, 1842-45, 1870), Ср. Азии (А. П. Федченко, 1868-69, 1870, 1871) и др. Обработка экспеднц. материалов потребовала развития систематики. В нач. 20 в. (с 1911) по инициативе Н. В. Насонова было предпринято издание серий монографий «Фауна России и сопредельных стран», систематизировавших знания о животном мире страны.

Изучение моря в 19 в. было чисто фаунистическим (Э. И. Эйхвальд. О А. Гримм), позднее (с нач. 20 в.) и центре внимания оказались общие гидробиол. проблемы (Н. М. Книпович. С. А. Зсрнов и др.); были начаты исследования флоры и фауны уникальнейшего озера мира - Байкала (В. И. Дыбовский, А. А. Коротнев и др.).

Со 2-й пол. 18 в. развиваются морфология, эмбриология, палеонтология, физиология животных и человека, физиология растений и др. Углубление зоологических исследований привело к эволюционному пониманию природы. Важную роль в этом направлении сыграли работы зоолога-эволюциониста сер. 19 в. К. Ф. Рулье.

Во 2-й пол. 19 в. в России были созданы крупные науч. школы, занявшие достойное место в мировой биол. науке. Так, к основоположникам современной палеонтологии относятся В. О. Ковалевский, эмбриологии животных - К. М. Бэр, А. О. Ковалевский и И. И. Мечников, зоологии позвоночных - Н. А. Севсрцов, М. А. Мензбир, А. Н. Северцов, Насонов, зоологии беспозвоночных - Коротнев, Н. П. Вагнер. Н. А. Холодковскнй, В. М. Шимкевич. Большой вклад внесли в микробиологию - Мечников. С. Н. Виноградский, вирусологию -Д. И. Ивановский, физиологию растений - А. С. Фа-минцын, К. А. Тимирязев, В. И. Палладии, Д. Н. Прянишников. Всемирную известность получили работы по физиологии животных и человека Ф. В. Овсянникова, И. М. Сеченова, Н. Е. Введенского, И.П.Павлова, И.Р.Тарханова, Б. Ф. Вериго, В. Ю. Чаговца, по биохимии животных - А. Я. Данилевского, М. В. Ненцкого, по систематике п географии растений - А. Н. Бекетова, С. И. Коржинского. А. Н. Краснова, И. К. Пачоского, по цитологии и морфологии растений - М. С. Воронина, И. Н. Горожанкина, В. И. Беляева, С. Г. Навашина.

Рус. учёными открыты явление фагоцитоза (1882, Мечников), хемосинтез (1887, Впноградский), описаны клубеньковые бактерии на корнях бобовых растений (1866, Воронин), открыта яйцеклетка у млекопитающих животных и человека (1827, Бэр), установлено двойное оплодотворение у покрытосеменных растений (1898, Навашин), впервые обнаружено существование вирусов (1892, Ивановский) и т. д. Было развито учение о высшей нервной деятельности, разработано учение о филэмбриогенезе, учение о лесе и др.

В дореволюц. России биол. исследования велись преим. в ун-тах, мед., с.-х. и лесных учреждениях. В Петерб. АН накануне Окт. революции 1917 биол. проблемы разрабатывали только 3 лаборатории, 2 музея и биол. станция (всего ок. 30 сотрудников).

В первые же годы после победы Окт. революции были созданы н.-и. ин-ты, к к-рым постепенно перешла ведущая роль в развитии фундаментальных исследований. В 1919 по инициативе П. П. Лазарева организован Ин-т биофизики. В 1920 в Москве при Наркомздраве РСФСР при поддержке Н. А. Семашко был создан комплекс медико-биол. ин-тов, в к-рый вошли Ин-т экспериментальной биологии (1917), возглавлявшийся Н. К. Кольцовым, Ин-т физиологии питания, Тропический ин-т, Биохимический ин-т, основанный под рук. А. Н. Баха. Было расширено созданное в 1894 Бюро прикладной ботаники и селекции. В 1923 в Москве был основан Биологич. н.-и. ин-т им. Тимирязева, к-рый возглавил С. Г. Навашин. В 1925 по инициативе А. В. Палладина создан Укр. биохимич. ин-т. Позднее были созданы ин-ты и лаборатории АН СССР (см. ниже очерки об отд. биол. науках), а также отраслевые биол., медико-биол. и с.-х. ин-ты, лаборатории, опорные пункты, станции и т. д. Важную роль в развитии биол. наук сыграла организация ВАСХНИЛ (1929) и АМН СССР (1944). Значительно расширялись и создавались вновь кафедры в вузах. Во всех союзных республиках сформировались национальные кадры учёных-биологов и науч. коллективы. Многие учёные, начавшие науч. деятельность до 1917, плодотворно работали после установления Советской власти.

Только после Окт. революции развернулись исследования по генетике, сложились науч. центры и науч. школы в области физиологии и биохимии, микробиологии, цитологии, гистологии, биоценологии, экологии, протистологии, гельминтологии, гидробиологии, палеонтологии и др. Сов. биологи начали планомерные исследования по изучению растит, и животных ресурсов страны. Характерная черта сов. биологии - стремление к комплексности исследований, выяснению сущности биол. явлений во всех их взаимосвязях не только в работах по общим проблемам ботаники и зоологии, но и в спец. исследованиях протистологов, паразитологов, гельминтологов, морфологов, экологов, микробиологов и т. д.

С сер. 50-х гг. в СССР начали активно развиваться новые направления в биологии, связанные с изучением явлений жизни на субклеточном и молекулярном уровнях - молекулярная генетика, молекулярная биология. В связи с этим в биологию внедрялись физ. и хим. методы исследования - электронная микроскопия, рентгеноструктурный анализ, метод меченых атомов, ультрацентрифугирование, разные виды хроматографии и др. Применение методов смежных наук, проникновение в новые неизведанные области живого, изучение органич. мира на различных уровнях его организации требуют совершенствования историч. метода при осмысливании новых фактов. Одна из особенностей биологии в СССР - глубокое внимание к теории развития органич. мира как теоретич. основе всех биологических наук. Д. В. Лебедев, Я. И. Старобогатов.

Зоология. Проводимые в СССР исследования включают разработку фундаментальных проблем, в т. ч. изучение общих вопросов систематики, экологии, эволюции, морфологии, работы по выявлению состава фауны, экологии вредных и полезных видов, создание науч. основ рационального использования и охраны природных ресурсов. В итоге многолетних работ в значит, мере описан и изучен состав отечеств, фауны (монографич. серии, выпускаемые Зоологич. ин-том АН СССР,-«Фауна СССР», с 1935, и «Определители по фауне СССР», с 1927; вышло более 200 томов). Издаются «Фауна Украши» и сводки по фауне нек-рых др. союзных республик.

По зоологии беспозвоночных осуществлены исследования, имеющие теоретич. и практич. значение. Важную роль в разработке систематики простейших сыграла отечеств, школа прото-зоологов В. А. Догеля. Большая работа по выявлению видового состава фауны гельминтов проделана школой К. И. Скрябина, итоги её освещены в многотомных монографиях по трематодам, нематодам, цестодам и др. Изучение гельминтов растений, начатое в 20-х гг. И. Н. Филипьевым и продолженное Е. С. Кирьяновой, Н. М. Свешниковой, А. А. Парамоновым и его учениками, стало основой для разработки мероприятий по борьбе с нематодными заболеваниями растений.

Значителен науч. вклад большого коллектива энтомологов. Помимо обширных исследований по систематике насекомых, важное значение имеют работы по выяснению происхождения осн. особенностей строения их тела (А. В. Мартынов, Э. Г. Беккер). Существенное место занимают работы школы М. С. Гилярова по приспособлению насекомых и их личинок, а также др. беспозвоночных к жизни в почве. Помимо теоретич. значения, эти работы, приведшие к созданию оригинального направления - почвенной зоологии, позволяют правильнее понять связь почвы с урожайностью с.-х. культур и продуктивностью природных угодий. Практич. значение имеют работы по биологии насекомых - вредителей с. х-ва, в частности саранчовых, клопачерепашки. Изучение биологии паразитов и поедающих их хищников легло в основу разработки биологического и интегрированного методов борьбы с вредными насекомыми .

Школа паразитологов во главе с Е. Н. Павловским сосредоточила усилия на изучении кровососущих и синантропных насекомых, а также др. кровососущих членистоногих и их роли в распространении ряда заболеваний человека и животных (т. н. трансмиссивных болезней). В развитии сов. паразитологии - изучении паразитов рыб, экологич. и геогр. закономерностей их распространения - большую роль сыграла и школа Догеля. Представитель этой школы Б. Е. Быховский разработал систему моногенетич. сосальщиков. Практич. важность паразитологич. исследований обусловила их развитие и в академиях наук союзных республик, особенно на Украине (А. П. Маркевич) и в Казахстане (И. Г. Галузо, С. Н. Боев, Е. В. Гвоздев).

Развитию зоологии позвоночных способствовали работы по фауне наземных позвоночных (Д. Н. Кашкаров - автор первых в СССР сводок по экологии животных), по систематике, экологии и распространению птиц, палеонтологии наземных позвоночных (П. П. Сушкин), по рыбам пресных вод. систематике совр. и ископаемых рыб (Л. С. Берг), по птицам СССР (Г. П. Дементьев, Н. А. Гладков и др.), по систематике, фаунистике, экологии, эволюции млекопитающих (С. И. Огнев, В. Г. Гептнер, Б. С. Виноградов, В. Е. Соколов и др.), по промысловым животным (Б. М. Житков, А. Н. Формозов), по китообразным (А. Г. Томилин, А. В. Яблоков) и др. Значительное развитие получила основанная С. А. Северцовым эволюц. экология; интенсивно разрабатываются экологич. закономерности процесса эволюции, пути и возможности приспособления животных к меняющимся условиям среды (С. С. Шварц и его школа, Н. П. Наумов и др.).

Обобщение закономерностей распространения животных на терр. СССР и в прилежащих морях вызвало усиленное развитие зоогеографии, послужившей науч. основой мероприятий по акклиматизации полезных животных, напр, мускусного овцебыка в арктич. районах, горбуши в Белом м., ряда дальневосточных растительноядных рыб в Европ. части СССР, кормовых беспозвоночных в Каспийском м. н водохранилищах и т. д. Плодотворно развивалась зоогеография внутренних водоёмов, основанная трудами сов. учёных. Освоение промысловых ресурсов моря и пресных водоёмов потребовало создания учения о продуктивности водоёмов. Большую роль в изучении продуктивности моря сыграли школы Л. А. Зенкевича и В. Г. Богорова. Данные, полученные сов. учёными в многочисл. мор. экспедициях, внесли вклад в изучение продуктивности Мирового океана. Разработка науч. основ освоения шельфа стала центральной в исследованиях школы К. М. Дерюгина. Основополагающее обобщение в этом направлении - учение о подводных ландшафтах - составило науч. основу прибрежного промысла и сохранения численности ценных мор. животных. Влиянию факторов внеш. среды на водные организмы посвящены исследования С. Н. Скадовского (1920-е гг.). Учение о продуктивности пресноводных экосистем, основанное Г. Г. Винбергом (в 1930-х гг.), стало общепризнанной базой междунар. исследований по биологии пресных вод. Экология, систематика, распространение рыб и науч. ведение рыбного х-ва (в первую очередь во внутр. водоёмах) разрабатываются также школой Г. В. Никольского. С 50-х гг. стала актуальной проблема воздействия человека на водоёмы. Это потребовало разработки теории процесса самоочищения водоёмов, изучения влияния загрязняющих веществ на водные организмы и точного прогноза последствий гидростроительства и постройки оросит, систем. Исследованиями А. С. Разумова, В. И. Жадина и др., а также школы Винберга созданы основы для разработки мероприятий по сохранению чистоты водоёмов в СССР и по рациональному использованию ресурсов гигантских водоёмов, создаваемых человеком. В связи с возрастающим значением проблемы охраны природы сов. учёные уделяют всё большее внимание систематике и биологии млекопитающих, птиц, пресмыкающихся, многие из к-рых имеют охотничье-промысловое и мед. значение. Популяризации зоол. знаний способствует 6-томная «Жизнь животных» (1968-71).

Сравнительная морфология и эмбриология животных. Получила развитие эволюционная морфология животных, выясняющая закономерности эволюции на основе синтеза сравнительно-анатомич., эмбриологич. и палеонтологич. данных. Основанное в 19 в. В. О. Ковалевским, это направление развивалось в трудах А. Н. Северцова ещё в 1910-е гг., но осн. произведения, в к-рых он подвёл итоги работам своей школы, вышли в 20-30-х гг. В дальнейшем эволюц. морфологию разрабатывали гл. обр. ученики Северцова. И. И. Шмальгаузен работал над проблемами целостности организма, естеств. отбора, происхождения наземных позвоночных. М. М. Воскобойников, Б. А. Домбровский показали роль функции в филогенезе. С. Н. Боголюбский основал особое направление - эволюц. морфологию разводимых животных, разрабатывал проблему породообразования. Изучение эволюции онтогенеза привело к выявлению ведущей роли функции в индивидуальном развитии (А. А. Маш-ковцев); созданию теории его этапности (В. В. Васнецов, С. Г. Крыжановский, Б. С. Матвеев), разработке проблемы темпа индивидуального развития (С. В. Емельянов). Развитию эволюц. морфологии и филогении беспозвоночных в СССР способствовали Н. А. Ливанов, В. Н. Беклемишев, Д. М. Федотов, а также Догель (учение об олигомеризации гомологичных органов как одном из путей прогрессивной эволюции), П. П. Иванов (теория ларвальных, или личиночных, сегментов, устанавливающая общую закономерность сегментации тела метамер-ных животных), А. А. Захваткин (проблема происхождения многоклеточных животных), А. В. Иванов (открытие и изучение нового типа животных - погонофор). Разработана теория метаморфоза насекомых (И. И. Ёжиков, М. С. Гиляров и др.); выявлены экологич. закономерности филогенеза ряда групп животных (Шмальгаузен, Гиляров, П. П. Ба-лобан). Основы эволюционной гистологии заложили А. А. Заварзин учением о параллелизме в эволюции тканей и Н. Г. Хлопин учением о дивергентной эволюции тканей. Развитию метода культуры тканей в СССР способствовали работы А. В. Румянцева.

Исследованиям по экспериментальной эмбриологии животных в СССР положил начало Д. П. Филатов. Работы его школы (Т. А. Детлаф, Г. Ф. Лопашов и др.) посвящены выяснению закономерностей зародышевого развития организмов и анализу органогенезов нервной системы, органов чувств, конечностей и т. д. Изучение постэмбрионального развития и его гормональной регуляции (М. М. Завадовский) нашло выход в практику получения искусств, многоплодия овец. Изучение явлений регенерации, особенно у млекопитающих (М. А. Воронцова, Л. Я. Бляхер, Л. Д. Лиознер, Б. П. Токин и др.), важно дляхирургич. практики. Достигнуты успехи в области, пограничной между эмбриологией и генетикой, изучающей закономерности реализации в онтогенезе генетически детерминированных признаков (А. А. Нейфах и др.).

Исследования по зоологии ведутся в Зоологич. ин-те АН СССР (создан в 1931) и зоологич. музее, Ин-те эволюционной морфологии и экологии животных им. А. Н. Северцова АН СССР и Ин-те биологии развития им. Н. К. Кольцова АН СССР, организованных в 1967 на базе Ин-та эволюц. морфологии животных им. А. Н. Северцова АН СССР, Ин-те океанологии АН СССР (1946), ин-тах зоологии академий наук союзных республик, отраслевых спец. учреждениях, зоологич. музеях, на кафедрах зоологии вузов, на биостанциях, в заповедниках.

Физиология животных и человека. В 20-30-е гг. И. П. Павловым и его школой продолжалось исследование высшей нервной деятельности (ВИД), сформулированы осн. закономерности становления и механизмов деятельности коры больших полушарий головного мозга, создано учение о типах ВНД и начаты исследования ВНД антропоидов; изучались проблемы специфич. механизмов ВНД человека. А. А. Ухтомский, разрабатывая направление, созданное трудами И. М. Сеченова и Н. Е. Введенского, открыл принцип деятельности нервной системы - доминанту (1923). Школой Л. А. Орбели (ученика и сотрудника Павлова), создавшего учение об адаптационно-трофич. роли вегетативной нервной системы, в 40-е гг. были заложены теоретич. основы эволюц. физиологии (А. Г. Гинецинский, Е. М. Крепе и др.). В те же годы X. С. Коштоянц начал плодотворно работать в области сравнит, физиологии и теории возбуждения; И. А. Аршавский, А. А. Волохов - в области возрастной физиологии. В нач. 60-х гг. работами А. Д. Слонима, Д. А. Бирюкова и др. заложены основы экологич. физиологии. Развивая учение Павлова о регуляторной роли центр, нервной системы (ЦНС), сов. физиологи впервые раскрыли мн. механизмы влияния ЦНС и особенно коры головного мозга на деятельность внутренних органов животных и человека (К. М. Быков, В. Н. Черниговский, Э. Ш. Айрапетянц, И. Т. Курцин и др.). Плодотворно развивались исследования (с 30-х гг.) зрительной и слуховой систем человека (А. В. Лебединский, С. В. Кравков, В. Д. Глезер, Г. В. Гершуни, А. Л. Вызов и др.), физиологии кровообращения (В. В. Ларин). Благодаря открытию т. н. пристеночного (контактного) пищеварения (А. М. Уголев, 1959) углубилось понимание молекулярных основ процессов пищеварения и питания. Применение микроэлектродов в нейрофизиологии, позволяющих изучать биоэлектрич. явления в отд. нервных клетках, способствовало более глубокому исследованию механизмов деятельности отд. нейронов (П. Г. Костюк и др.). В 1950-70-е гг., совершенствуя электрофизиологич. методы исследования, большую роль в развитии к-рых сыграл А. Ф. Самойлов, сов. физиологи (М. Н. Ливанов, В. С. Русинов) продвинулись в раскрытии механизма образования условных рефлексов. Важные проблемы физиологии ВНД - взаимоотношения между условными рефлексами, эволюция приобретённых реакций и др.- разрабатывались коллективами, возглавляемыми Э. А. Асратяном, Л. Г. Ворониным (с 50-х гг.), М. М. Хананашвили (70-е гг.). Большой интерес имеют работы по сложным цепям рефлексов и их генетич. обусловленности (Л. В. Крушинский, с 40-х гг.), ситуационным условным рефлексам (П. С. Купалов с сотрудниками, с 40-х гг.). Ещё в 30-е гг. было начато физиологич. изучение сложных форм поведения (Н. А. Бернштейн, И. С. Бериташвили, П. К. Анохин, Слоним). Интенсивная разработка физиологии систем пищеварения, выделения, кровообращения, регуляции в организме тонуса периферич. кровеносных сосудов и др. явилась основой успехов в области лечения внутр. болезней, а крупные теоретич. исследования в области электрофизиологии дали выход в практику диагностики болезней сердца.

Исследования ведутся в АН СССР (Ин-т физиологии им. И. П. Павлова, 1950; Ин-т высшей нервной деятельности и нейрофизиологии, 1960; Ин-т эволюц. физиологии и биохимии им. И. М. Сеченова, 1964), АМН СССР (Ин-т мозга, 1927; Н.-и. ин-т нормальной физиологии им. П. К. Анохина, 1974; Н.-и. ин-т общей патологии и патологич. физиологии, 1974); в физиологич. ин-тах академий наук союзных республик, физиологич. отделах и лабораториях ряда биологич. и мед. н.-и. ин-тов, на кафедрах ун-тов и мед. ин-тов.

Ботаника. Гл. внимание уделяется изучению растит, мира как компонента биосферы с целью разработки науч. основ его использования и охраны. Достигнуты большие успехи в области флористики и систематики высших (сосудистых) растений. Важным этапом явилось создание 30-томной чФлоры СССР» (1934-64), начатой под рук. В. Л. Комарова и продолженной Б. К. Шишкиным. В этом труде подведены итоги 200-летним флористич. исследованиям в стране. Созданы «Флоры» и определители растений союзных и авт. республик (Азербайджана, Белоруссии, Грузии, Абхазии, Казахстана, Киргизии, Латвии, Туркменистана, Узбекистана, Украины и др.), а также отдельных регионов РСФСР (Зап. Сибири, Кавказа, Камчатки, Ленингр. обл., Мурманской обл., Ср. Сибири и др.). Продолжается издание «Флор» Армении, Европ. части СССР, Забайкалья, Литвы, Сов. Арктики, Ср. Азии, Таджикистана, Эстонии. Завершено описание (1949-65) дендрофлоры СССР, публикуется «Культурная флора СССР», начатая Н. И. Вавиловым. Опубликована «Красная книга. Дикорастущие виды флоры СССР, нуждающиеся в охране» (1975). Сов. ботаники проводили флористич. исследования и за рубежом - в Монголии, Вьетнаме, Китае, на Кубе, в странах Бл. Востока, Сев. Африки и др. Изданы монографии о мн. важных таксонах (злаки, осоки, лиственница и др.). Описано неск. тысяч новых видов, особенно в Ср. Азии, на Кавказе, в Сибири и на Д. Востоке. Итоги систематич. изучения флоры низших (споровых) растений СССР публикуются во «Флоре споровых растений СССР» (с 1952). В области альгологии выполнены крупные работы по пресноводным водорослям Европ. части СССР, Кавказа, Ср. Азии, Сибири, Д. Востока, а также по водорослям морей СССР. Издаются определители пресноводных водорослей (Н. Н. Воронихин, М. М. Голлербах и др.); опубликована монография А. А. Еленкина о синезелёных водорослях СССР (1936-49). Так как изучение диатомовых водорослей имеет существенное значение для геологоразведочных работ, опубликован справочник «Диатомовый анализ» (1949-50). В области микологии изданы (В. Ф. Купревич, Л. И. Курсанов и др.) общие руководства, ряд определителей грибов, монографически обработаны важные в практическом отношении группы грибов: фитофторовые, мукоровые, головнёвые, ржавчинные, гифомицеты и меланкониальные, фузарии, дрожжевые, шляпочные и др.; изучение грибов тесно связано с работами по фитопатологии (Н. А. Наумов, С. И. Ванин и др.) Продолжалось исследование лишайников основателем отечеств, лихенологии Еленкиным и его школой, а также лихенологами Белоруссии и Украины (А. Н. Окснер и др.). Расширились исследования по бриологии; изданы общее руководство по мхам (К. И. Мейер, 1947), работы по флоре листостебельных мхов Украины, Д. Востока и Белоруссии; флоры сфагновых мхов СССР, Украины и Белоруссии, печёночных мхов Украины и Севера Европ. части СССР.

Сделан крупный вклад в теорию систематики (концепции вида В. Л. Комарова, Н. И. Вавилова) и в разработку её совр. методов, основанных на привлечении данных генетики, цитологии, биохимии и др. биол. дисциплин. Предложены новые филогенетич. системы растит, царства в целом (А. Я. Вага), низших (Д. К. Зернов) и высших растений (Б. М. Козо-Полянский, А. А. Гроссгейм, А. Л. Тахтаджян). Успешно разрабатывалась проблема происхождения культурных растений и их географии (Вавилов, П. М. Жуковский). Проводились интенсивные поиски новых полезных дикорастущих растений (лекарственных, эфирномасличных, каучуконосных, дубильных, кормовых и др.) и их комплексное изучение; разрабатываются теория и методика бота-нич. ресурсоведения (М. М. Ильин, Ал. А. Фёдоров).

Морфология растений. Фундаментальные исследования посвящены эволюц. морфологии: проявлению биогенетич. закона у растений (Б. М. Козо-Полянский, 1937), взаимоотношениям полового (спорофит) и бесполого (гамето-фит) поколений и происхождению наземных растений (К. И. Мейер, 30-50-е гг.), модусам морфологич. эволюции высших растений (А. Л. Тахтаджян, с 40-х гг.), эволюции цветка (Н. В. Первухина), вопросам карпологии (Н. Н. Каден, Р. Е. Левина). Проведены исследования по онтогенетич. морфологии: по тератологии (В. Л. Рыжков, с 30-х гг., Ал. А. Фёдоров, с 50-х гг., и др.) и травматологии (Н. П. Кренке, с 20-х гг.). В экологич. морфологии интенсивно разрабатывалось учение о жизненных формах растений. Создана серия справочников по описат. морфологии сосудистых растений (Фёдоров, 3. Т. Артюшенко, М. Э. Кирпичников). В анатомии растений исследовалось развитие стеблей двудольных растений (С. П. Костычев), изучались механич. ткани растений в связи с прочностью их тела (В. Ф. Раздорский, 40-50-е гг.), анатомич. строение с.-х. растений (В. Г. Александров, П. А. Баранов, с 20-х гг.), анатомия древесины. В эмбриологии растений ведущее место занимали работы школы С. Г. Навашина. Изучались строение и развитие гаметофитов (И. Д. Романов), процессы оплодотворения (Е. Н. Герасимова-Навашина), полиэмбриония и развитие зародыша; открыт ценоцитный тип его развития (М. С. Яковлев).

В области ботани ч. географии проведён критич. анализ её методов и осн. понятий. Развернувшиеся геоботанические исследования тесно связаны с хоз. освоением новых терр., решением вопросов рационального использования и охраны лесных массивов и естеств. кормовых угодий, полезащитным лесоразведением и др. Теоретич. основу их составило учение о фитоценозах, в развитии к-рого большую роль сыграли сов. ботаники. Оно нашло дальнейшее развитие в учении о биогеоценозах (В. Н. Сукачёв, с 30-х гг.), тесно связанном с представлением о биосфере. Разрабатывались вопросы классификации растительности (В. Д. Александрова). Подробнее о ботан. географии и геоботанике см. в разделе Физико-географические науки (Биогеография).

Созданы библиографич. справочники по лит-ре: общие, региональные, посвящённые отд. проблемам ботаники и отд. группам растений (С. Ю. Липшиц, Д. В. Лебедев и др.). Популяризации ботанич. знаний способствует 6-томная Жизнь растений 1974).

Исследования по ботанике ведутся в учреждениях АН СССР (Ботанич. ин-т им. В. Л. Комарова, 1931; Гл. ботанич. сад, ин-ты и ботанич. сады Сиб. отделения, науч. центров и филиалов), академий наук союзных республик, ВАСХНИЛ, на кафедрах ботаники вузов, в заповедниках.

Физиология растений. Основой для развития в СССР науки о жизнедеятельности растений послужили труды К. А. Тимирязева, В. И. Палладина, С. П. Костычева и др. Плодотворно изучались зимостойкость, засухоустойчивость и солеустойчивость растений (Н. А. Максимов, И. И. Туманов, П. А. Генкель и др. ), что имеет большое значение для СССР с его разнообразием климатических, почвенных и гидрологических условий. Успехи достигнуты в разработке теоретических основ питания растений в связи с проблемой повышения урожайности (Д. Н. Прянишников, Д. А. Сабинин, Я. В. Пейве и др.).

Начиная с 50-х гг. уделяется всё больше внимания изучению обмена веществ у растений и тонкой электронномикроскопич. организации клеток. Сделан вклад в выяснение фотохимич. стадии фотосинтеза, в обнаружение разнокачественности его продуктов, в выяснение путей биосинтеза фотосинтетич. пигментов - хлорофилла и каротиноидов, а также в создание теории, связывающей фотосинтетич. деятельность растений с их продуктивностью (А. А. Рихтер, А. А. Ничипорович, Т. Н. Годнее, А. А. Красновский, А. А. Шлык, В. Б. Евстигнеев и др.). Планомерные работы ведутся и по выяснению биохимич. основ физиологич. процессов - дыхания, азотистого обмена, транспорта метаболитов и их отложения в запас, биосинтеза веществ вторичного происхождения (А. Л. Курсанов, М. Н. Запрометов, О. В. Заленский, Б. А. Рубин). Успехи достигнуты в изучении факторов, определяющих рост и развитие растений - фотопериодизма, гормональных систем (М. X. Чайлахян, О. Н. Кулаева и др.). В 70-х гг. в результате использования методов выращивания свободно живущих растительных клеток на синтетических средах получены новые гибридные формы растений табака слиянием изолированных протопластов (Р. Г. Бутенко). Такой метод открывает новые возможности преодоления несовместимости растит, тканей и получения отдалённых гибридов.

Исследования ведутся в АН СССР (Ин-т физиологии растений им. К. А. Тимирязева, 1934; Ин-т фотосинтеза, 1966; Ботанич. ин-т и др.), в академиях наук ряда союзных республик, в отраслевых ин-тах, Моск. с.-х. академии им. К. А. Тимирязева, в лабораториях и на кафедрах вузов.

Микробиология. С именем основателя общей микробиологии в России С. Н. Виноградского связано открытие хемосинтеза и первой в истории этой науки азотфиксирующей бактерии, изучение аэробного разложения целлюлозы, описание принципиально новых методов изучения почвенных микроорганизмов. Его ученик В. Л. Омелянский изучал анаэробные бактерии, сбраживающие целлюлозу, биологию азотобактера и образование метана бактериями; им составлено (1909) первое отечественное руководство по общей микробиологии. В дальнейшем (с 20-х гг.) под влиянием идей В. И. Вернадского о геохимич. деятельности живых организмов развитие микробиологии было связано с изучением распространения микроорганизмов и их роли в круговороте веществ в природе. С нач. 20 в. происходило формирование специальных дисциплин и направлений. Возникли геол. микробиология, выясняющая значение микроорганизмов в образовании и разрушении геол. пород и полезных ископаемых, а также применения их для получения из руд различных металлов (Г. А. Надсон, В. О. Таусон, С. И. Кузнецов); микробиология пресных и солёных водоёмов (Б. Л. Исаченко, А. Е. Крисе); почвенная микробиология - о микроорганизмах, обитающих в почве, и их роли в её плодородии (М. В. Фёдоров, Н. А. Красильников, Е. Н. Мишустин). В 50-е гг. возникла космич. микробиология, изучающая действие экстремальных факторов космоса на микроорганизмы и различные методы обнаружения внеземной жизни на Марсе и др. планетах (А. А. Имшенецкий).

Науке известно не более 10% от общего числа видов микроорганизмов, обитающих в природе. В результате применения капиллярной микроскопии, предложенной Б. В. Перфильевым и Д. Р. Габе (1961), были открыты виды микробов со своеобразной морфологией и необычной историей развития. Для развивающейся функциональной морфологии микроорганизмов характерно одновременное изучение тонких особенностей их строения, химич. состава и биохимич. свойств субклеточных структур (М. Н. Мейсель). В связи с бурным развитием молекулярной биологии, использовавшей в качестве своих классич. объектов микроорганизмы, углубляются представления об их наследственности и изменчивости, путях биосинтеза ими различных веществ. Теоретич. и практич. значение приобрело изучение роста и развития микроорганизмов, в частности при их непрерывном культивировании (Н. Д. Иерусалимский, И. Л. Работнова). В ряде монографий обобщены результаты изучения определённых систематич. групп микроорганизмов: актиномицетов (Н. А. Красильников), дрожжей (В. И. Кудрявцев), целлюлозных (Имшенецкий), молочнокислых (Е. И. Квасников), фотосинтезирующих (Е. Н. Кондратьева) и хемоавтотрофных (Г. А. Заварзин) бактерий. Ранний период (20-30-е гг.) развития технической микробиологии был связан с изучением брожений, лежащих в основе виноделия, винокурения, пивоварения, получения ацетона и бутанола, уксуса, молочной, лимонной кислот, произ-ва кисломолочных продуктов, хлебопекарских дрожжей и т. д. Вклад в развитие технич. микробиологии сделан В. Н. Шапошниковым, обосновавшим теорию двухфазности брожений. С 40-х гг. в СССР развивается микробиологич. пром-сть, производящая антибиотики, аминокислоты, витамины, ферменты, стероидные гормоны, полисахариды (в т. ч. заменители крови), микробиологич. средства борьбы с вредителями с.-х. растений. Осуществляется произ-во кормового белка выращиванием дрожжей на гидролизатах древесины и организуется на продуктах нефти. С развитием микробиол. пром-сти усилились исследования в области генетики и селекции полезных форм микроорганизмов, изучение их физиологии, путей биосинтеза физиологически активных веществ, а также различных разделов микробиологич. технологии. Всё больше внимания уделяется борьбе с разрушением различных материалов и готовых изделий, вызываемым микроорганизмами и приносящим большой экономич. ущерб. Исследования ведутся в Ин-те микробиологии (1934) и Ин-те биохимии и физиологии микроорганизмов АН СССР (1965), ин-тах микробиологии академий наук союзных республик, в отраслевых ин-тах мед., с.-х. и технич. микробиологии, на соответствующих кафедрах и в лабораториях ун-тов и уч. ин-тов.

Вирусология. Первая спец. вирусологич. лаборатория в СССР организована в 1930 В. Л. Рыжковым (по вирусам растений); в 1935 под рук. Л. А. Зильбера была создана центр, лаборатория по вирусам человека. Первая монография по вирусам животных принадлежит Н. Ф. Гамалее (1930), а по вирусам растений - Рыжкову (1933). В 1938 Рыжков и его сотрудники получили очищенный вирус табачной мозаики (ВТМ), что дало возможность изучать взаимодействие ВТМ с акридиновыми и др. красителями, а также получать производные ВТМ. Эти работы привели к представлению о том, что вирусные частицы (вирионы) - форма вируса, приспособленная к сохранению во внеш. среде. Тогда же впервые в СССР были начаты работы по влиянию метаболитов и антиметаболитов на размножение ВТМ, что было важно для химиотерапии вирусных болезней. В 60- 70-е гг. изучается генетика вирусов, их репликация методами молекулярной биологии (В. И. Агол, Д. М. Гольдфарб, В. М. Жданов, Б. Ф. Поглазов, Т. И. Тихоненко и др.). Школа исследователей опухолевых вирусов создана Зильбером, а вирусов насекомых - Л. М. Тарасевич. Теоретич. работы по противовирусному иммунитету проводятся П. Н. Косяковым Г. И. Абелевым (см. раздел Здравоохранение).

Исследования ведутся в Ин-те вирусологии им. Д. И. Ивановского АМН СССР (1946) и др. н.-и. ин-тах, на кафедрах и в лабораториях вирусологии ун-тов и уч. ин-гов.

Палеонтология. С 30-х гг. развернулись исследования третичных, мезозойских и палеозойских ископаемых организмов на всей терр. СССР. Принципиальная особенность совр. палеонтологии - переход от палеофаунистич. и палеофлористич. исследований, подчинённых задачам биостратиграфии, к решению проблем эволюции крупных групп животных и растений и органич. мира в целом. В палеозоологии одно из центр, мест занимает эволюция позвоночных животных. Детальные исследования вымерших рыб (Д. В. Обручев), земноводных, пресмыкающихся (А. П. Быстров, И. А. Ефремов, Л. П. Татаринов) и млекопитающих (А. А. Борисяк, Ю. А. Орлов) позволяют создать целостную картину развития позвоночных на протяжении почти всего фанерозоя. Обширный материал по мезозойским пресмыкающимся сов. учёными собран в Монголии. Развитие получила палеоэнтомология (А. В. Мартынов, Б. Б. Ро-дендорф). Исследования по палеонтологии мор. беспозвоночных не только пополнили знания по эволюции осн. групп животных (фораминиферы, коралловые полипы, плеченогие, головоногие, двустворчатые и брюхоногие моллюски, граптолиты, иглокожие), представленных ископаемыми остатками, но и позволили наметить пути эволюции и геогр. распространение мор. фауны прошлых эпох. Особенно важны работы по истории развития фауны юж. морей (Н. И. Андрусов, А. Г. Эберзин, Л. Ш. Давиташвили), представляющие как геол. (разведка нефти), так и эволюционно-биол. интерес. Комплексный подход к изучению фауны древних мор. бассейнов характерен для палеоэкологов (Р. Ф. Геккер, Н. Н. Яковлев), изучающих эволюцию экосистем прошлых геологич. эпох. Разрабатывается проблема развития жизни в древнейшие (докембрийские) геол. эпохи (А. Г. Вологдин, Б. С. Соколов).

В палеоботанике значение имеют работы по эволюции важнейших групп растений (А. Н. Криштофович, М. Ф. Нейбург и др.), а также изучение истории растит, покрова и распространения растительности (В. А. Вахрамеев, С. В. Мейен). Эти исследования обогатились применением метода спорово-пыльцевого анализа.

Для решения мн. проблем важно правильное понимание условий захоронения и сохранения в отложениях остатков организмов. Этому посвящена разработанная И. А. Ефремовым особая ветвь палеонтологии - тафономия (1950).

Осн. исследования ведутся в Палеонтологич. (1930), Геологич. (1930), Ботанич. и Зоологич. ин-тах АН СССР, Ин-те геологии и геофизики Сиб. отделения АН СССР (1957), Ин-те палеобиологии АН Груз. ССР (1957), в соответствующих лабораториях ряда др. академич. ин-тов, а также учреждений Мин-ва геологии СССР и на кафедрах вузов.

Биогеохимия. Осн. понятия биогеохимии сформулированы В. И. Вернадским в 20-х гг. (завершающий осн. труд «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения» издан посмертно, в 1965); согласно его представлениям, важнейшая задача этой науки - разработка учения об организованности биосферы. Он исследовал роль организмов в миграции хим. элементов в биосфере, в формировании среды жизни и влияние её геохим. факторов на эволюцию организмов. Биогеохимия базируется на идее о единстве организмов и геохим. среды. Доказано, что живое вещество является осн. фактором круговорота хим. элементов в биосфере. По Вернадскому, в результате развития человеческого общества и техники в биосфере возникла техносфера. Биосфера, включая техносферу, всё больше поглощается ноосферой - высшей стадией биосферы, в которой формы организации общества должны разумно управлять развитием жизни в единстве с геохим. средой с целью макс, использования человеком богатств биосферы без ущерба для её экосистем. На основе идей биогеохимии и учения о биосфере сформировалась сов. биогеохим. школа Вернадского. Разработан раздел биогеохимии - палеобиохимия (Я. В. Самойлов). Фундаментальные исследования по хим. элементарному составу организмов моря, по геохимии редких и рассеянных хим. элементов в почвах провёл А. П. Виноградов. Он выдвинул идею существования биогеохим. провинций. Разработаны новые разделы-геохимическая экология и система биогеохимического районирования, являющиеся теоретической и методологической основой биогеохим. изучения биосферы. В почвах, кормах, пищевых продуктах изучены пороговые концентрации химич. элементов, определяющие основные реакции организмов (изменчивость, нарушение обмена веществ, эндемич. болезни). Изучается геохим. экология мн. групп организмов (В. В. Ковальский и др.). Исследования биол. значения мн. микроэлементов обобщены в монографиях и монографич. сборниках. Определены содержание микроэлементов в организмах, степень их участия в процессах обмена веществ и формы их соединений. Разработка проблем биогеохимии имеет большое нар.-хоз. значение (применение микроудоорений, подкормка животных микроэлементами, повышающими продуктивность и предупреждающими эндемич. заболевания, применение микроэлементов в ветеринарии и медицине).

Исследования ведутся в основном в Биогеохимич. лаборатории Ин-та геохимии и аналитич. химии им. В. И. Вернадского АН СССР (1947).

Биохимия и молекулярная биология. Большое значение для развития биохимии в СССР имели работы А. Н. Баха по исследованию окислит, процессов в животных и растит, организмах; его теоретич. положения по химии ферментов нашли применение в технологии пищевых продуктов животного и растит, происхождения. В 1924 А. И. Опариным была выдвинута гипотеза происхождения жизни на Земле, ряд положений к-рой экспериментально подтверждён в работах сов. и зарубежных учёных. Эта проблема вышла за рамки биохимии и приобрела общебиол. значение.

В 1925-29 А. Р. Кизель доказал несостоятельность широко распространённых в то время представлений о том, что основа протоплазмы всех клеток особый белок - пластин; это заложило основу для последующего изучения функциональной роли отд. клеточных компонентов. Изучение процесса дыхания клеток позволило В. А. Энгельгардту установить (1930-31) прямую связь этого процесса с образованием эфиров неорганич. фосфорной к-ты; тем самым были заложены основы совр. биоэнергетики. В. А. Белицер (1939) показал, что процесс фосфорилирования сопряжён с транспортом электронов в дыхательной цепи. В биохимии белка крупное теоретич. значение имеют работы Д. Л. Талмуда и С. Е. Бреслера (нач. 40-х гг.), исследовавших строение глобул белка в растворах. Данные рентгеноструктурного анализа подтвердили правильность высказанной ими гипотезы о специфич. ориентации гидрофильных и гидрофобных аминокислотных остатков в молекулах белка.

В биохимии растений и микроорганизмов успехи были достигнуты в исследовании процессов анаэробного обмена углеводов и дыхания у растений. С. П. Костычев в нач. 20 в. открыл новые промежуточные продукты брожения, изучал сущность процессов обмена белков и фиксации азота. Ученики К. А. Тимирязева, разрабатывавшие проблемы биол. окисления (В. И. Палладии), азотистого обмена (Д.Н.Прянишников, В. С. Буткевич), обмена аргинина и мочевины, создали крупные биохимич. школы. Путём прямого препаративного выделения нуклеиновых кислот у различных групп организмов (Кизель, А. Н. Белозерский и его школа) было окончательно доказано, что ДНК содержится не только в ядрах клеток животных, но и в клетках растений и микроорганизмов, что свидетельствует о единстве состава ядерного материала у всех живых существ. Большое значение имеют начатые в 30-х гг. исследования ферментативных процессов в живой клетке; показано, что их направленность во многом определяется пространств, разобщённостью ферментов и субстратов в протоплазме (Опарин, А. Л. Курсанов, В. Л. Кретович и др.). Исследования ферментного аппарата хлоропластов и механизмов биосинтеза белка в этих органоидах, а также физ.-хим. особенностей компонентов их белок-синтезирующего аппарата внесли вклад в понимание степени генетич. автономии этих субклеточных структур (Кретович, Н. М. Сисакян и др.). Разрабатывались вопросы прикладной биохимии, гл. обр. промышленной: способы получения новых антибиотиков, методы их очистки, поиски условий, благоприятных для их синтеза, получение биологически активных соединений - витаминов, дефицитных аминокислот, нуклеотидов и т. д. Изучаются проблемы качества растит, сырья, его хранения, правильной обработки и эффективного использования. Достижениями технич. биохимии являются: установление биохимич. основ внесезонной ферментации табака и его последующей переработки, новая технология получения органич. кислот из махорки, создание биохимич. методов контроля в чайном производстве, усовершенствование технологии виноделия, разработка биохимич. основ хранения и переработки с.-х. продуктов, создание новых методов извлечения витаминов из растит., микробного и животного сырья, разработка науч. основ получения и применения ферментных препаратов в пищевой и лёгкой пром-сти.

В биохимии животных и человека важную роль сыграли работы учеников и последователей А. Я. Данилевского. В. С. Гулевич в 20-е гг. исследовал азотистые небелковые вещества мышц и открыл ряд новых соединений (карнозин, карнитин и др.). Эти работы развиты в трудах С. Е. Северина и его гаколы. Большое значение имеют работы Я. О. Парнаса с сотрудниками по биохимии мышц и промежуточному обмену (с 30-х гг.). В. А. Энгельгардт и М. Н. Любимова (1939) открыли ферментативную активность актомиозина (расщепление богатой энергией АТФ) и постулировали её роль в мышечном сокращении; эти данные позволили на новой основе начать экспериментальную разработку проблемы использования химич. энергии для выполнения механич. работы. Впоследствии аналогичная аденозинтрифосфатазная активность была найдена у ряда других сократительных белков. В 1937 А. Е. Браунштейн и М. Г. Крицман открыли процесс переаминирования, один из важнейших путей синтеза аминокислот, и установили роль пиридоксальфосфата в функционировании участвующих в этом процессе ферментов - аминотрансфераз. Важное значение для понимания биохимии нервной системы и нервно-мышечных взаимодействий имели работы А. В. Палладина, Г. Е. Владимирова и Д. Л. Фердмана. Состав липидов нервной системы как в фило- и онтогенетич. аспекте, так и в динамике при различных функциональных состояниях исследовали Е. М. Крепе и его сотрудники (с 40-х гг.). В годы Великой Отечеств, войны 1941- 1945 проводились работы, имеющие практич. значение, в частности по свёртыванию и консервированию крови (Б. А. Кудряшов, Г. Е. Владимиров С. Е. Северин). К сер. 20 в. достигнуты успехи в изучении биохимии крови, её дыхательной функции (Б. И. Збарский с сотрудниками), а также гормонов (Н. А. Юдаев, В. С. Ильин, А. М. Утевский), минеральных веществ, в частности микроэлементов, их распространения в организмах, физиологич. роли, механизма действия и регулирующих влияний на ферментативные реакции и процессы обмена веществ (С. Я. Капланский, А. И. Войнар). Важное значение для программы космич. исследований в СССР имели результаты анализа специфич. изменений физиол. функций и обмена веществ человека и животных в условиях космич. полёта, под действием невесомости (В. В. Парин, О. Г. Газенко и др.). С конца 50-х гг. мн. традиционно биохимич. проблемы разрабатываются также молекулярной биологией и биоорганич. химией. Границы между этими дисциплинами часто условны. В молекулярной биологии, вычленившейся из биохимии в сер. 20 в. в связи с развитием новых методов исследования, основополагающие работы выполнены ещё в 30 - 40-х гг. Энгельгардт и Любимова открыли АТФазную активность актомиозина, т. е. его способность гидролизовать АТФ, и на основе этого впервые дали объяснение биол. явлениям (мышечное сокращение) в молекулярных терминах. Белозерский осуществил ряд важных работ по нуклеиновым кислотам растений и бактерий. В 50 - 60-е гг. создан ряд спец. ин-тов, что обусловило дальнейшее развитие молекулярной биологии. Была установлена первичная структура нек-рых транспортных РНК (А. А. Баев и др.), расшифрована первичная структура ряда белков (Ю. А. Овчинников с сотрудниками), в т. ч. одной из трансаминаз (Браунштейн, Овчинников с сотрудниками), а также установлена пространств, структура пепсина (Н. С. Андреева с сотрудниками) и ряда др. белков. Исследования нуклеотидного состава РНК разного происхождения способствовали открытию информационной РНК у бактерий (А. Н. Белозерский и А. С. Спирин). Открыт новый тип РНК - ядерная проматричная РНК - высокомолекулярный предшественник РНК животной клетки (Г. П. Георгиев с сотрудниками). В цитоплазме и ядре открыты и детально изучены структура и функции рибонуклеопротедов, содержащих и РНК (информосомы) (Спирин, Георгиев с сотрудниками). Осуществлена частичная самосборка рибосом, изучаются закономерности функционирования их в процессе синтеза белка (Спирин с сотрудниками). Описан новый тип регуляции процессов транскрипции, положит, регуляция путём узнавания ферментом РНК-полимеразой определ. участков ДНК (Р. Б. Хесин с сотрудниками). Выполнен ряд важных работ по молекулярной генетике и физикохимии биополимеров. Осуществляются работы по использованию достижений молекулярной биологии в генной инженерии, вирусологии и онкологии.

Исследования ведутся гл. обр. в АН СССР (Ин-т биохимии им. А. Н. Баха, 1935; Ин-т эволюц. физиологии и биохимии им. И. М. Сеченова, 1964; Ин-т физиологии растений им. К. А. Тимирязева, 1934; Ин-т молекулярной биологии, 1957; Ин-т биоорганической химии им. М. М. Шемякина, 1959; Ин-т белка, 1967); ин-тах биохимии академий наук союзных республик, АМН СССР (Ин-т биологич. и мед. химии, Ин-т экспериментальной эндокринологии и химии гормонов, Ин-т питания, Ин-т экспериментальной медицины), ВАСХНИЛ и ин-тах ряда министерств (здравоохранения, с. х-ва, пищ. пром-сти и др.), межфакультетской лаборатории биоорганич. химии МГУ, в лабораториях и на кафедрах ун-тов и уч. ин-тов.

Биофизика. Под рук. П. П. Лазарева, создавшего первую сов. школу биофизиков, проводились исследования в области ионной теории возбуждения живых тканей, предложенной им в 1916. В 20-е гг. А. А. Гурвичем были проведены вызвавшие широкую дискуссию исследования ультрафиолетового свечения биол. систем (т. н. митогенетич. излучение); в 50- 60-е гг. изучалось сверхслабое свечение ряда животных и растит, объектов в видимой области спектра (Ю. А. Владимиров, Б. Н. Тарусов с сотрудниками). Вопросы аккомодации и конвергенции глаза, его чувствительности к разным лучам спектра разрабатывались в лаборатории С. В. Кравкова. Механизмы элементарных фотофизич. процессов и фотохимич. реакций, а также люминесценции белков изучались в лаборатории А. Н. Теренина. Открыта реакция обратимого фотохим. восстановления хлорофилла и его аналогов (А. А. Красновский). В 70-е гг. успешно разрабатываются: молекулярная биофизика (физ. и физико-хим. свойства макромолекул и молекулярных комплексов, М. В. Волькенштейн, Л. А. Блюмен-фельд, Н. С. Андреева и др.), биофизика клетки (физико-хим. основы функций клетки и её органоидов, Г. М. Франк, Б. Н. Тарусов и др.), биофизика процессов управления и регуляции (изучение и моделирование регуляторных и управляющих систем организмов, И.М. Гельфанд и др.), биофизика мышечного сокращения (Франк и др.), биофизика органов чувств, и др. Создаются приборы и машины для массового автоматического исследования биол. структур (Г. Р. Иваницкий и др.).

В 1919 - 32 исследования велись в Ин-те биологич. физики Наркомздрава РСФСР (с 1929 - Ин-т физики и биофизики), в 1932 - 44 в ВИЭМ, с 1934 в Агрофизич. н.-и. ин-те ВАСХНИЛ, с 1952 гл. обр. в Ин-те биологич. физики АН СССР и др. ин-тах науч. центра биологич. исследований АН СССР в Пущине Моск. обл., в академиях наук союзных республик, АМН СССР, на кафедрах биофизики МГУ и др. вузов.

Радиобиология. В первые годы Сов. власти работы велись в основном в рентген ологич. и радиологии, ин-тах и были связаны с задачами лучевой терапии рака. В 1925 было открыто мутагенное действие ионизирующей радиации Г. А. Надсоном и Г. С. Филипповым, подтверждённое работами сов. и зарубежных учёных. Установлена возможность применения ионизирующих излучений для повышения урожайности с.-х. растений В 40-х гг., в связи с достижениями в использовании атомной энергии, началось интенсивное развитие радиобиологии, сформировавшейся в самостоят, науку. Усилия сов. учёных направлены на разработку мер профилактики и лечения лучевой болезни (Г. М. Франк, П. Д. Горизонтов и др.). Большое внимание уделяется биол. и хим. защите человека от вредного действия ядерных излучений. Предложены новые активно действующие защитные вещества. В 40- 50-е гг. был сформулирован принцип попадания в радиобиологии (Н. В. Тимофеев-Ресовский), открыто явление клеточного восстановления после действия ионизирующей радиации (В. И. Корогодин, М. Н. Мейсель), выявлена роль радиотоксинов в развитии лучевого поражения. Исследованы функциональные нарушения ЦНС под влиянием облучения (А. В. Лебединский, М. Н. Ливанов и др.). Выяснение механизмов начальных процессов, возникающих в облучённых организмах, привело к ряду теоретич. обобщений. Развита генетич. теория лучевой болезни (Б. Л. Астауров). Идея о биол. эффекте облучения как следствии взаимодействия множественных изменений субмикроскопич. структур клетки и связанных с ними процессов обмена веществ отражены в структурно-метаболич. теории биол. действия радиации (60-е гг., А. М. Кузин). В 70-е гг. ведутся исследования по молекулярной радиобиологии (Н. М. Эмануэль и др.), радиобиологии клетки (В. И. Корогодин и др.), радиационной генетике (Н. П. Дубинин, Н. В. Лучник и др.), радиобиологии животных (Г. С. Стрелин, И. Г. Даренская и др.) и растений (Д. М. Гродзенский и др.), радиационной иммунологии (Р. В. Петров, И. Н. Клемпарская и др.), радиоэкологии (В. М. Клечковский, Г. Г. Поликарпов и др.), космической радиобиологии (Ю. Г. Григорьев и др.) и других направлениях этой быстро развивающейся науки.

Исследования ведутся в Ин-те биологич. физики АН СССР (1952); Ленинградском ин-те ядерной физики АН СССР (г. Гатчина) и др. ин-тах АН СССР, в ин-тах Минздрава СССР и Мин-ва с. х-ва СССР, в радиобиол. центрах академий наук союзных республик, на кафедрах мн. вузов.

Цитология. Начало развитию цитологии в дореволюц. России положили исследования А. С. Догеля по структуре нервных клеток, Н. К. Кольцова по опорным фибриллярным внутриклеточным структурам, С. Г. Навашина по хромосомам и двойному оплодотворению.

В 20-40-е гг. в СССР возникли крупные цитологич. школы. Д. Н. Насонов с сотрудниками изучал функциональную морфологию клетки (аппарат Гольджи, митохондрии); цитогенетич. работы осуществлены на растит. (Г. А. Левитский, Г. Д. Карпеченко, М. С. Навашин) и животных клетках(Б. Л. Астауров, П. И. Живаго, А. А. Прокофьева-Бельговская

и др.); разрабатывалась цитохимия (А. В. Румянцев, Г. И. Роскин); возникло цитофизиол. направление - по изучению реакции клеток на внеш. воздействия (Насонов, В. Я. Александров), к-рое привело к учению о паранекрозе как неспецифич. реакции клетки и созданию белковой теории повреждения и возбуждения. С нач. 50-х гг. активно развивается цитогенетика: изучение тонкой структуры хромосом связывается с их функцией (Прокофьева-Бельговская с сотрудниками), разрабатывается проблема репродукции клеток и клеточных структур. Применение новых методов (авторадиография, цитохимия, цитофотометрия и др.) позволяет исследовать динамику клеточных популяций в онтогенезе разных тканей, изучать динамику распределения и метаболизма белков и нуклеиновых кислот в ядре и цитоплазме при различных функциональных состояниях клеток (А. А. Заварзин, О. И. Епифанова, В. Я. Бродский и др.). Исследуются закономерности роста, развития и передачи наследств, информации нормальных и малигнизированных клеток в культурах. Большой интерес представляет сравнит, анализ ультраструктурной организации и цитохимии сенсорных клеток (Я. А. Винников) и нейросекреции (А. Л. Поленов). В кон. 50-х гг. возникло новое направление в изучении клетки - цитоэкология (В. Я. Александров, Б. П. Ушаков), изучающая роль клеточного уровня организации живого в адаптации организмов к условиям среды. В области физиологии клетки изучается проблема проницаемости клеточных мембран и закономерности распределения веществ между клеткой и средой (А. С. Трошин и др.). В 60-70-е гг. в центре внимания - изучение клеточных мембран и их роли в электрофизиологии и метаболизме клетки (Ю. А. Овчинников и др.). Цитологич. методы используются в систематике растений и животных (кариосистематика). Развивается радиационная цитология, одна из задач к-рой - изучение закономерностей репарации ДНК после лучевого повреждения клетки. Центр, проблема исследований прокариотных и одноклеточных эукариотных организмов - выяснение закономерностей эволюции генетич. систем на клеточном уровне организации живого (А. М. Пешкова, М. Н. Мейсель, Ю. И. Полянский, И. Б. Райков).

Осн. исследования ведутся в Ин-те цитологии АН СССР (1957); Ин-те цитологии и генетики Сиб. отделения АН СССР (1957); ун-тах, мед. и с.-х. вузах.

Генетика. Развитию генетики в СССР в 20-е гг. способствовали труды Ю. А. Фи-липченко по генетике человека, с.-х. животных и растений. Из работ сов. учёных к достижениям мирового значения относятся: разработанная Н. К. Кольцовым (1928, 1935) гипотеза молекулярного строения и матричной репродукции хромосом («наследственные молекулы»), предвосхитившая принципиальные положения совр. молекулярной биологии и генетики; исследование сложного строения гена, экспериментальное доказательство его делимости и разработка теории строения гена из субъединиц (Н. П. Дубинин, А. С. Серебровский); работы по популяционной генетике и связи генетики с эволюц. учением (С. С. Четвериков, Д, Д. Ромашов); открытие и дальнейшая разработка вопроса о радиационном (Надсон и Филиппов) и хим. (М. Н. Мейсель, 1928, В. В. Сахаров, 1933, М. Е. Лобашев, 1934, С. М. Гершензон, 1939, И.А.Рапопорт, 1946)мутагенезе; исследования полиплоидии (Г. Д. Карпеченко, А. Р. Жебрак, Сахаров и др.). Работы по анализу значения ядра и цитоплазмы в развитии и управлении полом (Б. Л. Астауров, В. А. Струнников) получили выход в практику шелководства. Классич. работы в области теоретич. основ селекции растений и по теории гомологич. рядов изменчивости выполнены Н. И. Вавиловым в 20-е и 30-е гг. В селекции плодовых успешна многолетняя деятельность И. В. Мичурина. С именами Мичурина, Карпеченко, Н. В. Цицина связана разработка теории отдалённой гибридизации растений. В развитие генетич. основ селекции животных внесли вклад М.Ф.Иванов, Б.Н.Васин, Д.К.Беляев, Я. Л. Глембоцкий и др. В 30-е гг. работы С. Г. Левита с сотрудниками (наследование сахарного диабета, язвенной и гипертонич. болезней и др.) и С. Н. Давиденкова с сотрудниками (наследств, болезни нервной системы) способствовали значит, развитию мед. генетики в СССР. Исроль-зование микроорганизмов и вирусов в качестве объектов исследований, проникновение в генетику методов химии, физики, математики привели в 40-50-х гг. к возникновению и развитию молекулярной генетики. Ещё в 30-е гг., воспользовавшись полётами стратостатов, сов. генетики начали изучение влияния естеств. радиации на наследственность. Впоследствии учёные приступили к изучению влияния космич. условий на организм и заложили основы космич. биологии, в т. ч. и космич. генетики. В 20-30-е гг. сов. генетика занимала ведущее место в мировой науке о наследственности и изменчивости. Начиная с кон. 30-х гг., особенно после сессии ВАСХНИЛ (1948), исследования в области генетики в СССР затормозились. В 60-е гг. вновь началось развитие генетич. исследований, в частности по хромосомной теории наследственности и теории мутаций (Н. П. Дубинин и др.). Новые перспективы открываются в связи с зарождением и развитием методов генетич. (генной) инженерии.

Осн. исследования ведутся в Ин-те общей генетики АН СССР (1966), Ин-те цитологии и генетики Сиб. отделения АН СССР, Ин-те генетики и цитологии АН БССР (1965), Ин-те мед. генетики АМН СССР и мн. др. н.-и. и учебных биол. учреждениях.

Развитию биологич. наук в СССР способствует деятельность науч. об-в (см. Биологические общества).

Важное значение имеет укрепление связей с зарубежными учёными и участие сов. биологов в работах по программам: Международный геофизический год, Биологическая программа международная, а также в междунар. конгрессах и симпозиумах (см. Биологические конгрессы международные). В рамках междунар. сотрудничества сов. биологи активно участвуют в разработке различных аспектов проблемы охраны окружающей среды, в частности по программе человек и биосфера, а также по охране существующих ландшафтов и биогеоценозов (экосистем), особенно изменяющихся под влиянием деятельности человека. Имеются двусторонние соглашения сов. и зарубежных биологов по частным вопросам биологии.

Периодич. издания: «Архив анатомии, гистологии и эмбриологии» (с 1916); «Биофизика» (с 1956); «Биохимия» (с 1936); «Ботанический журнал» (с 1916); «Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отдел биологический» (с 1922); «Вестник зоологии» (К., с 1967); «Вопросы вирусологии» (с 1956); «Генетика» (с 1965); «Гидробиологический журнал» (К., с 1965); «Журнал высшей нервной деятельности им. И. П. Павлова» (с 1951); «Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии» (с 1924); «Журнал общей биологии» (с 1940); «Журнал эволюционной биохимии и физиологии» (с 1965); «Зоологический журнал» (с 1916); «Известия Академии наук СССР. Серия биологическая» (с 1935); «Микробиология» (с 1932); «Молекулярная биология» (с 1967); «Онтогенез» (с 1970); «Палеонтологический журнал» (с 1959); «Паразитология» (с 1967); «Прикладная биохимия и микробиология» (с 1965); «Радиобиология» (с 1961); «Растительные ресурсы» (с 1965); «Труды по прикладной ботанике, генетике и селекции» (с 1908); «Успехи современной биологии» (с 1932); «Физиологический журнал СССР им. И. М. Сеченова» (с 1917); «Физиология растений» (с 1954); «Цитология» (с 1959); «Цитология и генетика» (К., с 1967); «Экология» (Свердловск, с 1970); «Успехи физиологических наук» (с 1970); «Реферативный журнал. Биология» (с 1954) и «Реферативный журнал. Биологическая химия» (с 1955).

См. также: Анатомия растений, Биогеохимия, Биология, Биофизика, Биохимия, Вирусология, Генетика, Гистология, Зоология, Микробиология, Молекулярная биология, Морфология растений, Палеоботаника, Палеонтология, Радиобиология, Сравнительная анатомия животных, Физиология, Физиология растений, Цитология, Эмбриология, Эмбриология растений, Биологические журналы.

Я. М. Старобогатов, С. В. Емельянов, Л. Я. Бляхер (зоология), В. Н. Черниговский (физиология животных и человека), Д. В. Лебедев (ботаника), А. Л. Кирсанов (физиология растений), А, А. Имшенецкий (микробиология), В. Л. Рыжков (вирусология), Л. П. Татаринов (палеонтология), В. В. Ковальский (биогеохимия), А. С. Антонов (биохимия), Г. П. Георгиев (молекулярная биология), А. М. Кузин (биофизика, радиобиология), А. С. Трошин (цитология).

Почвоведение

Совр. генетич. почвоведение было создано в России в последней четверти 19 в. трудами В. В. Докучаева, впервые показавшего, что почву следует рассматривать как особое природное тело, обладающее рядом свойств, присущих живой и неживой природе. Докучаев установил факторы почвообразования, определил связь почв с др. компонентами ландшафта; ввёл понятие о почвенном профиле; разработал сравнительно-географич. метод исследования, заложив тем самым основы географии почв. Докучаев много занимался и прикладными аспектами почвоведения - оценкой земельных ресурсов, созданием системы мероприятий для преодоления засухи и почвенной эрозии.

В кон. 19 -нач. 20 вв. П. А. Костычев, В. Р. Вильяме и Г. А. Дояренко успешно развивали агрономич. отрасли почвоведения - исследовали взаимоотношения почвы и растительности, почвенное плодородие; К. К. Гедройц начал изучать обменные свойства почвы, заложив тем самым основу коллоидной химии почв; А. А. Измаильский, Г. Н. Высоцкий, В. Г. Ротмистров - водный и тепловой режим. В 1900 вышел в свет написанный Н. М. Сибирцевым первый учебник почвоведения. В этот же период проводились обширные исследования почв России. Науч. центрами почвоведения в России были Почвенная комиссия Вольного экономич. об-ва (организована в 1888) и Докучаевский почвенный к-т (1912).

После Окт. революции 1917 почвоведение стало быстро развиваться. В 1918 при АН СССР был создан Почвенный отдел в составе Комиссии по изучению естеств. производит, сил, преобразованный в 1927 (по предложению В. И. Вернадского) в Почвенный ин-т им. В. В. Докучаева (Москва), возглавивший почвенные исследования в стране. В организации и определении программы деятельности ин-та участвовали Ф. Ю. Левинсон-Лессинг,Б. А. Келлер, А. Е. Ферсман, Д. Н. Прянишников, его руководители К. Д. Глинка и Гедройц. В 1919 в Ташкенте начал работать Среднеазиат. ин-т почвоведения и геоботаники при Среднеазиат. ун-те (первый директор Н. А. Димо). В дальнейшем были организованы респ. почвенные ин-ты: Грузинский н.-и. ин-т почвоведения, агрохимии и мелиорации (1946, Тбилиси), Молдавский н.-и. ин-т почвоведения и агрохимии (1953, Кишинёв), Укр. НИИ почвоведения и агрохимии (1956, Харьков), Белорус. НИИ почвоведения и агрохимии (1958, Минск), Туркм. НИИ почвоведения (1972, под Ашхабадом) и др., а также Всесоюзный НИИ удобрений и агропочвоведения (1931, Москва), Всесоюзный НИИ защиты почв от эрозии (1970, Курск), Ин-т агрохимии и почвоведения АН СССР (1970, Моск. обл.). Созданы кафедры почвоведения в ун-тах и с.-х. институтах, почвенный факультет МГУ (1974).

Молодому социалистич. гос-ву необходимо было иметь науч. основу использования земли, поднять эффективность земледелия, создать базу для возделывания ряда технич. и новых продовольств. культур. По заданию Госплана была подготовлена сводка материалов о почвах Европ. части СССР и разработано почвенное районирование этой территории (Л. И. Прасолов, 1922). В связи с проектированием Волховской ГЭС исследованы (1920-26) почвы басе. р. Волхов (Прасолов, Н. Н. Соколов) и дан прогноз их изменения под влиянием плотины, что заложило основу методики проектно-прогнозных почвенных исследований. В 20-х гг. изучались почвы Казахстана и Ср. Азии (Димо, Е. Н. Иванова, А. Н. Розанов, И. П. Герасимов), Сибири и Д. Востока (К. П. Горшенин, Н. В. Орловский, Ю. А. Ливеровский), р-нов влажных субтропиков (С. А. Захаров, М. Н. Сабашвили), осн. почвы земледельч. зоны - чернозёмы (Прасолов, А. М. Панков, С. И. Тюремнов), серые лесные (Тюрин, А. А. Завалишин), каштановые (Прасолов, Н. И. Усов), подзолистые (А. А. Красюк, А. А. Роде, Н. Л. Благовидов) и засоленные почвы (Димо, Д. Г. Виленский, В. А. Ковда).

В кон. 20-х - нач. 30-х гг. в связи с коренной перестройкой с. х-ва - организацией колхозов и совхозов начали проводиться крупномасштабные почвенные исследования и картирование почв этих х-в, а также р-нов предполагаемых мелиорации (Заволжье, Ср. Азия, Закавказье), завершённые к сер. 70-х гг. На основе изучения засоленных и заболоч. почв возникло и стало развиваться мелиоративное почвоведение. Практич. задачи обусловили развитие учения об эрозии почв и борьбе с ней (Панков, А. С. Козменко, Н. И. Сус, С. С. Соболев). Накопленные материалы послужили основой для новых теоретич. обобщений - выделения почвенных фаций и провинций (Прасолов, Герасимов), обособления различных типов зональности почв (Я. Н. Афанасьев). Под рук. Прасолова подсчитаны мировые площади разных типов почв, впервые проведён анализ почвенных ресурсов крупнейших стран и их использования. Виленский (1927) разработал представление об аналогичных рядах в почвообразовании, установив зависимость характера почв от степени влажности климата в различных термических поясах. Трудами Б. Б. Полынова (1934) и его учеников было развито представление о коре выветривания, значении процессов выветривания в почвообразовании, минералогич. составе почв. Начаты исследования минерального состава тонких фракций почв (И. Н. Антипов-Каратаев). В нач. 30-х гг. Гедройц создал учение о поглотительной способности почв, разъяснил с хим. точки зрения процессы эволюции засоленных почв от солончаков к солонцам и солодям. Исследования А. Н. Соколовского и А. Ф. Тюлина, выделивших почвенные коллоиды двух групп в зависимости от их активности, существенно развили мн. аспекты почвоведения, в т. ч. коллоидную химию почв. Трудами И. В. Тюрина, А. А. Шмука и В. В. Тищенко была установлена (1930-38) специфичность состава почвенного органич. вещества и его роль в формировании и жизни почвы. Изучались физ. свойства компонентов почв и отдельных горизонтов почвенного профиля, зависимость физ. свойств от особенностей процесса почвообразования (А. Ф. Лебедев, Н. А. Качинский). Вильяме продолжал развивать агрономич. разделы почвоведения, связывающие его с земледелием (1931-35). Началось изучение изменений почв, обусловленных деятельностью человека (В. А. Францессон, Н. П. Карпинский, Благовидов, М. А. Орлов).

В сер. 40-х - сер. 60-х гг. расширились работы по классификации и картографии почв; разработаны принципы крупномасштабной картографии почв и агрономизации почвенных карт. Почвоведы участвовали в освоении новых земель, мелиорации малоплодородных почв, совершенствовали технологию возделывания с.-х. культур. Продолжены исследования органич. вещества как главнейшей субстанции почвы: уточнены состав и строение образующих его молекул, выявлены механизмы связи между органич. и минеральными компонентами. Установлены географич. закономерности состава органич. вещества и ряд почв, процессов, обусловленных его воздействием (Тюрин М. М. Кононова, Л. Н. Александрова). Разработан метод сопряжённого исследования почв, вод, горных пород и растительности (Полынов) и на его основе изучены закономерности обмена веществ и энергии между почвами и организмами (Н. П. Ремезов, Н. И, Баэилевич), разъяснившие мн. стороны формирования и режима почв и укрепившие теоретич. базу применения удобрений. В этот период как самостоят, отрасли сложились почвенная микробиология (Н. А. Красильников, Е. Н. Мишустин) и почвенная зоология (М. С. Гиляров). Разработаны новые методы микробиологич. исследований, позволяющие выявлять активность различных групп микроорганизмов непосредственно в почве. Развивалась физикохимия и химия почв - учение об обменных реакциях, почвенной кислотности (Антипов-Каратаев, Н. И. Горбунов, Ю. А. Поляков). Разработана классификация водных режимов почв (Роде, И. С. Васильев, А. Ф. Большаков); изучены закономерности движения воды в почве, её доступность растениям (Роде, С. И. Долгов, С. Н. Рыжов). Исследовались физ. основы теплового режима почв, создана классификация его типов (А. Ф. Чудновский). Развивались представления о физико-механич. свойствах почв (П. В. Вершинин, П. У. Бахтин), совершенствовались методы изучения минералогии тонких почвенных фракций и накоплен обширный материал, позволивший выявить ряд закономерностей формирования глинных минералов, их географии (Горбунов, Н. Г. Зырин). В области мелиоративного почвоведения изучались изменения засоленных и торфяных почв под воздействием мелиоративных мероприятий - промывки, осушения и т. п. (Ковда, Рыжов, В. В. Егоров). В значит, степени были решены вопросы теории и практики мелиорации солонцовых почв в неорошаемых условиях (Антипов-Каратаев, А. М. Можейко, К. П. Пак и др.). Исследовался генезис и разрабатывались пути мелиорации пойменных почв (И. И. Плюснин, В. И. Шраг, Г. В. Добровольский).

С сер. 60-х до сер. 70-х гг. в почвоведении были созданы новые направления. Наметилось ещё более тесное его смыкание с агрохимией, что во многом обогатило обе науки, создало географич. основу для рационального применения удобрений и др. средств химизации с. х-ва. Одним из итогов совместных усилий почвоведов и агрохимиков явилось создание уникальной 16-томной монографии «Агрохимическая характеристика почв СССР» (под ред. А. В. Соколова, 1962-76). Выполнены фундаментальные почвенно-агрохимич. исследования баланса осн. зольных элементов питания растений и азота в земледелии; наметились новые контакты между почвоведением, агрохимией и физиологией растений (Соколов, А. В. Петербургский, В. В. Церлинг, Н. С. Авдонин). Выявлена необходимость улучшения агрофизич. свойств почв, что способствует дальнейшему значительному росту урожайности большинства с.-х. культур и сокращению обработок пахотного слоя. Решение этой задачи особенно важно для Нечернозёмной зоны, где почвы нуждаются в окультуривании для устранения их неблагоприятных природных качеств.

Благодаря работам в области мелиоративного почвоведения существенно усовершенствованы системы почвенно-мелиоративных прогнозов для различных зон и групп почв. Для этого потребовались исследования мелиоративной значимости геолого-геоморфологич. устройства местности, состояния и динамики природных вод, истории ландшафта, законов геохимич. реакций, а также знание всех свойств почв, в т. ч. «дремлющих» (Ковда, Егоров, В. М. Боровский, Н. Г. Минашина). Достигнуты важные результаты в классификации и диагностике почв, пополнилось число монографий о почв, типах. Уточнены почв, ресурсы страны, перспектива расширения пашни. Разработана система бонитировки почв и подготовлены материалы для земельного кадастра СССР (С. С. Соболев, С. А. Шувалов, Н. Н. Розов, Ф. Я. Гаврилюк). Исследованы почвы сев. р-нов СССР, выявлены перспективы их освоения. Проведено изучение энергетики почвообразования (В. Р. Волобуев, С. А. Алиев и др.). Значительным достижением сов. почвоведения явилось создание генеральной схемы природно-сельскохозяйств. районирования земельного фонда СССР (Розов, А. И. Шашко, В. П. Сотников, Добровольский, 1975), на основе к-рой возможно совершенствование зональных систем земледелия, лучшее распределение минеральных удобрений, планирование оросит, и осушит, мелиорации.

Задачи почвоведения непрерывно усложняются. Исключительное разнообразие природных условий и почв СССР обусловливает необходимость дальнейших терр. почвенных исследований. Ведётся изыскание новых, более совершенных методов изучения и изображения на картах почвенного покрова. В этих целях с 1971 начато использование аэрокосмич. материалов. Разрабатываются методы дистанц. определения качества почв с различных высот (Ливеровский, Ю. С. Толчельников и др.). В связи с серьёзной опасностью уменьшения производительной и сан. роли почв уже в ближайшем времени возникнет проблема их защиты от загрязнения, снижающего почвенное плодородие и приводящего к накоплению в возделываемых растениях вредных веществ. Решение её (запрещение пестицидов, оказывающих вредное действие на почву, более широкое использование биологич. методов борьбы с болезнями и вредителями с.-х. растений и т. п.) позволит сохранить почвенный покров (важнейший компонент биосферы) для будущих поколений.

Сов. почвоведение и его прикладные отрасли стали производительной силой нар. х-ва. В развитии экспериментальных разделов почвоведения используются достижения смежных наук, в особенности общей химии, физикохимии, геохимии, геологии и геоморфологии, а также мн. биологич. дисциплин. В свою очередь почвоведение внесло и вносит значит, вклад в развитие наук о Земле и биологич. наук. Через почвоведение мн. др. науки связаны с с.-х. науками. Сов. почвоведы проводят почв, исследования за рубежом, изучают почвенные ресурсы, разрабатывают пути их использования и улучшения. В СССР опубликованы монографии о почвах зарубежных стран (Герасимов, С. В. Зонн, М. А. Глазовская, В. М. Фридланд и др.). Признанием успехов сов. почвоведения явилось проведение в СССР в 1974 Междунар. юбилейного конгресса почвоведов (в связи с 50-летием Междунар. об-ва почвоведов).

Издаётся журн. «Почвоведение» (с 1899). Статьи по почвоведению печатаются также в журн. «Вестник МГУ», «Вестник ЛГУ», «Известия АН СССР. Серия биологии и географии», мн. с.-х. журналах.

О географии почв см. в разделе Физико-географические науки. См. Почва, Почвоведение. В. В. Егоров, В. М. Фридланд.

Сельскохозяйственные науки

Начало рус. с.-х. науки положено М. В. Ломоносовым, по инициативе к-рого при Петерб. АН в 1765 был организован Класс земледельчества и создано Вольное экономич. об-во, сыгравшие большую роль в становлении рус. агрономии. Опытные работы в с. х-ве начаты в земледельч. училище, основанном (1790) М. Г. Ливановым в с. Богоявленском близ г. Николаева. Первое опытное поле заложено (1840) при Горы-Горецкой земледельч. школе (ныне Белорусская с.-х. академия). Руководство по введению севооборотов в России предложил А. Т. Болотов (1771); он же - один из первых исследователей по семеноводству и семеноведению. И. М. Комов первым из рус. учёных обосновал плодосменную систему земледелия (1788). В трудах М. Г. Павлова (1-я пол. 19 в.) было показано значение почвенных процессов в питании растений, эффективность применения удобрений и перехода от зернового трёхполья к интенсивной плодосменной системе. А. В. Советовым дана классификация систем земледелия (1867), показана зависимость форм земледелия от общественно-экономич. условий.

Учение о почве как о самостоятельном природном теле, развивающемся во взаимодействии с окружающей средой, т. е. генетич. почвоведение, было создано в последней четверти 19 в. В. В. Докучаевым и продолжено его учениками и последователями В. Р. Вильямсом, К. Д. Глинкой, П. А. Костычевым, Н. М. Сибирцевым и др.

Зарождение отечеств, агрохимии связано с именем Д. И. Менделеева, проводившего опыты с удобрениями и пропагандировавшего использование минеральных и органич. удобрений (60-70-е гг. 19 в.). Над эффективностью минеральных и органич. удобрений работал А. Н. Энгельгардт (70-80-е гг.). Д. Н. Прянишников изучал процессы усвоения растениями аммиачного азота, что дало начало пром. произ-ву аммиачных удобрений, и сформулировал теорию азотного питания растений; он участвовал в исследовании запасов фосфоритов, необходимых для произ-ва фосфорных удобрений. Значит, вклад в науку о физиологии растений и теорию их питания внёс К. А. Тимирязев; он провёл классич. исследования фотосинтеза.

Начало развитию науч. селекции положил Д. Л. Рудзинский, организовавший в 1903 при Моск. с.-х. ин-те (ныне Моск. с.-х. академия им. К. А. Тимирязева) селекц. станцию, на к-рой были выведены первые в России селекционные сорта зерновых культур, льна и картофеля.

Основатель мелиоративной науки В. В. Докучаев исследовал в 1891 - 1900 степи Европ. части России. Руководимая им экспедиция разработала систему мероприятий, направленную на поднятие земледелия, в частности на изменение водного режима в засушливых р-нах. В нач. 20 в. проводились исследования по орошаемому земледелию, гидротехнике, изучались возможности окультуривания болот (А. Н. Костяков, В. В. Подарев и др.); были созданы гидромодульная и гидрометрич. организации, к-рые занимались учётом водных ресурсов, разрабатывали нормы и способы их использования.

Учение о лесе, основы к-рого были заложены в 18 в. А. Т. Болотовым, С. П. Крашенинниковым, А. А. Нартовым, В. Н. Татищевым, в 19 -нач. 20 вв. развивалось Д. М. Кравчинским, А. Ф. Рудзским, М. К. Турским, Г. Ф. Морозовым и др.

Всемирное признание получили труды учёных-ветеринаров: Я. К. Кайданова - основоположника вет. образования в России, Л. Боянуса - вет. анатома (1-я пол. 19 в.), Л. С. Ценковского - создателя вакцины против сибирской язвы (1883), М. А. Новинского - родоначальника экспериментальной онкологии (80-е гг. 19 в.). Во 2-й пол. 19 - нач. 20 вв. появились крупные работы рус. зоотехников: Н. П. Чирвинского-по кормлению с.-х. животных, закономерностям их роста и развития, М. И. Придорогина - об экстерьере, П. Н. Кулешова - по кормлению и породному улучшению с.-х. животных.

Основоположником с.-х. (земледельческой) механики был В. П. Горячкин (кон. 19 - нач. 20 вв.), разработавший теоретич. расчёты построения с.-х. машин и орудий, методы экспериментальных исследований и испытаний машин.

В 1913 исследования по с. х-ву вели 44 опытные станции и 78 опытных полей, расположенные гл. обр. в центр, земледельч. р-нах Европ. части, а также кафедры нек-рых высших уч. заведений (Петровской с.-х. академии, Новоалександровского с.-х. ин-та и др.). Изучались в основном агротехнич. приёмы возделывания полевых культур и использования удобрений.

После Окт. революции 1917 создались условия для быстрого развития с.-х. наук. В соответствии с декретами, подписанными В. И. Лениным, «Декрет о племенном животноводстве» (13 июля 1918) и «О семеноводстве» (13 июня 1921) стали развёртываться науч. исследования и планомерная работа по агрономии и животноводству. Ведущие опытные станции (Воронежская, Московская, Шатиловская, Энгельгардтовская и др.) вели работу по селекции и семеноводству применительно к зонам. В Нар. комиссариате земледелия был организован Опытный отдел (1919); проведены съезды опытников (1918, 1919 и 1921). В 1922 в Москве создан Гос. (центральный) н.-и. ин-т опытной агрономии; в 1924 в Ленинграде - Всесоюзный ин-т прикладной ботаники и новых культур (с 1930 - Всесоюзный н.-и. ин-т растениеводства, ВИР). В 1929 учреждена Всесоюзная академия с.-х. наук им. В. И. Ленина (ВАСХНИЛ), ставшая науч. и методич. центром с.-х. наук. В 1929-32 в различных зонах создано более 100 н.-и. учреждений. К нач. 1975 имелось ок. 900 н.-и. учреждений по с. х-ву, в т. ч. 310 н.-и. ин-тов с 63 филиалами и отделениями; научные исследования проводят также в уч. с.-х. ин-тах.

Развитию с.-х. наук способствовала организация крупных социалистич. предприятий - колхозов и совхозов, ставших фундаментальной производств, базой для науч. исследований и внедрения достижений науки в произ-во.

В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему повышению эффективности сельскохозяйственной науки и укреплению её связи с производством» (26 авг. 1976) намечены конкретные пути повышения роли науки в решении основной задачи с. х-ва - обеспечении дальнейшего роста и большей устойчивости произ-ва зерна и др. продукции, создании зон гарантированного урожая, всемерного повышения эффективности земледелия и животноводства, качества с.-х. продукции.

Агрономия. В 20-х гг. было продолжено изучение мирового видового, сортового и экологич. разнообразия культурных растений, начатое в кон. 19 в. Э. Ре-гелем. Были выявлены мн. ранее неизвестные виды растений. Н. И. Вавилов сформулировал закон гомологич. рядов в наследств, изменчивости организмов (1920), указывающий пути поисков новых исходных форм для селекции. Большой вклад в познание законов управления наследственностью растений внёс И. В. Мичурин. Творчески развивая классич. исследования выдающихся деятелей отечеств, агрономич. науки, сов. учёные провели работу, направленную на улучшение использования земли и повышение плодородия почв. Произ-ву даны ценные рекомендации по обработке почвы и технологии возделывания с.-х. культур; борьбе с сорняками, вредителями и болезнями растений, эрозией почв; применению полезащитного лесоразведения; орошению и осушению и др.

Предложены произ-ву схемы севооборотов для различных зон с учётом местных условий, специализации и концентрации произ-ва. Всесоюзным н.-и. ин-том зернового х-ва разработана почвозащитная система земледелия, включающая плоскорезную обработку почвы с оставлением стерни на поверхности (А. И. Бара-ев и др.). Эта система, предотвращающая ветровую эрозию и способствующая повышению урожайности зерновых культур, применяется в основном в степных р-нах Казахстана, Зап. Сибири и др. (на площади св. 29 млн. га, 1975). Новые приёмы обработки почвы (безотвальную) для р-нов Урала разработал Т. С. Мальцев (1951). Теоретически обоснованы вопросы полезащитного лесоразведения (Всесоюзный н.-и. ин-т агролесомелиорации): для большинства юж. засушливых зон рекомендованы системы и технология выращивания полезащитных лесных насаждений, внедрение к-рых в сочетании с агротехнич. мероприятиями значительно увеличивает урожаи.

Исследованиями по агрохимии (1945-75) определена эффективность удобрений в основных земледельч. зонах. Разработаны приёмы внесения и определены р-ны эффективного применения новых форм минеральных удобрений; установлены оптимальные соотношения азота, фосфора и калия в комбиниров. удобрениях под осн. культуры по зонам страны; предложены приёмы эффективного использования микроудобрений (П. А. Власюк, М. В. Каталымов, Я. В. Пейве). Н.-и. ин-тами разработан прогноз (до 1990) потребности с. х-ва в минеральных удобрениях, в т. ч. в известковых. Подготовлены (под руководством Всесоюзного н.-и. ин-та удобрений и агропочвоведения) рекомендации по применению удобрений для 22 зон страны. Проведены агрохимич. обследования почв на всей терр. СССР и составлены агрохимич. картограммы, позволяющие более эффективно использовать удобрения. Для совершенствования агрохимич. обслуживания, методич. руководства и контроля за деятельностью агрохимич. службы создан (1969) Центр, ин-т агрохимич. обслуживания с филиалами в осн. природных зонах. Рекомендована система рационального использования органич. удобрений (Всесоюзный н.-и. ин-т удобрений и агропочвоведения). Применён (с 40-х гг.) изотопный метод исследований (И. И. Гунар, В. М. Клечковский, В. В. Рачинский, П. М. Смирнов и др.), позволяющий обнаружить ритмичные явления в процессах поглощения, передвижения растениями питательных веществ. Изучены и рекомендованы производству новые приёмы внесения удобрений, прежде всего подкормок, при возделывании сах. свёклы, картофеля, овощных и др. культур (Н. С. Авдонин и др.).

Во Всесоюзном н.-и. ин-те с.-х. микробиологии изучены почвенно-микробиоло-гич. основы рационального применения удобрений. Определены почвенно-климатич. р-ны эффективного применения торфяного нитрагина-ризотрофина для быстрорастущих клубеньковых бактерий и разработана новая технология его произ-ва и применения (1965-75). Созданы микробные препараты: закваска - для силосования кормов, бактероденцид- для борьбы с грызунами, битоксибациллин - с колорадским жуком и совками; пектолитин - для ускорения тепловой мочки льна; вертокс-для селекции хлопчатника на вилтоустойчивость и др.

Важное значение для развития с.-х. науки имеют работы по агрофизик е, основоположником к-рой, как совр. науч. направления в агрономии, является А. Ф. Иоффе. Изучаются (сер. 70-х гг.) новые физич. приёмы улучшения условий выращивания растений, способы прогноза изменений в среде их обитания; методы математич. модулирования и получения программированных урожаев (Агрофизич. н.-и. ин-т). Разработаны: методы получения в искусств, условиях (в веге-тац. камерах при оптим. темп-ре, влажности и освещении) высоких урожаев овощных и зерновых культур в короткие сроки - 4-6 урожаев в год (Б. С. Машков и др.); методы применения полимерных материалов в растениеводстве (И. Б. Ревут и др.). Создаются приборы, позволяющие изучать процессы, происходящие в почве и растениях.

Большие успехи достигнуты в селекции. Крупнейшее науч. учреждение, изучающее вопросы растениеводства, селекции и генетики с.-х. растений,- Всесоюзный н.-и. ин-т растениеводства (ВИР), организатором к-рого был Н. И. Вавилов. Разработанные им теоретич. основы селекции и собранная ин-том коллекция растений (св. 250 тыс. образцов из всех стран) дали возможность создавать новые высокопродуктивные сорта с.-х. культур. Ежегодно ин-т рассылает селекционно-опытным учреждениям св. 100 тыс. образцов семян. Используя коллекции ВИР в практич. селекции, н.-и. учреждения (Мироновский н.-и. ин-т селекции и семеноводства пшеницы, Краснодарский н.-и. ин-т с. х-ва, Всесоюзный селекционно-генетич. ин-т и др.) создали ок. 100 сортов озимой и яровой пшеницы, занимающих ок. 30 млн. га (1975).

В 1970-75 под руководством учёных-селекционеров (Ф. Г. Кириченко, П. В. Кучумов, П. П. Лукьяненко, В. Н. Мамонтова, В. Н. Ремесло и др.) созданы новые высокопродуктивные сорта пшеницы. Районированы сорта озимой пшеницы интенсивного типа: Ильичёвка, Кавказ, Мироновская юбилейная, Одесская 51 и др. (урожай до 70- 80 ц с 1 га); внедрены сорта, отличающиеся повышенной зимостойкостью и засухоустойчивостью. Посевная площадь под новыми сортами озимой пшеницы (1975) 6,2 млн. га, что составляет ок. 32% общих сортовых посевов этой культуры. Выведены новые сорта яровой пшеницы - Пиротрикс 28, Саратовская 42 и др. Высокую оценку получили новые сорта диплоидной и тетраплоидной озимой ржи, в т. ч. Саратовская 4, Немчиновская 50, Харьковская 60, Чишминская 3 (урожай до 50-55 ц с 1 га). Большой науч. и практич. интерес представляет новая зерновая культура - тритикале, полученная скрещиванием ржи с пшеницей (В. С. Писарев, А. Ф. Шулындин). По зимостойкости она приближается ко ржи, белка содержит на 1-3% больше, чем пшеница, обладает комплексным иммунитетом к болезням (урожай зерна - до 75 ц с 1 га, зелёной массы кормовых сортов до 500 ц с 1 га). Выведены новые сорта ячменя, овса, устойчивые к полеганию и болезням, а также сорта зернобобовых и крупяных культур.